пользователей: 30398
предметов: 12406
вопросов: 234839
Конспект-online
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

статьи для чтения:
» читать
Книги:
» "Политология" Сазонов Н.И.
» апгрейд обезьяны (для чтения)
8 семестр (госы):
» Теория политики
» Сравнительная политология
8 семестр (экзамены):
» Национальная безопасность
» Полит. менеджмент
» Охрана труда
» Государственное управление
» удали
» Європа міграція
8 семестр (зачёты):
» Теория партий и партийных систем
» Постмодерная политика
» Политическое лидерство
7 семестр:
» Кратология
» Терроризм и политика

ТИПОЛОГИЯ АФРО-АЗИАТСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕЖИМОВ

Основные подходы. Существуют различные варианты типологии политических режимов в развивающихся странах. Одной из наиболее авторитетных является типология Э. Шилза, который между двумя крайними полюсами - демократией и тоталитаризмом - попытался

выделить промежуточные формы, характерные для стран "третьего мира". К их числу он отнес "опекаемую демократию", характеризующуюся гипертрофией исполнительной власти, и "модернизирующуюся олигархию", которой свойственно доминирующее положение военных или гражданских бюрократических группировок, безразличных к демократизации. Учитывая еще один, ныне быстро исчезающий тип - "традиционную олигархию", - мы получаем пять основных вариантов политических режимов:

  • политическая демократия - это система с относительно автономным парламентом, исполнительной властью, судами, дифференцированными и автономными заинтересованными группами и средствами коммуникаций;
  • опекаемая демократия - ее основной целью является демократизация системы, однако власть еще концентрируется в руках бюрократического государства;
  • модернизирующая олигархия - демократические институты отсутствуют или формальны, власть принадлежит военным и гражданским бюрократическим "кликам", однако целью остается модернизация экономики;
  • тоталитарные олигархии - это системы с высокой степенью концентрации власти в руках правящей элиты, отсутствием автономных заинтересованных групп, тотальными формами социальной мобилизации;
  • традиционные олигархии - династические или семейные режимы, которые негативно относятся к любым изменениям и стремятся к сохранению существующего порядка вещей.

Типология Э. Шилза может быть развернута далее и усовершенствована с помощью введения дополнительных координатных осей, которые позволяют охарактеризовать разные подтипы и модификации основных указанных форм. Например, по мысли Д. Колемана, в развивающихся странах можно выделить состязательные, полусостязательные и несостязателъные типы политических режимов. Соединение этой классификации с типологией Э. Шилза позволяет очень убедительно показать всю необычность афро-азиатских политических форм, рождающих такие неожиданные сочетания, как несостязательные опекаемые демократии и полусостязательные модернизирующиеся олигархии (в то время как в других регионах полусостязательны обычно первые, а несостязательны - вторые).

Попытки осмыслить эту "перевернутость" политических режимов постколониальных обществ рождает более сложные типологии, которые используют более двух классификационных переменных. Так, например, С. Файнер предлагает проводить различия режимов по трем осям координат, определяющим степень "участия/неучастия", "принуждения/убеждения", "порядка/ представительности". Каждое измерение дает возможность С. Файнеру построить ряд возможных комбинаций, идущих от абсолютного подчинения индивида - к активному контролю со стороны граждан; от физического принуждения - к воздействию на чувство или разум; от абсолютного господства большинства - к взимоограничению различных ветвей власти, гарантирующей меньшинству определенную автономию. Проводя классификацию по основной оси "принуждение/убеждение", С. Файнер различает пять типов режимов. Помимо либеральных демократий и тоталитарных систем, он дополнительно выделяет военные режимы, "показные демократии" (демократии с фасада - facade democracies), где олигархия обладает всей полнотой власти, и квазидемократии (quasi-democracies), построенные на привлечении масс путем воздействия на их чувства.

Используя разработки Э. Шилза и С. Файнера, а также дополнительно учитывая степень конкурентности и форму институциализации политической сферы, тип партийной системы, роль военных кругов, можно выделить пять основных форм афро-азиатских политических режимов:

  1. политические демократии с доминантно-партийными системами состязательного типа;
  2. "опекаемые демократии" с доминантно-партийными системами полусостязательного типа;
  3. "контролируемые демократии" со значительной ролью военно-бюрократических кругов и государственно-партийными системами полусостязательного типа;
  4. "направляемые демократии" с несостязательной однопартийной системой, часто с режимом личной власти и традициями преимущественно гражданской формы правления;
  5. стратократии (от греч. stratos - армия, войско) - полуконституционные военные режимы несостязательного типа с беспартийной или однопартийной системой.

Наибольшее распространение, особенно в Тропической Африке, получила система "направляемой демократии", к которой в 60-80-е годы относились почти все государства этого региона, а также, в отдельные периоды своего развития, некоторые азиатские государства.Для такого типа режимов характерны: а) однопартийная система; б) отсутствие состязательности в политическом процессе; в) режим личной власти главы государства, который объявляется, иногда и в конституционном порядке, "вождем" или "отцом" нации (при этом отсутствует принцип разделения властей, вместо которого господствует та или иная система президенциализма). Исполнительная, а нередко и законодательная власть концентрируется в руках президента при фактическом лишении парламента (если он существует) прерогатив контроля за государственной политикой. Президент, высшее должностное лицо и верховный представитель государства, является одновременно лидером правящей (единственной) партии, а также занимает пост главы правительства (если даже есть отдельный пост вспомогательного административного премьер-министра). Конституционный механизм всеобщих прямых выборов главы государства, находящийся под контролем партийно-государственных органов, декорирует, по сути, некий современный вариант традиционной выборной монархии (где есть выборы, но нет выбора). Используя этот механизм, многие лидеры африканских однопартийных режимов в течение нескольких сроков подряд избирались на высший пост главы государства, пребывая у власти десятилетия (А. Ахиджо - в Камеруне, Ф. Уфуе-Буаньи - в Кот д'Ивуаре, Л. Сенгор - в Сенегале, Д. Ньерере - в Танзании, К. Каунда - в Замбии, Дж. Кениата - в Кении, О. Бонго - в Габоне, А.Секу Туре - в Гвинее, X. Банда - в Малави, X. Бургиба - в Тунисе, А. М. Перейра - в Кабо Верде). На каждых выборах они неизменно набирали 99% голосов. Более того, в такого рода режимах практически везде кандидатура президента выдвигается центральными органами правящей партии и обычно не имеет соперников, поэтому в ряде стран президент становится избранным без голосования (как единственный кандидат), а некоторые даже объявляли себя "пожизненными президентами" (как X. Банда в Малави и М. Нгема в Экваториальной Гвинее). Используя термин Ф. Риггса, многие государства данного типа вполне могут быть охарактеризованы как "клептократии" (правления воров), где вожди накопили обширные личные состояния, экспортировав свои богатства в сейфы-укрытия за рубежом (Заир при С. Мобугу, Филиппины при Ф. Маркосе).

Вплоть до недавнего времени меньшее распространение имела "опекаемая демократия", допускающая ограниченную политическую конкуренцию в рамках многопартийной системы, однако при сохранении доминации правящей партии и отсутствии у оппозиции каких-либо шансов не только завоевать власть путем выборов, но и сколько-нибудь серьезно скорректировать деятельность правительства (Сенегал и Египет после 1976 г., некоторые африканские и арабские государства). Механизм полусостязательных многопартийных выборов: а) создает видимость противовеса власти он хотя и осложняет положение правящих кругов, тем не менее служит своего рода предохранительным клапаном для легального "выпуска пара" и осторожной коррекции общего курса; б) обеспечивает предсказуемость результатов с точки зрения сохранения ключевых позиций в парламенте за правящими группами; в) вводит более гибкую формулу легитимации власти ГБК. Данные обстоятельства позволяют некоторым политологам характеризовать "опекаемую демократию" в качестве квазимногопартийной системы, при которой монополией'на власть продолжает обладать одна, правящая политическая партия ГБК.

Достаточно распространенной формой политического режима в Азии и Африке является "стратократия" правление вооруженных сил как таковых, "узаконивающих" неконституционным путем свою власть и провозглашающих себя высшим органом государственной власти. Существует два основных варианта стратократического режима: власть военного командования (верхушки) и власть группы офицеров, поднявших на переворот часть вооруженных сил. В первом случае речь идет, по существу, о военной операции в сфере внутренней политики: армейское командование ведет законно подчиненные ему силы на штурм объекта, каковым является собственное правительство. Во втором случае фракция военнослужащих выступает против собственного командования и правительства, а, захватив власть, конституирует себя и как орган государственной власти (путем создания "совета революционного командования" или другого аналогичного органа), и как новое командование вооруженных сил страны.

Утверждение военных в сфере политического руководства обычно сопровождается:

  1. ликвидацией конституционных основ политической системы (отменой или приостановлением действия конституции);
  2. военно-бюрократической централизацией политической организации общества, в структуре которого нет какихлибо выборных государственных органов как в центре, так и на местах (парламент распускается, а законодательная власть концентрируется в руках высшего военного совета, состоящего в основном из старших офицеров);
  3. запрещением всякой политической деятельности (включающей роспуск или приостановку деятельности политических партий, общественных организаций и т.д.);
  4. ликвидацией или ограничением конституционных прав и свобод граждан, широким применением насильственных методов управления (введение чрезвычайного или осадного положения, особых судов и т.д.).

Стратократия, как отмечает Г. Мирский, - феномен столь же распространенный в "третьем мире", сколь и недолговечный. Установление монополии на власть военной фракции ГБК означает прямое подавление или отстранение всех других фракций. Нестабильность стратократического режима объясняется необходимостью решить проблему легитимации, легально-конституционного "узаконивания" власти. По мнению С. Файнера, военный режим в чистом виде не в состоянии решить три проблемы: 1) обеспечить себе достаточную поддержку в обществе и выйти из изоляции; 2) институциализироваться; 3) разрешить вопрос о процедуре "наследования", передачи власти от одного главы режима к другому. Даже если военные и не помышляют отказаться от власти по существу, они сталкиваются с необходимостью создания какого-то конституционного фасада, так называемой "вторичной легитимации". Режим просто "переименовывает" себя, называя лидера военной клики "гражданским президентом", либо сажает в кресло главы государства подставную фигуру из числа гражданских политиков.1 Это может сопровож Как конституционный курьез может рассматриваться превращение лидера военного переворота в Центральноафриканской Республике (в 1966 г.) полковника Ж. Б. Бокассы сначала в "пожизненного предаться референдумом или даже выборами главы государства (без реальной возможности выбора, поскольку никто, кроме кандидата, намеченного военными, не может претендовать на избрание). Одновременно, как правило, учреждается соответствующая правящая политическая партия (или объединение типа фронта), от имени и с помощью которых армейская группировка "конституционно" осуществляет свою власть.

Входе такой институциализации полуконституционные, чисто военные стратократические режимы часто трансформируются в военно-бюрократические "контролируемые демократии", для которых характерно совместное участие военных и бюрократических элит в осуществлении государственной власти. К их числу можно отнести множество азиатских и африканских государств самой разной ориентации: Индонезию, Таиланд, Турцию, Алжир, Сирию, Нигерию, Южную Корею, некоторые другие страны. С точки зрения организационной формы эти режимы мало отличаются от гражданского политического режима: имеется конституция, разрешена деятельность политических партий, проводятся выборы главы государства и парламента. В то же время армия, даже передав власть гражданским силам или учрежденной ею партии, явно или скрыто контролирует ход политического процесса в стране. Такая двойная функция армии - собственно оборонительная и социально-политическая - может закрепляться иногда и конституционно (Индонезия, Пакистан, Бангладеш). Армия или национальный лидер военного происхождения провозглашаются в качестве гаранта политической стабильности и "правильной ориентации" деятельности всей политической системы.

Как правило, "контролируемой демократии" свойственна государственно-партийная система, при которой, даже если проправительственные партийные объединения и не обладают монополией на власть, парламент, хоть и созданный на основе демократических процедур, продолжает непосредственно зависеть от правительства. Практически все военно-бюрократические системы, по зидента" (после принятия конституции 1972 г.), а потом - в "императора" (по конституции 1976 г.); в последнем качестве он пробыл вплоть до своего свержения в 1979 г., когда прекратила существование и Центральноафриканская империя.

мнению Ф. Хеди, являются своеобразными "режимамимаятниками", которые пребывают в состоянии попеременной смены военных и гражданских форм правления: перегруппировка и консолидация различных фракций и групп ГБК здесь осуществляется с помощью непосредственного привлечения "силовых ресурсов", которые могут выходить на первый план, а могут и оставаться в тени.

В явном меньшинстве находятся режимы афроазиатской политической демократии состязательного типа, утверждение которых в некоторых странах (Индии, Шри-Ланке, Малайзии, некоторых островных государствах Карибского бассейна, Индийского и Тихого океанов1 стало скорее исключением, чем правилом. В качестве наиболее общих черт таких режимов можно назвать следующие:

  • практическую реализацию принципа разделения властей (между конституционной главой государства и реальной главой правительства);
  • регулярные выборные процедуры формирования представительных органов власти и смены правительства;
  • господство доминантно-партийной системы, когда одна и та же крупная мега-партия (типа ЛДП в Японии и ИНК в Индии) практически бессменно управляет государством при наличии весьма влиятельной оппозиции. В отличие от некоторых европейских партий, также почти непрерывно стоявших у власти (ХДП в Италии, ХССв Баварии), доминантные партии в неопатримониальных политических системах обеспечивают себе поддержку большинства в большинстве социальных групп, тогда как их европейские собратья - лишь влияние среди какой-то одной, численно наибольшей группы. Достигается это тем, что "стыковка" таких мега-партий с различными фракциями общества происходит не столько на общегражданской, сколько на сословно-коммуналистской основе.

Характерен пример Индийского Национального Конгресса, политическое господство которого на протяжении практически всего существования независимого индийского государства основывалось прежде всего на блоково-сословной, а не гражданско-индивидуалистической композиции доминирования в обществе. Выступая в каче-

1 По мнению некоторых исследователей, к перечисленным странам необходимо отнести также Японию, пример которой методологически правильно рассматривать именно в данном ряду государств - так называемых "азиатских демократий".

стве верховного политического патрона широкого спектра различных корпоративных и сословно-общинных укладов индийского общества, партийная машина ИНК агломерировала их основные интересы в синтетическую политическую платформу, проецируемую затем на экран парламента - официальную политическую сцену системы. Двойственная (гражданская и коммуналистская) природа такого рода партий находит свое отражение в рыхлости и нестабильности их политической структуры, непрочности внешних границ, когда, вследствие "перебежки" членов или целых фракций из одной партии в другую, перманентно меняется конфигурация организации и блоковая "формула" ее доминирования. Коррупция и злоупотребления властью зачастую ведут к падению авторитета доминантных партий. Однако победа оппозиции, а чаще даже просто реальная возможность этого, сопровождаемая дестабилизацией государственной власти, обычно заставляют население забыть об издержках доминантной системы и вновь укрепляет ее влияние.

Заключительные замечания. В последние годы во многих афро-азиатских странах происходит демократизация политической системы. Прошел пик расцвета военных стратократических режимов, серьезной эрозии подверглись бюрократические системы "контролируемой" и "направляемой демократии", расширили сферу политической конкуренции "опекаемые демократии". Начавшийся в 80-х годах кризис тоталитарных и авторитарных режимов однопартийного типа распространился и на страны Азии и Африки. Массовые выступления против однопартийности развернулись в Африке с конца 1989 года, явившись откликом на "бархатные революции" в Восточной Европе и крах "государственного социализма" в СССР. Некоторые правящие партии-монополисты под давлением общественного мнения сами шли на многопартийные выборы и мирно передавали власть соперникам (Замбия, Кабо Верде, Сан-Томе и Принсипи). Вдругих случаях формирование новых политических партий и передача им власти осуществлялась постепенно, под контролем правящих групп, пытавшихся влиять на характер складывающейся партийной системы и направлять деятельность ее субъектов в определенное русло. Хотя окончательные контуры данных процессов еще даже не сформировались, можно с достаточной долей уверенности сделать вывод о том, что 90-е годы XX века войдут в историю как эра глобальной перестройки и перегруппировки стратегий господства неопатримониальных элит во всем мире.

Закономерности функционирования политических систем неопатримониального типа достаточно актуальны и для исследования политических процессов в Украине; их учет может способствовать более адекватной интерпретации событий на украинской политической сцене и вокруг нее.


10.09.2013; 01:01
хиты: 1056
рейтинг:0
Общественные науки
политология
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2024. All Rights Reserved. помощь