пользователей: 21281
предметов: 10473
вопросов: 178149
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

2016:
» история
всякое 2:
» 200-300
» 300-400
» 100-200
» 0-100
» 400-500
всякое:
» 0-100
» 100-200
» 200-300
» 300-400
» 400-500
» 500-600
лингвистика:
» русский
ФИЛОСОФИЯ:
» Философия
БИОЛОГИЯ:
» патофизиология
» биология беларус.

Основные параметры современной системы международных отношений.

Проблемы безопасности в АТР.

ТЕМА 2. ОСНОВНЫЕ ПАРАМЕТРЫ СОВРЕМЕННОЙ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

1. Распад Ялтинско-Потсдамской системы и формирование новой системы  международных отношений.

2. Проблема структуры современной системы международных отношений: монополярность,  многополярность, биполярность.

3. Субъекты современных международных отношений.

 

1. Распад Ялтинско-Потсдамской системы и формирование новой системы  международных отношений.

Ялтинско-Потсдамская система международных отношений, возникшая после Второй мировой войны, являлась частью Вестфальской модели мира, основанной на примате суверенитета национального государства. Эта система была закреплена Хельсинским Заключительным актом 1975 г., утвердившим принцип нерушимости сложившихся в Европе государственных границ.

Исключительной положительной особенностью Ялтинско-Потсдамского порядка выступала высокая степень управляемости международных  процессов.

 Система строилась на согласовании мнений двух сверхдержав, бывших одновременно лидерами крупнейших военно-политических блоков: НАТО и Организации Варшавского Договора (ОВД). Блоковая дисциплина гарантировала исполнение решений, принятых лидерами, остальными членами этих организаций. Исключения были крайне редки. Например, для ОВД таким исключением был отказ Румынии в 1968 году поддержать  ввод войск блока в Чехословакию.

Кроме того, СССР и США  имели свои сферы влияния в « третьем мире», к которому относили так называемые развивающиеся страны. Решение экономических и социальных проблем в большинстве этих стран, а нередко и прочность властных позиций конкретных политических сил и деятелей, в той или иной степени (в иных случаях – абсолютно) зависели от помощи и поддержки со стороны. Сверхдержавы использовали это обстоятельство в своих интересах, прямо либо косвенно определяя внешнеполитическое поведение ориентированных на них стран «третьего мира».

 Состояние конфронтации, в котором постоянно находились США и СССР, НАТО и ОВД вело к тому, что стороны систематически предпринимали враждебные друг другу шаги, но одновременно они следили за тем, чтобы столкновения и периферийные конфликты не создавали угрозы Большой Войны. Обе стороны придерживались концепции ядерно-силового сдерживания и стратегической стабильности на базе  «равновесия страха».

Таким образом, Ялтинско-Потсдамская система в целом была системой жёсткого порядка, в главном – эффективной и поэтому – жизнеспособной.

Фактором, не позволившим этой системе приобрести долговременную позитивную стабильность, явилось идеологическое противостояние. Геополитическое соперничество СССР и США  было только внешним выражением противоборства различных систем социальных и этических ценностей. С одной стороны - идеалы равенства, социальной справедливости, коллективизма, приоритета  нематериальных ценностей; с другой -  свободы, конкуренции, индивидуализма, вещного потребления.

Идеологическая поляризация обуславливала непримиримость сторон,   делала невозможным их отказ от стратегической установки на абсолютную победу над носителями антагонистической идеологии, над противоположной общественно-политической системой.

Итог этого глобального противостояния известен. Не вдаваясь в подробности, отметим –  он не был безальтернативным.  В поражении и распаде  СССР  главную роль сыграл так называемый человеческий фактор.  Авторитетные политологи  С.В.Кортунов и А.И.Уткин, проанализировав  причины происшедшего, независимо друг от  друга пришли к мнению, что переход СССР к открытому обществу и правовому государству мог быть проведён и без распада страны, если бы не целый ряд грубейших просчётов, допущенных правящей элитой позднего Советского Союза (1).

 Во внешней политике это выразилось,  по  оценке  американского исследователя Р. Хантера, в стратегическом отступлении СССР с позиций, достигнутых в результате победы во Второй мировой войне и разрушении своих внешних форпостов. Советский Союз,  по заявлению Хантера, «сдал  все свои международные позиции» (2).

Исчезновение  с политической карты СССР, одной из двух опор послевоенного мироустройства, повело к крушению всей Ялтинско-Потсдамской системы.

Новая система международных отношений всё ещё находится в стадии формирования.  Затянутость объясняется тем, что была утрачена управляемость мировыми процессами:  страны, бывшие ранее  в сфере советского влияния,  оказались не некоторое время в бесконтрольном состоянии;  страны сферы влияния США, в отсутствие общего врага, стали действовать более самостоятельно; развилась «фрагментация  мира», выразившаяся в активизации сепаратистских движений, этнических и конфессиональных  конфликтов; в международных отношениях  выросло значение силы.

Ситуация в мире через 20 лет после крушения СССР и Ялтинско-Потсдамской системы не даёт оснований считать,  что прежний уровень  управляемости мировыми процессами восстановлен. И скорее всего, в обозримой перспективе «процессы мирового развития будут оставаться по их природе и протеканию преимущественно стихийными» (3).

Сегодня на формирование новой системы международных отношений оказывают влияние многие факторы.  Укажем только важнейшие:

во-первых, глобализация. Она выражается в интернационализации экономики, расширении потоков информации,   капиталов, самих людей по всему миру при всё более прозрачных границах. В результате глобализации мир становится всё более целостным и взаимозависимым. Любые более-менее заметные  сдвиги в одной части мира имеют отзвук в других его частях. Однако глобализация  -   противоречивый процесс, имеющий и негативные последствия, стимулирующие  государства к принятию изоляционистских мер;

во-вторых – нарастание глобальных проблем, решение которых требует объединённых усилий мирового сообщества. В частности, сегодня всё большее значение для человечества приобретают проблемы, связанные с аномалиями климата на планете;

в-третьих – подъём и возрастание роли в международной жизни новых держав мирового уровня, прежде всего Китая, Индии и так называемых  региональных держав, таких как Бразилия, Индонезия, Иран, Южная Африка и некоторых других. Новая система международных отношений, её параметры не могут теперь зависеть только от атлантических держав. Это, в частности, влияет и на временные рамки формирования новой системы международных отношений;

в-четвёртых – углубление социального неравенства в мировом сообществе, усиление разделения глобального социума на мир богатства и стабильности («золотой миллиард») и мир бедности, нестабильности, конфликтов. Между этими мировыми полюсами, или, как принято говорить - «Севером» и «Югом», нарастает противостояние. Это подпитывает радикальные движения, является одним из источников международного терроризма. «Юг» хочет восстановления справедливости и ради неё обездоленные массы  могут поддержать любую «аль -каиду», любого тирана.

В целом в мировом развитии противоборствуют две тенденции: одна – к интеграции и универсализации мира, нарастанию международного сотрудничества и вторая – к дезинтеграции и распаду мира на несколько противостоящих региональных политических или даже военно-политических объединений на основе общности экономических интересов, отстаивания права своих народов на развитие и процветание.

Всё это заставляет серьёзно отнестись к прогнозу английского исследователя  Кена Буса: «Новый век, … возможно, будет больше похож на пёстрое и беспокойное средневековье, чем на статичный двадцатый век, но  учтёт уроки, извлечённые из того и другого» (4).

 

2. Проблема структуры современной системы международных отношений: монополярность,  многополярность, биполярность.

Крушение Ялтинско-Потсдамской биполярной системы и  запуск процесса формирования нового миропорядка правомерно поставили вопрос о его полярности (полюсности).

Под полюсом в системе международных отношений понимают центр силы, обладающий комплексной мощью (военной, политической, экономической, финансовой и т.д.), а также стремлением и волей регулировать мировые процессы, линию поведения на мировой арене других участников (акторов).

Наряду с биполярной, история знает структуры монополярные и многополярные. Примером первой  может служить эпоха имперского Рима, второй – миропорядок конца 19-го – начала 20-го вв.

Различные варианты полярности определяют различный характер международных отношений, уровень в них демократизма, пределы реального суверенитета государств, степень устойчивости мирового порядка, «градус» конфликтности в мире и многое другое.

В монополярном мире доминирует одна супердержава, Она устанавливает «правила поведения» и следит за их соблюдением, используя военные, экономические и все другие, действенные применительно к конкретной ситуации, рычаги. С точки зрения сторонников такого  мироустройства, концентрация мощи в определённом центре (полюсе)  гарантирует стабильность международного порядка. Все споры между другими странами разрешаются центральной властью, не допускающей эскалации конфликтов.

В этих утверждениях есть свой резон. Однако нельзя не видеть, что однополюсный мир - это, по сути, всемирная империя, в которой центральная власть обладает самопровозглашённым правом на ничем не ограниченный  глобальный диктат. Такое мироустройство показало свою несостоятельность уже в Древнем мире – ни одна из империй той эпохи, включая Римскую, не смогла обеспечить постоянную международную стабильность даже в относительно ограниченных территориальных пределах.

Причина очевидна - стабильность однополярного мира предполагает безусловную покорность всех стран и народов некоей внешней национально-государственной воле, что в принципе на добровольной основе возможно только как исключение. В отсутствие добровольной покорности мировой гегемон прибегает к насилию. Насилие же, как известно, порождает ответное насилие; утрата свободы порождает стремление  вернуть её любой ценой.  В определённый момент однополярный мир можно сравнить с кипящим котлом, накрытым очень тяжёлой крышкой. Итог известен: или  сорвёт крышку и кипящая масса зальёт всё и вся или взорвётся сам котёл. В любом случае – хаос, безумие, горы жертв. 

Однако в 90-е  - начале 2000-х гг. именно однополюсная структура мира представлялась наиболее вероятной и связывалась она с Соединёнными Штатами, ставшими, после ухода в небытие СССР, единственной мировой державой. Примером этой точки зрения может служить высказывание британского историка Н.Фергюсона: «В современном мире только одна сила способна играть роль империи, и это – Соединённые Штаты. На самом деле эта страна в определённой степени уже играет эту роль» (5).

Дополнительно  предъявлялись следующие аргументы:

     - только США обладают симметричным  могуществом, т.е. в военной, экономической, политической сферах одновременно;

- превосходство американской модели развития, что было доказано успешной историей США и самое главное – победой в холодной войне;

-   отсутствие у  США сколь - либо серьёзного конкурента.

Перспектива формирования «Pax Americana» не вызывала и не вызывает всеобщего восторга и не представляется безальтернативной даже части сторонников однополярности. Высказывается мнение, что центр глобального регулирования может быть плюралистическим и представлять собой сплочённое единство ограниченного круга ведущих государств . В качестве такого полюса называется «G8» («Большая восьмёрка»).

Прямой противоположностью однополярной выступает многополярная структура. В многополюсном мире существует несколько центров силы, обладающих сопоставимыми потенциалами. Каждый из полюсов стремится к усилению собственной позиции, одновременно противодействуя любому другому приобрести в этой структуре статус лидера.

Сторонники многополярности подчёркивают, что эта система не позволит ни одному участнику международных отношений претендовать на мировую гегемонию. Другое достоинство усматривается в том, что многополюсная структура максимально соответствует тенденции к демократизации мира.

 У критиков многополярности есть один, но весьма весомый аргумент: история мировой системы минувших двух столетий «однозначно свидетельствует: многополюсное балансирование с абсолютной неизбежностью результатировалось в мировые войны» (7).

Тем не менее, идея многополярности уже в 1990-е гг. поддерживалась многими политиками и учёными. При этом никто не ставил под сомнение уникальные позиции США в мире. Однако, как писал А.Кустарёв, «никто из экспертов не верит, что США смогут навсегда остаться единственной сверхдержавой… Вот образцовое суждение профессора Д.Каллео: «маловероятно, что мир и в дальнейшем останется однополярным» (8).

В России в середине 1990-х гг. концепция многополярного мира была положена в основу внешнеполитической деятельности РФ после назначения на пост министра иностранных дел Е.М.Примакова (9).

 «Концепция внешней политики России» 2008 года, учитывая  сложность текущих мировых процессов, не высказывается в пользу определённой структуры мироустройства, однако в ней  обращается внимание на то, что «дальнейшее развитие получает тенденция к полицентричному миропорядку» (www. kremlin.ru).

Сегодня, когда в условиях кризиса США не могут больше гарантировать в одиночку устойчивость мировых финансов, закат модели мироустройства, основанной на глобальном доминировании США, бесспорен. Очевидно, что США не справляются с ролью единоличного лидера и их ослабление в условиях отсутствия других общепризнанных центров силы может иметь самые негативные последствия для всего мира.

 Существуют различные мнения о конкретной конфигурации формирующейся многополярности. Одна из последних версий, привлекшая всеобщее внимание, принадлежит итальянским политическим аналитикам (10). По их мнению мировыми противостоящими (конкурирующими) полюсами будут не отдельные страны, а крупные региональные блоки. В ближайшем будущем в мире возможно формирование пяти таких блоков: 1. США и Китай (к ним присоединятся Япония, Австралия, Британия); 2. Европейский союз и Россия (со стороны России в этот блок войдут и страны бывшего СССР); 3. Африканский союз, включающий страны южной половины континента под руководством ЮАР; 4. Ближневосточные страны – производители нефти; 5. Латинская Америка.

Не следует сбрасывать со счетов и вариант возвращения к биполярному миру. Так, во время работы «круглого стола», проводившегося в декабре 1999 г. в Москве при участии сотрудников крупнейших научных учреждений России, было высказано мнение,   что возрождение равновесной двухполюсной системы неизбежно.  Многополярный мир, равно как и однополярный не могут быть устойчивыми моделями мирового порядка; их можно рассматривать лишь как временные, переходные ступени  мирового развития (11).

Таким образом, вопрос о структуре формирующей системы  международных отношений всё еще остаётся открытым.

3. Субъекты современных международных отношений.

Вестфальская модель мира и её последующие модификации являлись государственно-центристскими: государство признавалось единственным актором международных отношений, которые собственно и понимались как межгосударственные; принцип государственного суверенитета являлся основополагающим.

Вторая половина 20-го века и особенно последние десятилетия заставили говорить о том, что государственно-центристская модель претерпевает серьёзные изменения.  Это связывают с развитием глобализации, а также активным выходом на мировую арену большого количества негосударственных акторов.

Государство становится всё более ограниченным во всех сферах своей деятельности, оно вынуждено «делиться» с другими акторами частью своих функций и полномочий - от обеспечения национальной безопасности до политики в сфер образования и т.д. Например, негосударственные акторы привлекаются при урегулировании внутриполитических конфликтов, решении экологических проблем. В результате происходит так называемое размывание (эрозия) национального суверенитета. Часть аналитиков считают, что глобализация вообще открыла  эпоху отмирания национальных государств (12).

Однако другие исследователи, напротив, настаивают на том, что нет альтернативы государственно-центристской системе. Государство не исчезает и укрепление его роли в международных отношениях – необходимое условие стабильности в мире. Однако сводить все  международные процессы только к деятельности государства сегодня нереалистично. Государство, сохраняя за собой ведущий политический ресурс, вступает в сложную систему взаимодействия с  негосударственными акторами .  Положительная эффективность  этого взаимодействия зависит не только от государства. Другие акторы должны осознавать ответственность  за свою деятельность и координировать свои действия с государством, как ведущим звеном международной системы.

 Негосударственные участники международных отношений подразделяются на две группы: межправительственные организации и неправительственные акторы.

Межправительственные организации (МПО) создаются государствами на основе международных договоров для реализации общих целей и действуют согласно уставным документам. Через МПО  государства стремятся воздействовать на международные процессы, реализовать свои цели.  Однако МПО играют и самостоятельную роль. В частности, они всё активнее вмешиваются в такие внутриполитические вопросы, как урегулирование внутригосударственных конфликтов, соблюдение прав человека и др. 

МПО могут быть универсальными. Их отличает множественность целей: политические, экономические, социальные, военные и другие. Известны два типа  таких МПО. Членом одних может стать любое государство. Примером служит ООН. Членство в других ограничено тем или иным параметром, чаще всего географическим (Организация африканского единства, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии), но не только (Организация Исламская конференция, Британское Содружество наций).

Другой тип – функциональные МПО. Они имеют специальные цели, относящиеся к той или иной конкретной сфере. Многие из таких МПО созданы ООН и являются её специализированными учреждениями: Международная организация труда, Всемирная организация здравоохранения и т.д. Другие возникли в результате межправительственных соглашений вне рамок ООН. Например, Международная организация уголовной полиции (Интерпол).

Неправительственные акторы разнородны по своим целям и интересам. Их подразделяют на международные неправительственные организации (МНПО), транснациональные корпорации (ТНК), внутригосударственные регионы.

МНПО  исключительно разнообразны. Это гуманитарные организации (Международный Красный Крест), религиозные (Всемирный Совет Церквей), профессиональные (Международная организация журналистов), спортивные (Международный Олимпийский комитет) и др. МНПО способны оказывать существенное влияние на общественное мнение и  могут выступать как значимая политическая сила.

 ТНК, в отличие от других негосударственных акторов, имеют главной целью извлечение прибыли и поэтому их деятельность на международной арене особенно противоречива. С одной стороны, она ведёт к развитию мировой торговли и экономики развивающихся стран, что объективно способствует распространению демократических процессов, уменьшению разрыва между «Севером» и «Югом». ТНК  заинтересованы  в стабильности и бесконфликтности  международных отношений, поддерживают внедрение процедур мирного  разрешения кофликтных ситуаций.

С другой стороны, стремясь к гарантированно стабильной и  возрастающей прибыли, они заинтересованы в сохранении дешёвой рабочей силы в развивающихся странах, а значит – в сдерживании социально-экономического развития «Юга», «замораживании» отставания его от «Севера». Ради собственных интересов ТНК готовы поддерживать деспотические и авторитарные режимы и дестабилизировать демократические. Хорошо известна роль ТНК в свержении чилийского президента С.Альенде.

Внутригосударственные регионы наиболее активно проявляют себя в экономической сфере, а поскольку в современном мире экономические, финансовые, торговые и другие  отношения тесно переплетаются с политическими, внутригосударственные регионы вовлекаются и в мировую политику. Самостоятельность способствует их развитию, но в то же время создаёт опасность ослабления государственного единства, возникновения конфликтных ситуаций. Особенно чревата негативными для государства последствиями ситуация, когда связи пограничных регионов с соседней страной  становятся более тесными, чем внутрирегиональные.  Это может привести к «ползучей аннексии» и межгосударственным конфликтам.

Сегодня для международного сообщества важнейшей задачей является урегулирование и введение в правовые рамки действия всех участников современных международных отношений, которые отличаются сложностью взаимоотношений и очень часто – запутанностью, отсутствием согласованности.

 


20.04.2015; 23:37
хиты: 1332
рейтинг:0
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь