пользователей: 21231
предметов: 10456
вопросов: 177504
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

Древний Китай, государственный строй и право

Первые очаги цивилизации городского типа в Древнем Китае начали возникать во II тысячелетии до н.э. на обширной территории между реками Янцзы и Хуанхэ. Здесь издавна проживали земледельческие племена, которые постепенно расселились на равнинной части современного Китая. Древнекитайская земледельческая цивилизаВ связи с усложнением управленческих функций в чжоусском Китае формируется еще одно привилегированное сословие — чиновничество, существующее за счет рентыналога, получаемой в форме «кормления» с определенных общин, территорий. Несмотря на качественные изменения социальноэкономической жизни, процесс образования классов в Древнем Китае шел медленно. Основная эксплуатируемая масса населения не была однородной ни с классовой, ни с сословной точек зрения. В нее входили работники, лишенные полностью или в значительной мере собственности на землю и на другие средства производства, арендаторы-издольщики из свободных безземельных и малоземельных крестьян, рабы, наемные работники. Эксплуататорский социальный слой также был неоднороден. Он состоял из титулованной знати, ранжированного чиновничества и незнатных крупных землевладельцев и купцов. Различия между вышеуказанными общественными слоями находили выражение и в праве. «Благородные» противопоставлялись законом и традицией как «подлым» (бесправным рабам, крепостным, оброчным невольникам), так и «простонародью» (свободному крестьянству, ремесленникам).ция развивалась на самостоятельной этнической основе, почти не соприкасаясь с другими народами. Она пережила многочисленные военные нашествия, однако ее цивилизационные компоненты — политико-территориальная замкнутость и закрытость, традиционное преобладание сельскохозяйственного сектора в экономике — остались неизменными. История государственности Китая, или, как с давних времен назвали ее сами китайцы, Чжунго — Поднебесной империи, ведет свое начало со II тысячелетия до н.э. Можно выделить четыре периода в развитии страны, каждый из которых связан с правлением определенной династии: период Шан (Инь) (XVIII—XII вв. до н.э.), период Чжоу (XII—III вв. до н.э.), периоды Цинь и Хань (III в. до н.э. — III в. н.э.).

Гос.строй.В раннечжоусском Китае власть и личность вана стали окончательно сакрализованы. Ван по религиозным канонам объявлялся «сыном неба». Его называли «отцом и матерью» своих подданных. Он являлся первосвященником. Существовало представление о том, что если ван хорошо управляет страной, то природных катастроф не происходит и это знак того, что он является выразителем воли небес. Погребение царей сопровождалось жестокими ритуалами: вместе с ними хоронили заживо их приближенных, рабов. Власть правителя считалась абсолютной. Ван располагал военной, законодательной и судебной властью. За невыполнение его приказа ослушника зачастую казнили вместе с семьей. Традиция требовала регулярных жертвоприношений путем заклания как животных, так и людей. Они проводились ежедневно — в память отца правителя, ежемесячно — в память его деда. Центром управления в чжоусском Китае был двор вана. Дворцовая система управления замыкала на дворце всю деятельность по обслуживанию самого вана и по управлению государственными делами. Близко к вану стоял его управитель, который вместе с подчиненными ему чиновниками был глашатаем его воли в стенах дворца, ведал дворцовыми ремесленниками, следил за храмами предков вана. Особое место при дворе занимали специальные доверенные, отвечавшие за персональное обслуживание вана, выполнявшие универсальную и особо доверительную работу по выполнению его административных и военных поручений. Ряд должностных лиц осуществлял функции контроля над государственной хозяйственной деятельностью. Леса, воды, пастбища, например, были объектом забот особых чиновников, подчиненных «надзирателю земель». В состав близких советников вана входили командующий войском, главный жрец, великий гадатель. В штате вана состояли писцы: старшие, которые записывали речи монарха, и младшие, записывавшие его указы, решения по судебным делам. Ван производил назначения на все высшие должности. Основными ведомствами были финансовое, военное и контрольное. Центральный управленческий аппарат состоял из министров, сборщиков налогов, цензоров, главных судей, военных начальников. Он выполнял три важные функции: заботу об орошении и ирригации, сбор налогов, ведение войн. Должностные лица подразделялись на высших гражданских чиновников, военных чиновников. По сравнению с государственным аппаратом других древневосточных государств государственный аппарат отличался и многочисленностью, и большим объемом полномочий, что, в свою очередь, определяло социальную значимость, престиж чиновников. Крупным реформатором Китая стал Шан Ян (390—338 гг. до н.э.). Будучи советником правителя, он ввел в практику систему, основанную на принципе «истинная добродетель ведет свое происхождение от наказания». Шан Ян выдвинул следующие принципы управления:

  1. иметь много наказаний и мало наград;
  2. жестко карать за мелкие преступления, так, чтобы «большим преступлениям было неоткуда взяться»;
  3. разобщать людей, поощряя взаимные доносы и слежку.

Реформы Шан Яна коснулись многих сторон жизни. Старые титулы были уничтожены. Были узаконены свободная покупка и продажа земли, что нанесло решительный удар по общинному землевладению. Распад общины ускорился в связи с введением закона о принудительном дроблении больших семей. В целях централизации государства было проведено новое административное деление по территориальному признаку. Изменилась система взимания налогов: 

был введен новый налог, исчислявшийся в зависимости от количества обрабатываемой земли. Реформа Шан Яна затронула и армию, где было введено 18 степеней отличий. Степень присваивалась за голову убитого противника. В расчет принималась не знатность происхождения, а личная храбрость в бою. Власть монарха в циньско-ханьском Китае также обожествлялась. Правитель царства Цинь объединил в границах Циньской империи обширные территории. Он выступал в качестве символа, олицетворения «связывающего единства» страны. Важное место в государственном аппарате занимали органы, которые были связаны с ритуалом и обрядами, призванными поддерживать миф о божественном происхождении «сына Неба». В руках китайского деспота сосредоточивалась полнота военной и законодательной власти. Он был высшим судьей, стоял во главе многоступенчатого военно-бюрократического аппарата, назначал всех высших чиновников центрального и местного аппаратов. Власть правителя постепенно начала трансформироваться в императорскую. Он носил титул хуанди, позволявший ему претендовать на исключительный статус и небывалые ранее полномочия. Ближайшими его помощниками являлись: чэнсян — руководитель аппарата управления, танвей — командующий войском, тинвей — главный судья, главный жрец (см. рис. 6). Одним из самых знаменитых правителей Китая был Цинь Шихуанди (первый император династии Цинь). Он централизовал управление государством, заставил местных владык поселиться в столице, а на роль местных правителей подобрал особо доверенных лиц. Центральный аппарат империи включал в себя ряд ведомств: финансовое, военное, судебное, обрядов, сельского хозяйства, ведомство императорского двора, дворцовой стражи. Со временем вместе с усложнением функций государственного аппарата стала больше разграничиваться деятельность отдельных ведомств, но это был длительный процесс, так и не завершившийся в древнюю эпоху. Так, финансовое ведомство осуществляло свои функции вместе с ведомством императорского двора, которое выполняло и некоторые функции организатора общественных работ. Особая роль отводилась военному ведомству, к ведению которого относились комплектование армии, назначение военных чинов и пр. Действовали цензорские органы, во главе которых стоял верховный цензор. Чиновники этого ведомства, доверенные лица и личные представители императора стояли на страже существующих порядков как в центре империи, так и на местах. Они были «глазами и ушами» императора в каждом округе, контролировали работу всех его должностных лиц, следили за их благонадежностью, расследовали по прямому поручению императора заговоры и другие государственные преступления. В империи существовало особое ведомство обрядов, возглавляемое верховным жрецом. Унифицированный ритуал должен был служить социальному сплочению, воспитанию населения в духе признания незыблемости и святости существующих порядков. Характерно, что верховный жрец осуществлял надзор за созданной в 124 г. до н.э. императорской академией, готовящей высокопоставленных чиновников. Тем самым он выступал в своеобразной роли «министра образования». Китай был единственной страной Древнего мира, где предпринимались попытки ослабить значение знати, в частности освободить государственный аппарат от ее влияния. Получила распространение практика, при которой назначение на государственную должность требовало определенных знаний. Кандидаты в чиновники во избежание протекционизма были обязаны сдавать конкурсные экзамены. В специальном помещении, в одиночку и под бдительным контролем экзаменующийся в течение двух-трех суток должен был без книг и пособий написать поэму из 60 слов, сочинение на историческую тему и трактат на «свободную» тему. Из победителей формировался чиновничий корпус. Управленческая система основывалась на конфуцианских и даосских нормах, согласно которым правитель ни во что не должен был вмешиваться, предоставляя возможность всему идти своим чередом («Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует…», «Когда правительство деятельно, народ становится нес частным»). Прочность и стабильность власти зависели главным образом от личности правителя, который располагал штатом соглядатаев, доносчиков, шпионов разных профилей. По своим функциональным обязанностям они делились на шпионов местных, внутренних, двойных. В государстве существовал и аппарат принуждения, включавший в себя полицию, тюрьмы. В царстве Цинь было введено новое положение о рангах знатности: они стали присваиваться не в связи с аристократическим происхождением, а за заслуги перед правителем. В империи Хань была создана система 20 чиновничьих рангов, соответственно которым чиновники занимали должности и получали жалованье. Лю Бан, основатель ханьской династии, доверил решение внутренних проблем государства блестящему администратору Сяо Хэ, разработку военной стратегии — выдающемуся стратегу Джан Ляну, а реализацию этой стратегии — полководцу Хань Синю, который не проиграл ни одного сражения. Лю Бан, таким образом, контролировал только трех человек, но через них управлял всей империей. Армия играла огромную роль. Войны оказали непосредственное влияние на становление китайского государства. Так, основу военной силы чжоусцев составляли воиныполупрофессионалы, входившие в армейские группы и размещенные в военных поселениях и лагерях. Военным лагерям выделялись земельные угодья, составлявшие их хозяйственную базу. Источники сообщают о 14 армиях, находившихся в распоряжении вана. Должности командующих группой армий передавались по наследству. Воинские повинности в империи Цинь существовали наряду со строительными и гужевыми. В армию брали мужчин от 23 до 56 лет, которые должны были пройти годичную подготовку, а затем нести гарнизонную службу в течение года и месяц в году служить в ополчении по месту жительства. На охрану государственных границ без указания сроков службы направлялись прежде всего провинившиеся чиновники, преступники, потерявшие свободу за долги заложники, бродячие торговцы и только в последнюю очередь свободные земледельцы1. Постепенно формировалась и постоянная армия, находившаяся на содержании государства. Она состояла из телохранителей императора, частей, охранявших столицу. На эти части возлагались и полицейские функции.

Право.Первые законы в Китае появились в государстве Шан, а в Х в. до н.э. в Чжоу было разработано Уложение о наказаниях, которое представляло собой запись отдельных судебных решений и закрепляло прежде всего нормы обычного права. Ссылки на исключительную древность китайских кодексов — дань традиции, конфуцианскому учению, что правитель «не создает право, а передает его, доверяя древним и любя их»1. Фактически же первые писаные китайские законы появились в VI—V вв. до н.э., что было связано с усилением социального расслоения китайского общества. В VI в. до н.э. появился свод законов под названием 

1  Согласно легенде, право появилось в XXIII в. до н.э. у варварских народов мяо, истребленных впоследствии богами.Чжоули, который стал основой правового регулирования, заменив собой нормы обычного права. Впоследствии, в период V—III вв. до н.э., началось развитие законодательной деятельности. Оно было связано в том числе с необходимостью использования закона в целях стабилизации политической обстановки в условиях непрекращающейся борьбы китайских княжеств между собой. Одним из первых материальных свидетельств существования писаных законов в Древнем Китае стал найденный археологами бронзовый треножник с текстом «Обозрения законов», относящийся к VI в. до н.э., основой которого стало понятие «у син» — пяти видов наказаний за преступления: клеймения, отрезания носа, отрубания одной или обеих ног, кастрации и смертной казни, ставшей наиболее распространенным наказанием. Лишь на рубеже V—IV вв. до н.э. появился один из первых сводов законов «Книга законов царства Вэй», составленная Ли Фуем на основе правовых положений, принятых в отдельных княжествах и по традиции считавшихся законами предков. Он состоял из шести глав: законы о ворах, о разбойниках, о заключении в темницу, о поимке преступников, об орудиях казни и пытки1. Этот сборник положил начало последующей практике разработки сборников законов. В ханьском Китае в III—II вв. до н.э. проводилась огромная работа по описанию, переписке, комментированию и восстановлению древних законов. «Книга законов царства Вэй» в это время была дополнена рядом глав, в частности содержащих нормы, посвященные военному делу, государственному коневодству и финансам. Появление писаных законов не могло изменить свойственный всему древнему праву Китая порядок, при котором непосредственному приказу вышестоящего лица, вплоть до правителя, или правилам нравственности отводилось главное место в регулировании жизнедеятельности китайского общества. Законы не вытеснили и широко распространенные во все времена на общинном уровне нормы обычного права, регулирующие многие стороны общественных отношений, в частности поземельных.Большое влияние на развитие права оказали конфуцианство1 и легизм2. Конфуций очень резко противопоставлял нормы морали, добродетели, с одной стороны, и нормы законодательства — с другой, явно предпочитая первые. Легисты, напротив, придавая большое значение правовым нормам, пытались распространить их действие на все случаи жизни. Легизм пронизан враждебностью к людям, к их личным качествам. Люди, по представлению легистов, — это глупые создания, которых всегда можно подчинить порядку. Примечательно, что легисты понимали под порядком полное безволие людей, их преданность власти. У легистов закон выступает как приказная форма, которую можно заполнить любым нужным содержанием. Общей чертой этих двух древнекитайских учений была их политическая направленность, стремление организовать жизнь китайского общества на рациональных, справедливых началах, хотя и понимаемых по-разному. Это привело к острой борьбе между ними. Обострение противоборства двух идеологий, давшего новый импульс становлению традиционных черт и институтов древнекитайского права, относится ко второй половине III в. до н.э., когда легизм в его крайней форме был признан официальной идеологией первой китайской империи Цинь. Легисты, придя к власти, претворяли в жизнь свои правовые воззрения путем безуспешных попыток насильственно вытравить из массового сознания конфуцианские догматы с помощью преследования их поборников и проповедников, уничтожения конфуцианских книг и пр. Согласно легенде, циньский император Цинь Шихуанди в 213 г. до н.э. приказал сжечь все конфуцианские книги, предав казни 400 ученых-конфуцианцев. С утверждением династии Хань на последнем этапе формирования древнекитайского права — этапе фор-

1  Говоря о конфуцианстве как определяющем элементе китайского государства и права, следует отметить, что конфуцианство лишь условно можно назвать религией. Это, скорее, этико-политическое учение, философская традиция, что объясняется не самой природой конфуцианства, а сложившимися в глубокой древности традиционными представлениями китайцев о власти с ее безусловной сакрализацией в лице правителя — «сына Неба». 2  Легизм — философское течение, сторонники которого выступали за сильное бюрократическое государство, строгие, обязательные для всех законы, лежащие в основе государственного управления.мальной победы конфуцианства — в результате слияния легизма и конфуцианства возникло новое учение — ортодоксальное ханьское конфуцианство, главным назначением которого стало оправдать и увековечить с позиций накопленных знаний существующие социально-экономические и политические порядки как разумные, отвечающие интересам сохранения и функционирования древнекитайского общества. Ортодоксальное конфуцианство не отвергало закона, строгих наказаний, предполагая взаимодействие строгости и снисхождения. Из этого предположения вытекало, что мораль и право совпадали. Мораль задавала стереотип поведения, право с помощью наказаний запрещало от него уклоняться. Нормы господствующей конфуцианской морали должны были отныне насаждаться силой, под угрозой применения предусмотренного законом наказания1. Конец рабовладельческого периода в истории Китая был отмечен появлением многочисленных сборников права, которые содержали статьи о праве собственности, брачносемейных отношениях, нормы уголовного права и процесса. Право выделяло понятия владения и распоряжения. Земля считалась государственной, но владела ею община. Знать получала землю вместе с покоренным населением. Перестала действовать возникшая в период правления династии Чжоу система так называемых «колодезных полей», когда каждая община имела девять полей, участков, квадратов. Восемь полей находились в частном пользовании крестьян. Девятое, в центре, обрабатывалось совместно всеми общинниками. Урожай с него шел вану. Земля в Китае стала продаваться и покупаться, дробиться на мелкие участки или концентрироваться в крупные наделы, однако частный или коллективный владелец мог распоряжаться лишь правом владения ею, никогда не переходящим в полную частную собственность. Собственность сохранялась за всесильным государством, неизменно игравшим руководящую роль в хозяйственной жизни. Несмотря на ранний переход основной массы общинной земли в частное владение, община еще в I в. до н.э. могла вступать в договорные поземельные отношения как самостоятельная сторона, а присутствие представителя общины являлось непременным условием при совершении поземельных сделок. Наряду с куплей-продажей земли был распространен договор ее аренды. Со временем положение крестьян ухудшилось, так как крупные собственники стали делить пожалованные им земли на участки и сдавать их в аренду на кабальных условиях. Стал постепенно вводиться денежный налог на единицу площади земли, который впоследствии стал взиматься с каждой семьи. Древнекитайское право регламентировало различные виды договоров, в том числе мены, купли-продажи, дарения. Активно использовался договор аренды земли, как правило, на условиях испольщины1, заклад земли. Широко были распространены договоры найма людей и займа, условия которых регулировались обычным правом. Договор займа оформлялся долговой распиской. Ему сопутствовали отсрочка платежа, внесение залога, выдача письменных обязательств. Появились ростовщичество, долговое рабство. Одним из первых появился договор мены. Договор купли-продажи предписывалось заключать в письменной форме с обязательной уплатой пошлины. Широкое распространение получил договор дарения (земли, рабов, колесниц, оружия и другого имущества). Семейное право Древнего Китая базировалось на патриархальном семейном укладе. Семейные связи отличались прочностью и многочисленностью. Чтился культ предков. Мужчины имели в семье абсолютную власть. Во главе большой семьи как хозяйственной единицы стоял старший в семье мужчина, которому подчинялись все члены семьи: жены и наложницы, сыновья и внуки, их жены и дети, рабы и слуги. Женщины были фактически бесправны: они полностью зависели от власти отца или мужа, не имели личного имущества, были ограничены в правах наследования. Существовала взаимосвязь между окружающим миром и состоянием супружества. Так, бесплодие супружеской пары могло быть объяснено тем, что брачный союз был 

1  Испольщина — вид кабальной земельной аренды на условиях отдачи арендатором половины собранного урожая собственнику земли.создан не в то время, когда в природе пробуждаются животворные соки1. Семейные связи стали ослабевать вместе с развитием частной собственности на землю. Этот процесс был ускорен благодаря политике легистов, которые санкционировали принудительный раздел больших семей. Однако большая семья с жесткими патриархальными порядками как социально-хозяйственная ячейка не исчезла и в последующие века. Браки детей заключали их родители. Были закреплены своеобразные нижний и верхний пределы брачного возраста (для мужчин с 16 до 30, для женщин с 14 до 20 лет). В соблюдение этих возрастных пределов в древности было вовлечено и само государство, следившие за тем, чтобы они не нарушались. Так, составлялись списки лиц, достигших предельного брачного возраста, и согласно правилу мужчина, достигший 30 лет, должен был брать в жены женщину 20 лет. Для заключения брака необходимо было соблюдение ряда условий. Брак заключался семьями жениха и невесты или самим женихом и скреплялся частным соглашением, нарушение которого влекло за собой не только определенные материальные потери, но и наказание старших в семье в уголовном порядке. Традиционное убеждение, что брак — это соглашение не только между живыми, но и умершими предками, крайне заинтересованными в приобретении жены и в ее плодовитости, находило выражение в соответствующем ритуале сватовства, включавшем в себя не только приношение даров от семьи жениха семье невесты, но и молебен в храме предков. Если в период Шан допускались браки между родственниками, то впоследствии они были запрещены. Более того, утвердилось правило, что жених и невеста не должны носить одну и ту же фамилию, чтобы ненароком не смешались родственные семьи. Запрещались межсословные браки, влекущие за собой уголовную ответственность, особенно браки свободных с рабами. Одним из основополагающих ....  жена», но действовал он своеобразно, требуя лишь строгого соблюдения верности жены мужу. Муж мог иметь «второстепенных» жен и наложниц (особенно в случае бесплодия жены), число которых определялось в зависимости от социального положения мужчины. В китайском традиционном праве в отличие от других восточных правовых систем развод не только разрешался, но и поощрялся или прямо предписывался под угрозой уголовного наказания в случае нарушения «супружеского долга», при этом мужу грозила каторга, если он требовал развод без оснований. Возможности женщины оставить своего мужа или протестовать против развода были незначительны. Согласно древнему правилу, жена должна была оставаться с мужем в «жизни земной и загробной», ей нельзя было выходить замуж второй раз. Основы семейного права строились на конфуцианских представлениях о семье как о первичной социальной ячейке, функционирующей на основе естественных законов в общей системе социального порядка. Первейшей целью брака было обеспечение физического и духовного воспроизводства семьи, которое достигалось прежде всего рождением потомства мужского пола. Отсутствие потомства рассматривалось конфуцианцами как проявление сыновней непочтительности, наиболее тяжким из других видов непочтения к родителям. В древности отец мог продавать детей, кроме старшего сына, пользовавшегося рядом преимуществ. Безнаказанность убийства отцом, матерью, дедом и бабкой по отцу сына, внука, невестки, явившегося следствием нанесения им побоев, сохранялась до XIX в.1 Право Древнего Китая выделяло среди большого числа правонарушений следующие виды преступлений: государственные (мятеж, заговор), религиозные (шаманство, выбрасывание золы на улицу), против личности (убийство, нанесение телесных повреждений), против собственности (кража, грабеж, убой чужого скота), воинские (неявка к установленному сроку на место сбора, непроявление воином мужества). Как преступления рассматривались отказ от уплаты налога, пьянство.Понятие преступления связывалось с проявлением преступной воли человека. Правонарушитель рассматривался как «низкий человек». В древнекитайском праве проводилось разграничение между оконченным преступлением и покушением на преступление. Мера виновности и суровость наказания должны были соответствовать не столько характеру самого проступка, сколько характеру духовного состояния преступника, не столько тяжести преступного действия, сколько интенсивности преступной воли. В ханьском Китае, согласно конфуцианскому принципу: «если воля добрая, человек не нарушает закон», стало складываться специфическое учение о форме вины, а при определении меры наказания начала учитываться преступная воля. В китайском праве стали выделять преступления, совершенные с умыслом и без такового, а также по ошибке. Так, за умышленную клевету следовало одно наказание, другое, более легкое, — за неподтвердившийся донос. Китайское право определяло и содержание таких институтов, как соучастие и групповое преступление. Еще на рубеже нашей эры сложилась особая норма, согласно которой преступление признавалось групповым, если оно было совершено по предварительному сговору, в противном случае участники преступной группы отвечали каждый за отдельное преступление. Содержание правовых положений о смягчающих и отягчающих вину обстоятельствах определялось наставлением Конфуция. Понятия невменяемости как обстоятельства, исключающего вину, традиционное китайское право не знало. Уже чжоусское законодательство, как свидетельствуют источники, предусматривало ответственность за 3000 видов преступлений. Неизменно в этом списке особое место занимали преступления против государства, религиозные, против личности, собственности1. В IV—III вв. до н.э. в пособиях для чиновников содержались такие примеры правонарушений, как кража из храма, кража предметов культа, нанесение ранений, клевета, дезертирство из армии. В соответствии с канонами конфуцианской морали рано выделились и такие преступления, как непочтение к отцу, к старшим в семье. Еще в древности была введена ставшая традиционной ответственность вышестоящих и нижестоящих сослуживцев чиновника, совершившего ошибку или проступок по службе. В III в. до н.э. была введена и ответственность чиновников, знавших о вине своего коллеги и не донесших на него. Окончательное утверждение традиционной системы наказаний в V—IV вв. до н.э. было связано с ее философским осмыслением на основе использования сакральной для древних китайцев цифры «пять». Шкала наказаний, нашедшая свое отражение в Уложении Му-вана, включала в себя пять основных видов наказаний. К ним относились мосин (клеймо тушью на лице) и исин (отрезание носа), применявшиеся за 1000 различного рода провинностей каждое, фэйсин (отрезание ног), назначавшееся за 500 провинностей, чужин (кастрация для мужчин и превращение в рабынь-затворниц женщин) — за 300 провинностей и данисин (отрубание головы) — за 200 провинностей1. От наказания можно было откупиться. Для избежания клеймения надо было уплатить вану 100 хуаней (примерно 2 кг меди), за ногу, нос — 200 хуаней, за оскорбление — 600, за смертную казнь — 1000. Такой откуп за наказание был в интересах богатых подданных. Шкала наказания дополнялась и другими его видами: битьем толстыми или тонкими палками (от 100 до 500 ударов, причем 500 ударов толстыми палками было равносильно смертной казни), обращением в рабство, штрафом. Выделялись особые наказания за укрывательство и недоносительство: виновного разрубали пополам. Жестокие и мучительные наказания соответствовали правовым понятиям всех древних народов. Китай не был исключением. Так, одно из подобных наказаний состояло в предании мучительной смерти: сначала осужденного татуировали, затем отрезали ему нос, левую и правую ноги, а после этого забивали палками до смерти. При этом истреблялись его родственники в трех поколениях (данное правило было отменено в начале II в. до н.э.). Однако даже подобная жестокость не могла компенсировать неэффективность правовой системы. Суровые наказания множили число инвалидов, но не могли искоренить преступность. Крайняя жестокость наказаний, особенно в период господства легистов в царстве Цинь, когда преступников варили в котле, вырывали у них ребра, сверлили головы, в определенной мере уравновешивалась возможностью применения символических уголовных санкций. Еще в царстве Шан, например, была известна особая система символических наказаний, когда отрезание ноги заменялось покраской тушью колена, смертная казнь — ношением холщевой рубахи и др. Общество тем самым пыталось перевоспитать преступника, выставляя его на всеобщее осуждение. При этом община отвечала за правонарушения своих членов, действовало правило круговой поруки. Дела по мелким проступкам рассматривали органы общины. Длительное время в Китае существовала кровная месть, но в условиях обострения классовой борьбы система телесных наказаний и широкое применение смертной казни, осуществлявшейся непосредственно органами государственной власти, вытеснили этот обычай. Традиционным институтом китайского права, против которого конфуцианцы вели безуспешную борьбу с легистами, был институт коллективной ответственности родственников преступника. Так, в глубокой древности истреблялся весь род преступника. В циньском Китае за государственные преступления казнили не только преступника, но и три поколения его родственников по линии отца, матери и жены. Казни таких преступников предшествовали другие наказания: сначала татуировка, а затем забивание палками. У тех преступников, кто клеветал, злос ловил, оскорблял, проклинал императора, предварительно отрезали языки. Наказание, таким образом, преследовало сугубо цель устрашения. Некоторое смягчение наказания под влиянием конфуцианизации права выразилось во временной отмене наказания невиновных родственников преступника и в утверждении нормы о безнаказанности укрывательства лиц, совершивших преступление, их родственниками (детьми, женами, внуками). Наказание неизменно отражало со слов но-клас совое положение преступника и потерпевшего. Суд не был отделен от администрации. Верховным судьей являлся император. Он мог лично разбирать судебные дела. На местах судебные функции осуществляли представители местной администрации, действовали суды округов, уездов, волостей, общин (см. рис. 6). В государственный аппарат входили также чиновники, обязанные разыскивать преступников и вести с ними борьбу, начальники тюрем (провинциальный судья был одновременно и начальником тюрем в округе) и лица, приводившие в исполнение судебные решения. В циньской империи существовало специальное судебное ведомство, что свидетельствует о выделении судебных функций из общеадминистративных. Оно осуществляло контроль за применением уголовных законов. Все дела о наиболее тяжких преступлениях проходили через него, особенно дела, связанные с превышением власти чиновниками. Судопроизводство в периоды Шан и Чжоу носило обвинительно-состязательный характер. Позднее этот вид процесса стал дополняться элементами розыскного процесса, который со временем утвердился безраздельно (первоначально розыскной процесс применялся лишь в случаях совершения преступлений рабами). Действовал принцип презумпции виновности обвиняемого. Широко применялось вынесение судебных решений по аналогии. Уездные чиновники вели следствие и приводили в исполнение приговор. Так, например, битье палками осуществлялось тут же, в суде. Расследование тяжких преступлений (мятежей, измены и пр.) передавалось в окружные управы. Следствие начиналось по жалобе или по доносу. Последний поощрялся, и щедрость поощрения зависела от тяжести преступного деяния. Донос, особенно касающийся кражи и убийства, должен был быть точно определенным, неточность влекла за собой наказание. «Право» на донос зависело от социального положения лица и его места в системе кровнородственных связей, за исключением доноса о преступлении против государя и государства. К доносу обязывался обычно глава семейства, в противном случае его наказывали самого. Исключение составлял донос о преступл ении против государя и государства. Жестоко, на основе принципа «возврата обвинения», карался лжедонос. В этом случае доносителю грозило то же наказание, которое было бы применено к обвиняемому, если бы донос был правдив. Запрещались под угрозой смертной казни доносы на родителей, деда, бабку и других близких родственников, кроме доноса об убийстве отца. Запрещались анонимные доносы: осужденные по такому доносу освобождались. Выдавать своих людей, т.е. представлять в суд домочадцев и рабов должен был глава семьи, в противном случае он наказывался сам. Ему же предоставлялось право наказывать своих рабов, а по специальному разрешению властей — даже убивать их за провинности. Важнейшим доказательством наряду с вещественными считалась клятва. В ходе расследования в случае, если преступник оказывался изобличенным, но отказывался признать вину либо если он менял свои показания в ходе дознания, прибегали к пыткам. Гарантией от злонамеренного применения пыток, битья палками было наказание следователя каторжными работами за смерть обвиняемого под пытками. Использовались свидетельские показания, вещественные доказательства (например, найденные на месте преступления). Существовала особая иерархия принципов осуществления правосудия: спор или конфликт должен был решаться на основе чувства человеколюбия, затем на основе требований ритуала (этикета), затем разума и только в самую последнюю очередь — на основе обращения к требованиям права. Преобладало представление, что использование права, обращение к судье для урегулирования конфликтов — это недостойный человека способ. Делался акцент на гармонии и необходимости организации жизни без споров и судов. Поиски гармонии между правом и всеми элементами действительности привели к тому, что в 85 г. н.э. император Чан приказал судьям весной выносить решения лишь по самым серьезным правонарушениям, а рассмотрение остальных дел откладывать на более поздний срок и не принимать жалоб на чиновников, ибо в это время нельзя мешать возрождению жизни. Осень же ассоциировалась со смертью, правом, наказанием1. В целом действенность древнекитайской судебноправовой системы оставляла желать лучшего, о чем свидетельствуют многочисленные письменные источники китайского права. Так, в документах династии Хань отмечалось, что в самом начале периода правления династии имелись необходимые законы, но при этом «через сеть закона могла проскользнуть рыба, заглатывающая корабли».


23.01.2015; 16:25
хиты: 1517
рейтинг:0
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь