пользователей: 30398
предметов: 12406
вопросов: 234839
Конспект-online
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

статьи для чтения:
» читать
Книги:
» "Политология" Сазонов Н.И.
» апгрейд обезьяны (для чтения)
8 семестр (госы):
» Теория политики
» Сравнительная политология
8 семестр (экзамены):
» Национальная безопасность
» Полит. менеджмент
» Охрана труда
» Государственное управление
» удали
» Європа міграція
8 семестр (зачёты):
» Теория партий и партийных систем
» Постмодерная политика
» Политическое лидерство
7 семестр:
» Кратология
» Терроризм и политика

Макс Вебер и контуры новой теории демократии

Значительное влияние на формирование современной парадигмы политических наук оказал выдающийся немецкий социолог, историк, экономист, юрист Макс Вебер (1864 - 1920). Сущность феномена власти он видел прежде всего в возможности осуществления повиновения определенному приказу. По его мнению, этот приказ может выполняться по трем причинам: вопервых, в силу собственных интересов, которые диктуются целерациональной (целесообразной) калькуляцией относительно своих преимуществ и невыгод; вовторых, по традиции и привычке и, в-третьих, вследствие личной склонности и симпатии. Трем мотивам повиновения соответствуют три модели властно-политических отношений, три типа легитимного (узаконенного в глазах большинства населения) господства: легальное, традиционное, харизматическое. Развернутое изложение этой теории М. Вебер предпринял в своем наиболее фундаментальном труде "Хозяйство и общество", над которым он работал в последнее десятилетие своей жизни.

Первый тип, легальное господство, подразумевает подчинение не личности, а установленным законам. Аппарат управления или, по Веберу, "штаб управления" (бюрократия) действует "невзирая на лица", то есть по строго формальным и рациональным правилам. Второй тип, традиционное господство, основывается на издревле сложившихся традициях и нормах управления сакрального происхождения. Его наиболее полным воплощением является патримониальное господство, которое характерно для основной массы докапиталистических обществ. Штаб управления, подчиненный непосредственно господину (властителю), состоит из членов его семьи, его родственников, личных друзей и верных вассалов. Во всех случаях не служебная дисциплина и не деловая компетенция, как в легальном типе господства, а именно личная верность служит основанием для назначения на должность и для продвижения по иерархической лестнице [См.: Гайденко П. П., Давыдов Ю. Н. История и рациональность.- М., 1991.- С.83 - 84].

Третьим, наиболее динамичным и интересующим Вебера типом является харизматическое господство. Этот тип господства основывается на аффективной вере в сверхъестественные способности личности, которая наделена харизмой - пророческим даром, выдающейся силой духа и слова, магическим потенциалом. Харизмой обладали религиозные пророки, великие полководцы, политики, выражавшие тип "вождя", которому подчинялись не по разумному убеждению, а по наитию, иррационально. Как от формально-рационального, так и от традиционного типа господства харизматическое отличается тем, что здесь нет установленных (рационально или по традиции) правил: харизматическая личность не руководствуется последними, а сама их создает в минуту откровения или творчества, деяния и личного примера, "от случая к случаю". Объединяет же харизматическое и традиционное господство то, что оба они опираются на личностные отношения между властителем и подданным (в противоположность анонимной безличности господства легально-рационального).

Концепция трех типов легитимного господства стала теоретической основой для переосмысления Вебером постулатов классической либеральной мысли. Понимание того, что легальное господство, в силу своей формальной рациональности, не имеет ценностного основания, позволило сформулировать контуры нового понимания демократической теории.

Позднекапиталистическое общество, по мысли Вебера, должно заново решить для себя проблему дифференциации центров власти (центров господства), которая на раннекапиталистическом этапе была решена классическим либерализмом в концепции "сдержек и противовесов", "разделения властей" и т. д. Продуктом классической либеральной мысли является и представительская система парламентской демократии. Однако общество позднего капитализма решает иную проблему, суть которой состоит в том, что обратной стороной развития формальной рациональности является тотальная бюрократизация всех сторон жизни общества и вытекающий отсюда кризис легитимности существующих центров политической власти. Развитие бюрократизации есть неизбежная судьба любой современной демократии, ибо бюрократия в качестве формального механизма целерационального действия, собственно и выражает сущность легального варианта систем господства.

Поэтому кардинальной проблемой демократической теории в позднекаштгалистичесюом обществе становится определение механизмов контроля над бюрократическим аппаратом, решение вопроса о том, кто и как будет определять и формулировать ценностное содержание деятельности общества. Вебер настаивал на том, что многопартийная система парламентского представительства ныне в значительной степени утрачивает свои былые позиции высшей легитимизирующей силы, ибо она ставится на службу узких классовых, групповых или фракционных интересов: парламент превращается в место борьбы за власть между различными партиями и группировками, его депутаты из независимых представителей избирателей превращаются в лоббистов различных партий и объединений. Демократический процесс (бюрократическое целерациональное действие) все решительнее определяется материальными интересами отдельных партикулярных групп и сил общества.

Веберовское переосмысливание идеи классической демократии состояло в том, что система легального (формально-рационального) господства нуждается в источнике дополнительной независимой легитимации - со стороны традиции и/или со стороны харизмы. Классическая либеральная демократия нуждается или в системе наследственной монархии, конституционно ограниченной парламентом по типу Англии, или в институте плебисцитарно выбранного полномочного лидера (президента), стоящего над партийными или классовыми интересами. В первом случае легитимность легального господства усиливается с помощью апелляции к традиции, во втором - с помощью апелляции к харизме.

Сам Вебер в конечном счете пришел к выводу о том, что в условиях современной массовой демократии формально-рациональная легальность должна быть дополнена именно харизматической легитимностъю плебисцитарного типа. В политических статьях последнего периода своей деятельности (в частности, "Райхспрезидент", февраль 1919 г.) политические идеи классического либерализма окончательно трансформируются Вебером в новую концепцию плебисцитарной демократии во главе с вождем, который стоит над всеми остальными центрами и силами власти. Веберовская альтернатива парламентской демократии основывалась на том, что стратегическое политическое руководство (определение программы и целей бюрократической деятельности) становилось компетенцией отдельной легитимной силы, принципиально независимой от парламентского и партийного контроля, то есть давления фрагментарных групповых или клановых интересов.

Демократическая система позднекапиталистического общества, таким образом, по мысли Вебера, не может быть легитимизирована лишь через один (легальный) тип господства; для устойчивости она должна являть собой комбинацию нескольких систем отношений господства/подчинения: во-первых, профессионального аппарата управления (формально-рационального средства осуществления власти); во-вторых, харизматической власти плебисцитарного вождя (определяющего общее направление политического курса, способного увлечь массы); в-третьих, парламентской структуры (критически-контрольной инстанции традиционного типа). Нетрудно заметить, что в этой триединой комбинации нескольких типов структур господства решающую роль играют вождь и бюрократия. Парламенту отводится в целом второстепенная роль, что вытекает из общей негативной оценки Вебером политических партий, которые представляли для него источник своекорыстных тенденций и рассматривались как органы партийной олигархии.

Напротив, в харизматическом лидерстве Вебер видел альтернативу как партикулярному фракционизму неосословных и неокорпоративных парламентских структур (традиционных по своему генезису), так и "безымянному царству бюрократии" (Р. Арон) формально-рационального происхождения. Вебер отделил легитимностъ от легальности точно так же, как последняя в ходе становления капиталистического общества была противопоставлена традиционным ритуальным обычаям и нормам. Иначе говоря, сила плебисцита, по Веберу, принципиально выше силы закона, поэтому вождь нации обладает возможностью принимать единоличные решения (самому конструировать новое право) вне рамок формальнорациональной законности (при необходимости, через голову парламента непосредственно обращаясь к народу). Таким образом, всенародно избранный харизматический лидер (президент), имеющий независимый от парламента и бюрократии источник легитимации, по мысли Вебера, становится важным противовесом и контролером действий правительственной бюрократической машины и парламентской многопартийной "говорильни". Три центра власти - машина управления (бюрократия), президент-харизматик, парламент - более эффективно сдерживают и ограничивают друг друга.

По сути, Вебер очерчивает контуры нового понимания демократической теории, адекватной реалиям позднекапиталистического общества - массового и индустриального. Во-первых, в отличие от теоретиков классического либерализма, понятие демократии у Вебера не имеет онтологического статуса и никакого ценностного измерения в себе не несет. Во-вторых, следовательно, демократия есть не результат, а средство, которое функционирует не в рамках одномерной системы легального господства (власти народа посредством народа и т. п.), а в рамках многомерной функциональной композиции, совмещающей различные типы господства и различные типы легитимации. В-третьих, и это самое важное, демократия в современном, массовом обществе становится прежде всего техникой отбора правящих элит. Политические элиты, по Веберу, являются создателями определенных видов легитимации и успешно сохраняют свою власть до тех пор, пока им удается поддерживать эффективность своих притязаний на господство в глазах масс: по его тонкому замечанию, массовая демократия еще со времен Перикла за свои успехи всегда платила значительными уступками цезаристскому принципу отбора вождей. Сущность веберовского постлиберального понимания демократии заключается, таким образом, в том, что она рассматривается в качестве особого рода функциональной системы свободного воспроизводства и выбора конкурирующих элит и конкурирующих лидеров. Иначе говоря, демократия впервые в мировой истории предоставляет реальные возможности свободного выбора желаемых ценностных ориентации действующих в обществе систем господства/подчинения.

Веберовское теоретическое наследие заложило исходную аналитическую перспективу развития современной политической науки. Понятие типов господства, исследование фундаментальных оснований легитимности, феномена харизматического лидерства, бюрократии, плебисцитарной демократии стали парадигмальными основами современных политологических штудий. В этом смысле Макс Вебер является центральной фигурой в политической науке XX века, а его труды до настоящего времени остаются ее крупнейшей теоретикометодологической доминантой.

 


04.09.2013; 23:09
хиты: 753
рейтинг:0
Общественные науки
политология
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2024. All Rights Reserved. помощь