пользователей: 30398
предметов: 12406
вопросов: 234839
Конспект-online
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

статьи для чтения:
» читать
Книги:
» "Политология" Сазонов Н.И.
» апгрейд обезьяны (для чтения)
8 семестр (госы):
» Теория политики
» Сравнительная политология
8 семестр (экзамены):
» Национальная безопасность
» Полит. менеджмент
» Охрана труда
» Государственное управление
» удали
» Європа міграція
8 семестр (зачёты):
» Теория партий и партийных систем
» Постмодерная политика
» Политическое лидерство
7 семестр:
» Кратология
» Терроризм и политика

Современные теоретические представления о сущности и роли политических элит

 

Современная политическая наука выдвинула множество различных, часто противоположных как по теоретическому содержанию, так и по идеологической окрашенности интерпретаций сущности политических элит и их роли в обществе.

Одна из основных демаркационных линий проходит в этой области между теоретиками, продолжающими традиции школы Парето и Моска, считающими, что в современном социальном мире власть безраздельно принадлежит правящей верхушке, и их оппонентами, доказывающими, что существование политических элит при определенных условиях совместимо с демократическими принципами управления обществом. Первое направление можно обозначить как монистический "леволиберальный элитизм", второе - как плюралистический, "праволиберальный" элитизм. Разумеется, эти определения очень условны, поскольку не совсем выражают суть данных направлений и затушевывают серьезные различия внутри каждого из них.

Одним из самых заметных представителей первого направления был американский социолог Чарльз Райт Миллр.Он считал, что со времен В. Парето и Г. Моска социальные изменения привели не к ослаблению, а к усилению доминирующей роли элит. Современными обществами, какими бы демократическими ни были их конституции, фактически правит элита, и даже в Америке, где отсутствуют традиции феодальной аристократической иерархии, где существуют значительное равенство экономических и социальных условий жизни граждан и сильная демократическая идеология, социальное развитие привело к беспрецедентному усилению власти элиты и ее неподотчетности остальному обществу.Ч. Р. Миллс развивал концепцию "властвующей элиты", согласно которой в современном американском обществе демократические институты деградировали и политическая власть оказалась монополизированной небольшой группой людей, статус и состав которой не могут быть должным образом объяснены талантами, способностями, особой психологией индивидов, ее составляющих. Эту группу следует анализировать в кон-

тексте экономической и политической структуры общества. Власть не производна от выдающихся достоинств личностей, а является атрибутом высших позиций в наиболее важных институтах общества. Элита, по Миллсу, - продукт "институционального ландшафта" общества. Жизнь современного общества высоко институционализирована, некоторые институты играют в нем стержневую роль и высшие должности в иерархии этих институтов образуют "стратегические командные посты в социальной структуре" [Mills С. R. The Power Elites.Oxford University Press, 1959.- PA].

Такими институтами современного американского общества Миллс считал крупнейшие корпорации, политическую исполнительную власть и армию. Элита состоит из высших руководителей этих институтов; между ними существует тесное взаимодействие и взаимопонимание; у них общие интересы, стремления и ценности, которые часто переходят из одной институциональной "верхушки" в другую. Лидеры крупного бизнеса переходят на руководящие посты в правительство и возвращаются обратно, высшие военные руководители могут перемещаться в исполнительные политические структуры и бизнес, то же часто происходит с высшими политическими администраторами. Элиту отличает общий стиль жизни, чувство общности.Хотя элита и не состоит из нескольких "знатных семейств", но тем не менее, слагается из представителей наиболее состоятельного слоя общества. Миллс был убежден, что в доминирующих институтах современного американского общества средства и инструменты власти настолько сильно сконцентрированы в руках немногих, как никогда ранее в истории. Эта власть настолько значительна, что содержит возможность "делать историю", то есть набольшая группа может существенно изменять направление деятельности, жизнь огромного количества людей [См.: Там же.- С.20 - 25].

У Ч. Р. Миллса нашлось немало сторонников и последователей, нередко еще более категоричных в суждениях и оценках, чем он сам. В то же время его позиция вызывала возражения у многих западных политологов и социологов, считающих существование элиты совместимым с демократией. Особенно активно утверждения Ч. Р. Миллса оспаривал Р. А. Даль, считавший, что в американской политической системе все активные и легитимные группы населения могут заставить прислушаться к себе на определенных критических стадиях принятия решений [См.: Dahl R. Preface to Democratic Theory. Chicago: University of Chicago Press, 1956.- P. 137]. Он определял элиту как "меньшинство, чьи предпочтения систематически превалируют в случаях дискуссий по ключевым политическим вопросам" [Dahl R. A. Critique of Ruling Elite Model // F. Castles et al. Decisions. Organizations and Society: Penguin. - P. 370 - 379], и доказывал, что нельзя оценивать относительный объем ее власти без точного определения тех проблем и вопросов, на которые эта власть распространяется. Власть в современных обществах распределена по разным сферам общественной жизни, и влияние элиты, доминирующей в той или иной сфере, не распространяется за пределы этой сферы.Поэтому не существует какой-либо одной го"тшы, способной эффективно контролировать все аспекты общественной жизни. Кроме того, Даль указыват на необходимость разграничивать актуальную и потенциальную власть элиты, а также на отсутствие прямой связи между происхождением элиты (из сравнительно узкого привилегированного слоя) и ее политическим поведением. Оценить реальную власть и роль политической элиты можно, по его мнению, лишь на основании глубокого и тщательного изучения реального процесса принятия политических решений.

Современная политологическая литература анализирует проблему политических элит, как правило, с помощью одной из пяти теоретически возможных моделей структурирования власти.

1) Радикально-демократическая модель подразумевает участие в принятии политических решений каждого члена социальной организации. Все граждане (члены социальной организации) обладают равными возможностями участия в управлении. В такого рода социальных системах политическая элита, как таковая, не существует. Хотя некоторые индивиды могут быть назначены на административные должности, они не имеют решающих возможностей определять коллективные решения.

Руководящие позиции ограничены строгими процедурами принятия решений, частой ротацией лидеров и строгим контролем за их деятельностью, что не позволяет власти концентрироваться в руках отдельных индивидов или групп.

Подобного рода политические организации практически не встречаются в реальной жизни, за исключением утопических коммун или небольших ассоциаций, создаваемых с ограниченными целями. Но и они не могут сохранять радикально-демократическую модель управления в течение длительного времени. Такая модель является скорее гипотетической, жизнеспособной она могла бы стать только в полностью однородных социальных системах, не знающих дифференциации по классовым, этническим, профессиональным и иным

критериям.

2) Демократически-плюралистическая модель. В этой модели основные субъекты принятия политических решений - не атомизированные граждане, а группы, возникающие на основе определенных интересов. Эти группы конкурируют друг с другом по поводу тех или иных ресурсов, а также политической власти, влияния на правительство.Эта конкуренция - главное препятствие концентрации власти в одних руках. Имеет место дисперсия, рассредоточение власти между различными группами интересов ("interest groups") и политическими институтами (исполнительными, законодательными органами, партиями, ассоциациями). Такая дисперсия неизбежно вытекает из функциональной дифференциации и специализации современных обществ. "Вместо единого центра суверенной власти, здесь должно иметь место множество центров власти, ни один из которых не есть или не может быть полностью суверенным" [Dahl R. Pluralist Democracy in the United States. Conflict and Consent.- Chicago, 1967.- P.24].

В каждой из таких конкурирующих групп, в каждом центре власти возникают свои лидеры, которые принимают важнейшие решения, но только в тех или иных областях рбщественных интересов, связанных со спецификой конкретной группы.

Широкая дисперсия интересов и центров не позволяет сформироваться элите, которая контролировала бы все социальное пространство, управляла бы всеми аспектами общественной жизни.

Такая система изменчива и подвижна; в ней много групп и ассоциаций, существующих непродолжительное время. Усиление одних групп вызывает возникновение и усиление других, с противоположными интересами. Межгрупповые конфликты и конкуренция создают определенное равновесие их политического влияния, способствуют поискам компромиссов и консенсусов. Государству в демократически плюралистической модели отведена роль нейтрального арбитра в споре конкурирующих политических сил и интересов. Оно предстает системой взаимодействующих, соперничающих и сотрудничающих органов, которые отражают социальный плюрализм современного общества.

Позиции элиты в политических институтах плюралистически структурированной власти заполняются преимущественно благодаря соревнованию лиц, делающих карьеру в рамках того или иного сектора общественной жизни. Предполагается, что этот процесс возводит на командные позиции наиболее квалифицированных людей, способных наилучшим образом представлять и защищать соответствующие группировки, институциональные интересы. При этом обеспечивается достаточно надежный контроль за их деятельностью, прежде всего с помощью альтернативных выборов.

Ответственность элиты в неправительственных институтах - более сложная проблема для демократически-плюралистической модели. В них далеко не всегда "верхушку" избирают "низы". Предполагается, что сдерживающими факторами здесь являются деятельность институтов-соперников; механизмы судебной власти, общественное мнение помогают до некоторой степени контролировать элиту в частном секторе.

3) Мулъти-элитная модель. В отличие от предыдущей, эта модель структурирования власти исходит из признания большей автономности, независимости элит и большей иерархизации властных полномочий внутри каждой из них. В обществе существует разветвленный комплекс элит, имеющих значительную степень независимости. Между ними существуют противоречия и конкуренция. Количество элитарных иерархий определяется историко-культурными потребностями общества, его традициями, расстановкой социальных сил. Главное условие существования такой модели структурирования

власти - дифференциация и специализация современных обществ, порождающая различные области специализированной деятельности, в каждой из которых доминирует сравнительно небольшое число людей, принимающих ключевые для данной области решения. Разными авторами выделяются и анализируются разные виды стратегических элит. Чаще всего называют: политическую, военную, экономическую, моральную, культурную и научную элиты. Ни одной из них не приписывается постоянная доминирующая роль. Политическая элита довольно часто рассматривается как обладающая большей мерой автономности и выступающая посредником в конфликтах между различными центрами власти, контролирующая бюрократию и так называемые "силовые структуры". Не приписывая какой-либо элите превосходства над другими элитами, данная модель допускает, что в определенных ситуациях, переживаемых обществом, роль той или иной элиты может существенно возрастать. Но влияние каждой элиты, за исключением экстраординарных ситуаций, в основном ограничено специализированной областью ее деятельности. Большая, чем в плюралистической модели, роль отводится здесь государству, играющему не роль нейтрального посредника в соперничестве различных группировок, а роль самостоятельного субъекта политического влияния и руководства.

Как и в плюралистической модели, подразумевается, что элиты рекрутируют в свой состав людей талантливых, с соответствующей подготовкой, квалификацией, функциональными качествами - независимо от их социального положения и происхождения.

4) Модель "властвующей элиты". По этой модели политические ресурсы концентрируются у узкого слоя людей, принимающих ключевые для общества решения в силу того, что они занимают командные позиции в высокоцентрализованных институциональных иерархиях. Люди, занимающие наивысшие позиции в институциональных иерархиях, тесно связаны и взаимодействуют друг с другом, разделяют общие политические предпочтения.

Сферы их влияния часто пересекаются и образуют единую властвующую в данном обществе элиту, с общими ценностями, интересами и целями, координи-

рующую и согласующую свои действия. Члены властвующей элиты часто имеют общие социальные корни, общий образ жизни, нередко роднятся с помощью браков или браков детей.

В развитых индустриальных странах экономические интересы являются для властвующей элиты приоритетными, и экономическая элита является ведущей. Политическая элита играет внутри властвующей подчиненную роль и не может предпринимать действий, противоречащих экономическим интересам, без риска потерять свои позиции.

Ч. Р. Миллс анализировал триумвират, состоящий из экономической, военной и политической элит. Однако современные сторонники концепции "властвующей элиты" склонны отводить главенствующую роль экономической элите, контролирующей громадные финансовые ресурсы. Все важнейшие решения в области внешней политики, регулирования экономики и социальной сферы принимаются небольшими группами лидеров гигантских корпораций, армейской иерархии и правительственного аппарата с учетом, прежде всего, экономических интересов. Правящая элита допускает существование под собой так называемой "вторичной системы власти" ("secondary power system"), для решения ме,нее существенных для нее проблем: парламент, некоторые правительственные учреждения, местные органы власти. На этом уровне возможны определенная политическая конкуренция и демократический плюрализм.

Государство в данный момент не является более или менее независимым субъектом, а подчинено воле властвующей элиты.

Механизмы пополнения властвующей элиты требуют длительной подготовки, обучения, повышения квалификации, опыта. Чтобы достичь наивысших позиций, кандидату необходимо полностью принимать ее основные ценности. Властвующая элита всегда готова к консенсусу по поводу таких фундаментальных принципов, как священный характер частной собственности, прибыль, в качестве основного мотива экономической деятельности, необходимость позитивного (хотя и ограниченного) государственного регулирования экономики и общественной жизни.

Властвующая элита изолирована от населения и не зависит от политически неорганизованных масс. Оказывая финансовую поддержку политикам во время избирательных кампаний, она (а не электорат) контролирует их поведение после избрания. Властвующая элита неподотчетна массам, поскольку манипулируя средствами массовой информации, институтами обучения и воспитания, превращает население в политически инертную, пассивную, легко управляемую массу.

5) Модель классового конфликта. Истоки ее - в марксистской методологии, акцентирующей роль больших социальных групп (классов) в социально-экономических и социально-политических процессах. Согласно этой модели политическая власть в современном обществе распределена не между политическими элитами (или элитой и не-элитой), а между двумя большими классами - крупным монополистическим капиталом и лишенным собственности рабочим классом. Класс капиталистов, благодаря контролю над средствами производства, осуществляет идеологический и политический контроль. В работах последних лет приверженцы этого подхода сосредоточивают внимание на конфликтах внутри господствующего класса, связанных с дифференциацией интересов различных его сегментов. В связи с этим пересматривается традиционная для марксизма трактовка государства как аппарата управления, полностью и всецело подчиненного воле господствующего класса. В некоторых работах, развивающих "модель классового конфликта", государство все больше начинает рассматриваться как относительно автономный корпоративный субъект политической игры, способный уравновешивать различные сегменты класса капиталистов для того, чтобы предотвращать разрушительную конкуренцию между ними и сохранять капиталистическую систему, которая, правда, трансформируется при этом. Временами государство вынуждено действовать в своих собственных интересах, учитывать не только интересы экономически господствующего класса, но и делать определенные уступки интересам рабочего класса. Однако обычно государство действует во имя сохранения капиталистических отношений. Применяя репрессии, идеологическое давление, оно стремится, чтобы рабочий класс оставался пассивным и дезорганизеванным. Категория "политическая элита" в рамках данной модели является, по сути, излишней, так как тут оперируют более абстрактными понятиями, такими, как "класс", "классовые интересы", "государство".

Охарактеризованные выше модели структуризации власти не являются, конечно, точным отражением различных реальных состояний политической организации общества. Это абстрактные теоретические конструкции, инструмент для конкретного анализа реальных состояний политической жизни. Мало кто из современных западных политологов отдает предпочтение первой и последней из них. В основном они согласны с тем, что в развитых капиталистических обществах страной управляет не народ, что политические решения принимаются небольшим количеством людей, которые более богаты, лучше образованы и имеют более сильные связи, чем средний, обычный гражданин. Однако они заметно расходятся в вопросах об уровне концентрации власти у одной или нескольких элит, о степени их сплоченности и солидарности или, напротив, конкуренции между собой, о характере политического участия общественности, не-элитных групп и объединений граждан в принятии важных политических решений, об ответственности и подконтрольности элит.

В последнее время выдвигается все больше аргументов в пользу "мульти-элитной" модели, как наиболее близкой к реальной структуризации власти в западном мире.

Оценка реальной роли и места политических элит в управлении современным обществом зависит от того, насколько развиты эмпирические исследования этого феномена. Они, чаще всего, нацелены на выяснение состава элиты. Исследуется социальное происхождение членов элиты; особенности их профессиональной и политической карьеры. Социологи и политологи стремятся выяснить, какие индивидуальные качества отличают членов элиты, какие из них являются наиболее существенными в той или иной политической системе.

Важным направлением эмпирического исследования элиты является изучение ее идеологических приоритетов, ценностей, верований и убеждений. Наконец, большое значение имеет изучение процесса принятия решений элитой, конкретных механизмов и форм этого процесса. В эмпирических исследованиях элиты применяются все основные инструменты эмпирической социологии: социологические опросы, интервью, изучение архивных документов, дневников, мемуаров, контентанализ прессы и др. Однако следует подчеркнуть, что элиты - привилегированные и замкнутые группы, не склонные позволять тщательно исследовать себя. Поэтому сбор эмпирической информации об их жизни весьма затруднен, и ученые располагают ею далеко не в том объеме, какой необходим для точной оценки роли политических элит в современном обществе.


06.09.2013; 14:54
хиты: 1070
рейтинг:0
Общественные науки
политология
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2024. All Rights Reserved. помощь