пользователей: 21211
предметов: 10450
вопросов: 177346
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ


Глава 9. Выполнение спортсменом тренировочной и соревновательной деятельности

Разминка создает условия для работы на фоне мобилизован­ности функциональных систем. После разминки и небольшого периода врабатывания (после старта во время соревнований) вегетативные функции достигают необходимого или предельно возможного уровня. В первый период работы наблюдается даже «эффект перерегулирования», относящийся к возбуждению нервной системы и мобилизации энергоресурсов. Из­быточное начальное возбуждение, необходимое на старте для преодоления инерции покоя, наблюдал Ю.И. Данько.

Характерно, что длительность периода высокой возбудимости короче, чем длительность периода врабатывания, следовательно, механиз­мы начального избыточного повышения возбуждения несколь­ко иные, чем механизмы врабатываемости. Затем происходит стабилизация функциональных параметров деятельности, сви­детельствующая об устойчивом состоянии организма.

Истинное и ложное устойчивое состояние

Стабилизация вегетативных функций, наступающая вслед за врабатыванием, в зависимости от интенсивности работы может быть на разном уровне. В одном случае уровень функциониро­вания вегетативных систем обеспечивает необходимое для окис­ления продуктов обмена количество кислорода. В другом слу­чае интенсивность деятельности и расход энергии настолько велики, что поступающий в организм кислород не может обеспе­чить полное окисление промежуточных продуктов, возникающих при химических реакциях в мышцах. В связи с этим английский физиолог и биохимик А. Хилл выдвинул понятия об истинном и ложном устойчивом состояниях.

Истинное устойчивое состояние характеризуется равновес­ным состоянием обмена, т.е. когда во время работы поступает кислорода ровно столько, сколько необходимо для окисления. При этом организм далеко не использует своих возможностей: максимально возможное потребление кислорода — 5,5 л, а по­требляется во время работы, например, всего 2 л. Устойчивое состояние возникает не с началом работы, а через 3—4 мин.

В первые же минуты имеется кислородный дефицит, т.е. часть промежуточных продуктов обмена не успевает окисляться. Этот дефицит должен быть ликвидирован. Возникающее явление задолженности (кислородный долг) может погашаться во вре­мя самой деятельности, если работа не слишком интенсивна, но может оставаться до окончания работы и погашаться только после ее прекращения.

Устойчивое состояние обеспечивается у разных людей разны­ми механизмами. У одних наблюдается повышенная доставка кислорода за счет увеличения легочной вентиляции. У других при отно­сительно небольшом увеличении этого показателя отмечается высокий коэффициент диффузии кислорода в легких и его повышенная утилизация. У третьих устойчивое состояние достигается в ос­новном за счет повышения функции органов кровообращения, что сочетается с относительно умеренным усилением внешнего дыхания.

Большая по интенсивности работа протекает на фоне «лож­ного устойчивого состояния», во время которого потребление кислорода значительно уступает нужному количеству. Напри­мер в 1 мин требуется 6,5 л кислорода, а предел поступления равен 5,5 л. Некоторое время максимально потребляемое количество кислорода постоянно, поэтому создается впечатление устойчивого (оптимального) состояния, но эта устойчивость об­манчива, так как баланс кислорода во время работы не дости­гается, организм не получает достаточного количества кислоро­да. Вследствие этого при ложном устойчивом состоянии образу­ется кислородный долг, который покрывается уже после работы. Естественно, что накопление большого количества промежуточ­ных продуктов, в том числе и молочной кислоты, отрицательно влияет на работоспособность спортсмена. Устойчивое предельное потребление кислорода (на уровне «кис­лородного потолка») продолжается 6—10 мин, после чего оно снижается.

Факторы, влияющие на величину изменения вегетативных функций во время работы

Изменение вегетативных функций во время работы зависит прежде всего от интенсивности деятельности. Чем интенсивнее работа, тем в большей степени изменя­ются физиологические функции и показатели, характеризующие работу вегетативных систем: пульс, артериальное давление, ча­стота и глубина дыхания. Однако такое соответствие касается только внешних показателей, характеризующих состояние транс­портных систем, снабжающих работающие органы кислородом, гликогеном и выводящих углекислый газ.

Внутренние процессы не находятся в соответствии с изменением интенсивности рабо­ты человека. Так, потребление кислорода при работе максималь­ной интенсивности ниже «кислородного потолка», а кислород­ный долг небольшой, так как за время работы вегетативные про­цессы не успевают развернуться до своего предела. Да и кровя­ное давление изменяется неоднозначно: максимальное давление увеличивается с увеличением интенсивности работы, а мини­мальное, поднявшись незначительно при работе средней интен­сивности, начинает снижаться при работе субмаксимальной и максимальной интенсивности.

Изменения вегетативных функций и энерготраты зависят от уровня тренированности спортсмена. На одну и ту же нагрузку тренированный дает меньшую вегетативную реакцию и затрачи­вает меньше энергии, чем нетренированный или плохо трениро­ванный.

Уменьшение энергозатрат на одну и ту же работу с по­вышением роста тренированности получило название эффекта экономизации. Рациональная техника, которой овладевает спорт­смен, помогает снизить энерготраты на производимую работу, однако особой роли этот фактор, очевидно, не играет. Так, по данным итальянского физиолога Р. Маргариа, рациональная техника бега позволяет сэкономить не более 7% энергии.

Еще одним фактором, влияющим на энерготраты и величину вегетативных сдвигов, является индивидуальный, т. е. наиболее удобный стиль деятельности в частности такое его выра­жение, как способ раскладки сил во время работы. Напри­мер, велосипедисты, участвую­щие в гонках на шоссе, имеют следующие способы раскладки сил на дистанции: более быстрое начало и более медленный финиш; постепенное    набирание
скорости   и   сильное  финиши­рование; равномерный      график
скорости на протяжении всей дистанции.

Г.Г. Илларионов отмеча­ет, что если опытным велоси­педистам предложить рабо­тать с раскладкой сил, проти­воположной привычной и удобной для них, то физиоло­гическая «стоимость работы» возрастает и удлиняется пе­риод восстановления.

Наконец большое влияние на выраженность вегетатив­ных реакций и на энерготраты при работе оказывают психо­физиологические состояния. При эмоциональном возбуждении; вегетативные  сдвиги выражены боль­ше, хотя работа, которую чело­век выполняет, остается преж­ней. Так, при раз­витии в процессе работы скуки и апатии, которые сопро­вождают состояние монотонии, вегетативные сдвиги и энерго­траты уменьшаются (при сохранении постоянной интенсивно­сти работы и даже при ее некотором увеличении).

Таким образом, наблюдающиеся в процессе длительности из­менения физиологических функций и биохимических процессов определяются двумя компонентами: физической (или умствен­ной) работой и эмоциональным фоном, на котором протекает эта работа. Очевидно, изменение последнего и приводит к повы­шению или снижению физиологической стоимости работы, так как изменяется психическая регуляция этой работы: при психи­ческой напряженности (перед соревнованиями, экзаменами, при переходе на неудобный способ выполнения деятельности) возрастает, при психической  приторможенности  (монотонии) или комфортности (работа в удобном стиле) снижается.

При устойчивом состоянии вегетатики и даже при некоторой степени нарушения этой устойчивости спортсмен сохраняет высо­кую эффективность деятельности на заданном (или выбранном им самим) уровне. Однако часто внешний эффект: поддержание заданной скорости бега точности выполнения задания и т.п.— не раскрывает во многих случаях изменения внутреннего состоя­ния, а иногда в значительной степени маскирует его. Различ­ные психофизиологические состояния, появляющиеся на фоне устойчивой работоспособности, обусловлены непосредственным влиянием производимой работы и условиями деятельности спортсмена.

Остановимся на состояниях монотонии, психическо­го пресыщения, утомления и операциональной напряженности.

Монотонная деятельность в тренировочном процессе и состояния, вызываемые ею

Как ни странно, проблема монотонии в спортивной деятель­ности часто игнорируется, хотя с этим фактором спортсмены по­стоянно встречаются на тренировочных занятиях, особенно при совершенствовании технического мастерства, при выполнении объемной нагрузки. Особенно характерна монотония для трени­ровочной деятельности марафонцев, стайеров, лыжников, конь­кобежцев, гребцов, штангистов, велосипедистов. Фактор моно­тонности уменьшает эффективность работы, лишает ее творче­ского элемента, понижает интерес к ней. К этому приводит не­достаточная эмоциональная насыщенность занятий, бедность, впечатлений, получаемых спортсменом от тренировочных за­нятий.

Целесообразно выделить действительное (объективное) и кажущееся (субъективное) однообразие работы.

Объективное однообразие связано с условиями тренировоч­ной деятельности: бедностью раздражений и впечатлений при работе в плохо освещенных спортивных помещениях, в одиноч­ку, при чрезмерном дроблении разучиваемых упражнений, что имеет место при обучении методом «по частям»; к этому же при­водит простота действий в сочетании с их многократным повто­рением в одном и том же темпе при малой и средней интенсив­ности нагрузки.

Роль интенсивности нагрузки при развитии монотонии сле­дует оговорить особо. К интенсивности нагрузки при развитии монотонии существует двоякое отношение: одни считают, чем выше темп монотонной деятельности, тем быстрее разви­вается монотония, другие (и это больше отвечает действитель­ности) причину монотонии видят в работе, выполняемой в не­большом темпе.

Субъективная (кажущаяся) монотонность может сопутство­вать объективной, являясь ее отражением в сознании спортсме­на. Монотонность возникает при наличии двух условий: выпол­нение задания не дает «умственной свободы», привлекает к себе внимание и в то же время не дает оснований для размышле­ния над ним. Например, над автоматизированными действиями думать не надо, а повторять их многократно необходимо, иначе разрушится навык. Вследствие этого происходит отдача с «су­женным объемом внимания» (X. Бартенверфер).

Однако переживание монотонности не является обязатель­ным следствием дробления упражнений на части, однообразия работы. Монотонность может быть субъективной по причине от­рицательной мотивации деятельности. Например, работа без знания результатов быстро вызывает скуку. Такой же эффект может вызвать работа при слишком далекой перспективе достижения цели или при ее расплывчатости.

Наоборот, заинте­ресованность в работе и полнота обратной связи, идущей к спортсмену от тренажеров, не дают проявиться субъективной монотонности даже при объективно однообразной тренировоч­ной нагрузке. Одна и та же деятельность может переживаться как свободная, радостная или как необходимая, скучная, непри­ятная, хотя физиологически рабочий процесс один и тот же. Это зависит от того, насколько личной или же общественно зна­чимой является цель деятельности. Одна и та же объективно немонотонная деятельность может казаться монотонной, а при большей силе личностной и общественной стимуляции не будет вызывать такого отношения.

Монотонность работы может приводить к двум состояниям. Одно из них связано с торможением психической сферы спорт­смена и получило название монотонии. Другое выражается в увеличении возбуждения в эмоционально-мотивационной сфере» в раздражительности спортсмена и получило название психиче­ского пресыщения.

Состояние монотонии. Монотония представляет собой качест­венно особое состояние, о котором можно судить по определен­ным критериям. Различают субъективные и объективные при­знаки, характеризующие состояние монотонии.

Субъективные переживания. Имеется целая гамма субъек­тивных симптомов: падение интереса к работе (скука), преж­девременная усталость, ослабление внимания, чувство неудовле­творенности и т. д. Такое богатство переживаний монотонности связано с динамикой их развертывания: сначала возникает рав­нодушно-апатичное настроение и падение интереса к работе, за­тем скука, переходящая в чувство усталости, и как последняя стадия — сонливость (дремота). Эти переживания рождают та­кие явления, как ослабление внимания, переоценка временных интервалов (время длится долго) и т. д. В возникновении этих субъективных переживаний большую роль играет мотивационная оценка осуществляемой деятельности. Если, например, после выполняемой тренировочной работы ожидается что-то важное и интересное, то работа кажется однообразной и слишком дли­тельной.

Объективные симптомы состояния монотонии. При наступле­нии состояния монотонии возникает сложная картина психофи­зиологических изменений. Показатели, характеризующие состоя­ние уровней регуляции, связанных со сложными функциями и прежде всего с функцией внимания, ухудшаются. Вследствие этого спортсмен чаще начинает реагировать на дифференцировочные сигналы (например, на ложные выпады противника в боксе и в фехтовании).

Увеличивается время реагирования в сложной ситуации, в связи с чем спортсмен может опоздать своевременно принять решение. На фоне ухудшения сложных функций обнаруживается явное улучшение работоспособности при выполнении простых заданий: укорачивается время простой зрительно-двигательной реакции (когда спортсмен отвечает только на один сигнал), увеличиваются мышечная сила и темп произвольной деятельности. Все это свидетельствует о том, что на фоне торможения эмоционально-мотивационной сферы воз­буждение двигательной системы увеличивается. Следовательно, о двигательном утомлении при развитии монотонии, по крайней мере, на первых стадиях, не может быть и речи.

Своеобразно изменяются вегетативные показатели: частота сердечных сокращений, артериальное давление, дыхательные функции, энерготраты снижаются. Создается картина сдвигов, соответствующих успокаиванию организма, перехода его из ра­бочего состояния в состояние покоя. Изменяется даже голос, ста­новится глухим, а речь вялой.

Все многообразие изменений функций при развитии состоя­ния монотонии можно объяснить следующим образом. Тот факт, что в первую очередь при монотонии страдают творческие функ­ции, связано с образованием «мотивационного вакуума», выра­жающегося в потере интереса к работе.

Торможение, возникаю­щее на этом уровне, снижение активации имеет следствием уси­ление парасимпатических влияний, в результате чего снижаются пульс, газообмен, энерготраты и мышечный тонус. Однако по­скольку работа должна быть продолжена, то возникает проти­воречие: с одной стороны, снижается психическая активность человека, направленная на регуляцию и контроль за деятель­ностью, с другой — работа должна продолжаться при оптималь­ном состоянии центров, непосредственно управляющих рабочи­ми действиями. Выход из этого положения человек часто находит в том, что повышает свою двигательную активность: увеличивает темп деятельности, мышечные усилия и быстроту просто­го реагирования на сигнал. Все указанные изменения не резуль­тат продолжающегося врабатывания при двигательной деятель­ности, а отражение механизмов саморегуляции, порой даже неосознаваемых. Укорочение простой зрительно-моторной реак­ции и нарастание возбуждения на двигательном уровне регули­рования было обнаружено Н.П. Фетискиным и при выполнении однообразной умственной деятельности. Увеличение двигатель­ной активности может быть следствием и активирующего, воз­буждающего влияния ретикулярной формации и приводит к повышению активации нервных структур, связанных с бодрство­ванием, к нейтрализации до некоторой степени развивающего­ся торможения. Очевидно, в этих сдвигах находят отражение механизмы саморегуляции энергетического потока в централь­ной нервной системе.

Факторы, влияющие на устойчивость человека к монотонии.

1.      Характер и условия работы.  Очевидно,   напряженность
(высокий темп работы) и информационная «загрузка» замедля­ют наступление монотонии. Однако в исследовании В.А. Сальникова, проведенном на штангистах, показано, что возникновение состояния монотонии может наблюдаться и при большой интенсивности тренировочных нагрузок. 

Им  применялись два вида тренировочных нагрузок — объемная   (большой интенсивности) и интенсивная (субмаксимальной интенсивности). Оказа­лось, что первый вид нагрузки чаще вызывает состояние монотонии, чем утомления. Интенсивная нагрузка, наоборот, реже вызывала  состояние монотонии и чаще состояние утомления. При этом играли роль и типологические особенности: объемная нагрузка вызывала состояние монотонии чаще у лиц с сильной нервной системой, а интенсивная нагрузка приводила к утомле­нию лиц со слабой нервной системой. Развитие монотонии зави­сит от темпа работы — свободного или вынужденного: она на­ступает позже при свободном темпе работы. Тренировки, проводимые на открытой местности, менее мо­нотонны, чем занятия в залах, гребных бассейнах, на дорожках стадиона.

2. Уровень физической подготовленности. У спортсменов монотония наступает позже, чем у не занимающихся спортом. В ус­ловиях тренировочной спортивной деятельности у спортсменов со стажем 3—4 года монотония появляется позже, чем у зани­мающихся спортом 1—2 года.

3. Отношение к работе. Отсутствие желания тренироваться приводит к быстрому развитию состояния монотонии. Поэтому при изучении спортсменов с разным стажем Н.П. Фетискиным был выявлен несколько неожиданный факт. У гребцов со стажем больше 5 лет устойчивость к монотонии уменьшалась: жалобы на апатию и скуку у них появлялись даже раньше, чем у спорт­сменов  с небольшим  стажем  занятий   греблей.   Очевидно,  у спортсменов с малым стажем (до 5 лет) наряду с ростом тре­нированности увеличивается и генерализованная устойчивость к любому виду деятельности, в том числе и содержащему эле­менты однообразия. Кроме того, в стремлении достичь спортив­ных вершин они с увлечением выполняют даже однообразную деятельность, У спортсменов с большим стажем (5 лет и выше) на фоне высокой тренированности мотивация к тренировочной деятельности, особенно в условиях бассейна (у гребцов) или за­ла (у велосипедистов), снижена, в результате чего они с неже­ланием относятся к выполнению однообразных упражнений в течение продолжительного времени. При этом следует заме­тить, что опытные спортсмены в большинстве случаев испыты­вали состояние монотонии «в чистом виде», в то время как у новичков монотония появлялась чаще на фоне жалоб на уста­лость. Эти результаты можно объяснить тем, что большая «жаж­да» деятельности гребцов-новичков приводит к тому, что трени­руются они увлеченно и замечают монотонию только тогда, ког­да устают. У мастеров же монотония чаще всего появляется на фоне еще высокой двигательной активности, так как уже в нача­ле тренировки интерес к предстоящей деятельности снижен.

Любопытный факт, показывающий роль установки на дея­тельность, получен Н.П. Фетискиным на школьниках: в выход­ной день (воскресенье) монотонная деятельность приводила к развитию состояния монотонии в три-четыре раза быстрее, чем в учебные дни недели. Очевидно, большую роль играет общий тонус нервной системы, готовность к работе.

Интерес к монотонной работе зависит еще и от того, насколь­ко эта работа соответствует направленности и уровню притя­заний личности, а также потребности личности в определенном виде деятельности. Уместно в связи с этим привести высказы­вание С. Уайта, что лица, не умеющие видеть цели в своей рабо­те, трудно переносят монотонность.

4. Функциональное состояние спортсмена и, в частности, наличие  физического  утомления.   Время  наступления  монотонии по дням недели точно соответствует классической кривой работо­способности человека в течение недельного   цикла. С повышением уровня врабатываемости  (во вторник и среду) монотония появляется позже, чем в понедельник, при накоплении утомления в конце недели монотония появляется гораздо
раньше. Этот факт следует учитывать при планировании трени­ровочных нагрузок по многодневным циклам.

5. Личностные особенности человека, в частности типологические проявления  основных  свойств   нервной   системы.  Еще
С. Уайт в 30-х годах отмечал, что люди живого темперамента более подвержены монотонии, чем лица флегматичные.

Н.П. Фетискиным установлено, что на скорость возникнове­ния состояния монотонии оказывает влияние целый комплекс свойств нервной системы. Одно сочетание усиливает устойчивость к монотонности — монотонофильный типологический комп­лекс: инертность нервных процессов, слабая нервная система, преобладание торможения на эмоционально-мотивационном уровне и преобладание возбуждения на двигательном; другое сочетание ослабляет эту устойчивость — монотонофобный типо­логический комплекс: подвижность нервных процессов, сильная нервная система, преобладание возбуждения на эмоционально-мотивационном уровне и преобладание торможения на двига­тельном уровне.

Меньшая подверженность монотонии лиц с инертностью нерв­ных процессов по сравнению с подвижными обусловлена, оче­видно, более стойкими очагами возбуждения, возникающими во время работы. В отличие от инертных, лица с подвижностью нервных процессов предпочитают работу, сочетающую в себе высокий темп, разнообразие рабочих действий, меньшую их по­вторяемость, поэтому однообразная работа быстро вызывает у них состояние монотонии, в то время как инертным монотонная деятельность даже импонирует.

Различия в типологии между монотонофильными и моното-нофобными людьми могут служить, вероятно, основой для отбо­ра лиц в те виды спортивной деятельности, где постоянно имеет место монотония. При этом нужно заметить, что лица с монотонофильным типологическим комплексом имеют, как прави­ло, более высокую мотивацию к монотонной работе. Н. П. Фетискин нашел, что и другие личностные особенности влияют на быстроту развития состояния монотонии: монотония быстрее по­является у лиц с высоким невротизмом, большой общитель­ностью (экстравертированностью) и с высокой самооценкой, ко­торая, вероятно, отражает в какой-то степени высокий уровень притязаний.

Меры борьбы с монотонней. Меры борьбы с монотонней дол­жны быть разнообразными и многоплановыми. Основными, про­веренными на практике являются: увлекательное оформление учебно-тренировочного* процесса с помощью организационных средств: расчленение тренировочного занятия на временные от­резки с помощью пауз; усиление мотивации благодаря объяс­нению цели деятельности; установление поэтапных целей вместо бесконечного количества повторений одних и тех же действий (например, лучше давать задание попасть мячом в корзину не 200 раз подряд, а сериями — 20 раз по 10 бросков и т. п.). Эти несложные меры обеспечивают целенаправленность и значи­мость работы на каждом этапе.

Целесообразно также использовать и объединение простых элементов разучиваемых упражнений в более сложные; увели­чение темпа работы; смену работы, применение «активного от­дыха» (по И.М. Сеченову). Способствует снятию монотонии введение элемента соревнования (например, бег или плавание за лидером на тренировочных занятиях).

Эффективным бывает отключение внимания от выполняемой деятельности и переключение его на другие объекты. Этот при­ем часто используют скороходы, деятельность которых весьма однообразна.

Использование раздражения органов чувств тоже дает хо­роший эффект. Например, американские и австралийские тре­неры по плаванию борются с монотонней на тренировочных за­нятиях, используя подводную музыку или давая (пловцам на тренировку 6 пар очков со стеклами разного цвета, которые спортсмены время от времени меняют).

Однообразие условий деятельности может вызывать не толь­ко острое состояние монотонии, но и хроническое, когда каж­дая работа сама по себе этого состояния не вызывает, а повто­рение работы (тренировочных нагрузок) вызывает монотонию, проявляющуюся до работы, в состоянии покоя. Подобные со­стояния выявлены М.С. Фидаровым у борцов к концу тренировочных сборов. Очевидно, причина их в том, что для проведе­ния контрольных встреч используется один и тот же соперник и спортсмены не испытывают чувства новизны, приподнятости. Следует периодически менять спарринг-партнеров.

Состояние психического пресыщения. Монотонная деятель­ность на тренировочных занятиях приводит и к другому состоя­нию — психическому пресыщению. Психическое пресыщение описано как два типичных состояния автором осуществлено не было. Поэтому в современной психологии часто вместо состоя­ния монотонии говорят о состоянии психического пресыщения. Происходит это вследствие того, что авторы подменяют поня­тие «насыщение» (по К. Левину) понятием «пресыщение». Насы­щение может привести к монотонии, но оно недостаточно для возникновения пресыщения.

По своей форме психическое пресыщение во многом противо­положно состоянию монотонии. Так, спортсмены чувствуют не апатию и сонливость, а наоборот, возбужденность, раздражи­тельность от процесса работы, испытывая к ней отвращение. По-иному изменяются и физиологические показатели: время сложной реакции укорачивается, в сложной ситуации спортсмен начинает реагировать быстрее. Вегетативные показатели изменя­ются так же, как и при монотонии: частота сердечных сокраще­ний, дыхания, вентиляция легких и энерготраты снижаются.

Состояние психического пресыщения появляется либо вслед за состоянием монотонии (если работа не прекращается долгое время), либо развивается первично. Последний случай чаще характерен для людей, имеющих «взрывную» типологию (в боль­шей мере склонных к быстродействию и к выполнению кратковременной    интенсивной    деятельности):    слабую    нервную систему, высокую подвижность возбуждения и преобладание воз­буждения   на   эмоционально-мотивационном   уровне   регулиро­вания.

Это состояние еще плохо изучено, однако и сейчас оче­видно, что самым эффективным средством борьбы с ним явля­ется прекращение деятельности.    Смена темпа вряд ли здесь поможет. Зато большое значение в предупреждении этого состоя­ния   (впрочем,  как и  состояния  монотонии)   имеет  правильно организованный тренировочный цикл при подготовке к соревно­ваниям. Осуществление на практике принципа предельной специализации может приводить к потере интереса не только к тренировочным занятиям, но и к соревнованиям. Поэтому должны использоваться различные формы переменности: волнообразное изменение нагрузок, ударная тренировочная нагрузка, маятникообразное построение тренировочного цикла.

Возникновение эмоциональной напряженности в процессе деятельности

ричины возникновения. Эмоциональная напряженность в процессе выполнения деятельности чаще всего возникает как ре­зультат трудно преодолимого препятствия на пути к достижению цели. Однако и успех в деятельности может привести к эмоцио­нальной напряженности. Например, удачно выполненная первая попытка на соревнованиях нередко потрясает не только сопер­ников, но и самого спортсмена, выполнившего ее. Эмоциональная напряженность возникает и при конфликтах, наблюдающихся в процессе единоборства спортсменов.

Еще одной причиной возникновения психической напряжен­ности является вынужденный перерыв в деятельности, напри­мер отсрочка выполнения попытки. Всякое прерывание деятель­ности (по К. Левину) вызывает у человека состояние напряжен­ности, так как он стремился закончить эту деятельность, реали­зовать возникшую у него потребность добиться поставленной цели. Особенно часто вынужденные отсрочки наблюдаются на со­ревнованиях по легкой атлетике: из-за дождя, ритуала награждения победителей, сопровождаемого объявлением по радио и маршем, что отвлекает участников и заставляет их отложить попытку на некоторое время.

Обилие причин, приводящих к напряженности во время дея­тельности, приводит к многообразию форм ее проявления. Мож­но, например, отметить такие состояния, как психическое пре­сыщение, утомление, «мертвая точка», фрустрация.

Несколько слов о стрессе. Это слово стало модным и широко употребимым. Многие склонны всякое напряжение относить к стрессу. Надо иметь в виду, что стресс — это всегда угроза для организма, и встречается такое состояние лишь на соревно­ваниях, имеющих огромную личную и общественную значимость для спорта, например на Олимпийских играх. Особенно показа­тельны в этом отношении Олимпийские игры в Мехико, когда к психическому напряжению присоединялся фактор высокогорья. Некоторые гребцы, например, заканчивали дистанцию почти в обморочном состоянии.

Влияние психической напряженности на деятельность спорт­смена. Состояние напряженности может выражаться в двух фор­мах: в увеличении возбуждения, реакциях мобилизации резер­вов организма   и в тормозных реакциях.

Е.А. Милерян наблюдал снижение сенсомоторной деятель­ности при воздействии сильных эмоциональных факторов. Ухуд­шение работоспособности было трех типов: 1) скованное, им­пульсивное выполнение действий; 2) уклонение человека от вы­полнения своих функций; 3) полная заторможенность действий.

Поведение в состоянии напряженности отличается не гиб­костью: утрачивает пластичность, свойственную ему в спокойной обстановке. Некоторые спортсмены отмечают, что при встрече с сильным противником из-за сильного волнения подсказанная тренером или товарищем комбинация становится настолько на­вязчивой, что в ходе борьбы спортсмены только о ней и дума­ют, забывая обо всех других приемах. Это происходит потому, что спортсмен некритически воспринимает рекомендованную комбинацию как лучшую.

В состоянии напряженности в первую очередь страдают слож­ные действия и интеллектуальные функции: сокращается объем внимания, нарушаются процессы восприятия и мышления, появ­ляются лишние ненаправленные действия, снижается объем па­мяти и элементарных мыслительных операций. Один из извест­ных волейболистов писал: «Напряжение порой бывает так ве­лико, что потом не можешь вспомнить ход встречи, забываешь, что и как делал. В таком состоянии не мудрено проиграть, что угодно. Это как воздушная яма, куда проваливается самолет. Команда в такой ситуации полностью теряет управление».

Возникновение того или иного типа напряженности (реакции мобилизации или реакции торможения) обусловлено многими факторами. Одним из них является степень объективной и субъ­ективной трудности задачи для данного человека. Если степень трудности максимальная и задача неразрешимая, продуктив­ность работы вначале повышается, а затем снижается (В. Лазарус). Если же задача трудная, но разрешимая, то повышение или понижение продуктивности зависит от степени подготовлен­ности человека: при хорошей подготовленности (тренирован­ности) помехи и препятствия улучшают выполнение задачи, а при плохой ухудшают.

Большое значение имеют также личностные особенности, в том числе типологические высшей нервной деятельности. Лица с сильной нервной системой лучше выдерживают экстремальные условия, чем лица со слабой нервной системой (В.С. Мерлин, В.Д. Небылицын, 3.И. Бирюкова, Б.А.Вяткин).

Зная, что эмоциональная напряженность может снижать эф­фективность деятельности, нередко соперник преднамеренно провоцирует спортсмена, чтобы вывести его из душевного рав­новесия, чтобы чувства «подавили» волю.

Как же относиться к состояниям психической напряженно­сти? По мнению большинства ученых, часто повторяемая боль­шая нервно-психическая напряженность — явление нежелатель­ное. Однако имеется и другая точка зрения, что стресс полезен для развития человека, поэтому и предупреждать его возникно­вение нет смысла. Практика опровергает это. Как известно, в сезоне 1973 г. Федерация футбола отменила ничьи и ввела для определения победителя серию 11-метровых штрафных уда­ров. Это решение отразилось на психической устойчивости фут­болистов. Вот как высказался по поводу этого нововведения вра­тарь сборной команды страны В. Пильгуй: «Отмена ничьих и ре­шение спора с помощью пенальти, на мой взгляд,— также, впро­чем, думают и мои товарищи по команде,— не принесло ничего, кроме дополнительной нервной нагрузки. Может быть, она не­обходима для, так сказать, морально-волевой подготовки? Не думаю. Нервничая, не укрепишь нервную систему. Скорее на­оборот».

Полевые игроки отказывались бить пенальти. Были случаи, когда их силой выталкивали из центрального круга. На удивле­ние часто игроки не могли реализовать пенальти, даже те, кто прежде бил без промаха. Их упрекали, говорили: надо повышать мастерство. Сперва на тренировках рьяно этим занимались, но, когда поняли, что не мастерство решает, а нервы, прекратили... Нет, кажется, с помощью таких мер мастерство повысить нель­зя».

Состояние утомления

Однако, как справедливо считает Р.А. Шабунин, снижение работоспособности не является ни единственным, ни первым признаком утомления. Ведь имеется период, когда утомление уже наступило, а работоспособность еще не снижена (период «компенсированного утомления»). Поэтому утомление — это нормальное состояние, возникающее при длительной или интен­сивной работе, в результате которой человеку становится сначала трудно, а затем и невозможно поддерживать требуемые ин­тенсивность и качество работы. Оно отражает перестройку ре­гуляторных функций от оптимального режима работы к экстре­мальному для поддержания работоспособности на прежнем уровне.Период работы спортсмена можно разделить на два этапа. На протяжении первого этапа функциональные системы дости­гают нужного и устойчивого уровня деятельности, работа осу­ществляется при оптимальном способе регулирования, без существенного напряжения психических сил. На втором этапе по­является чувство усталости, функциональный потенциал спорт­смена снижается, и, чтобы обеспечить прежнюю эффективность деятельности, ему нужно мобилизоваться прилагать большие волевые усилия. Наступает утомление. Под ним обычно понима­ют вызванное работой временное снижение работоспособности вследствие нарушения регуляторных процессов.

Чувство усталости. Одним из ранних признаков утомления является чувство усталости. Чувство усталости сопровождается определенными ощущениями и является отражением субъектив­ного мира человека, но основу его составляют физиологические сдвиги, и в этом смысле оно так же объективно, как любое фи­зиологическое явление.

О физиологической природе ощущения усталости известно очень мало. Ощущение мышечного утомления вначале локали­зовано в области работающих мышц и часто сопровождается болевыми ощущениями. По мнению болгарского физиолога Д. Матеева, накопление неокисленных продуктов метаболизма, гипоксия и другие сдвиги, развивающиеся при утомлении во внутренней среде работающей мышцы, являются причиной того, что афферентные импульсы, порожденные мышечной работой, становятся при ее продолжении все более и более сильными. Эта увеличивающаяся по силе афферентация представляет со­бой физиологическую сторону субъективного чувства усталости, которое с течением работы становится все более выраженным и даже может перерасти в острую боль, заставляющую человека прекратить работу.

В.В. Розенблат выдвигает гипотезу, что в основе ощущения усталости лежит преимущественно процесс торможения в дви­гательных корковых клетках при начинающемся их истощении. Как бы то ни было, чувство усталости реально существует и до­стоверно сигнализирует нам о наступившем утомлении.

Объективные данные о чувстве усталости получены и в рабо­те Э.А.Голубевой и В.И. Рождественской: дельта-ритм электроэнцефалограммы возрастал по мере увеличения усталости. Возможно, это является следствием усиливающейся волевой активности, направленной на преодоление возникшего состояния утомления и поддержание работоспособности на прежнем уровне.

Субъективное чувство усталости, по мнению ряда ученых, достаточно точно отражает тяжесть работы, поэтому чувство ус­талости можно рассматривать как субъективное отражение того усилия, которое необходимо для сохранения координации свя­занных с работой процессов.

Некоторые ученые отождествляют усталость в скуку, апа­тию при выполнении работы, считая, что усталость выражается в снижении интереса к работе и зависит от ее однообразия (мо­нотонности). Однако в ряде работ (Н.П. Фетискин и др.) пока­зано, что субъективным переживаниям апатии и усталости соответствуют различные изме­нения нервных процессов в центральной нервной системе. У испытуемых, жалующихся на апатию и скуку при монотонии, наблюдается усиле­ние процесса торможения в эмоционально - мотивационном уровне регуляции, а в двига­тельном уровне возбуждение может даже увеличиваться. При усталости вследствие мы­шечной деятельности торможе­ние в первую очередь усили­вается в двигательных цент­рах и лишь потом может на­ступать в мотивационном уров­не регуляции.

Р.А. Шабуниным доказано, что усталость является субъ­ективным признаком уже на­ступившего утомления, так как оно появляется в момент изме­нения ряда физиологических функций, обеспечивающих работу. Эти изменения состоят в увеличении суммарной биоэлектрической активности мышц, в изменении глубины дыхания, учащения пульса. Сходные данные получены Г.И. Мызаном. При появлении чувства усталости у работавших наблюдалось кратковременное уменьшение ча­стоты пульса и дыхания, вслед за которым оба эти показателя резко увеличивались. Увеличение напряженности в работе сер­дечно-сосудистой и дыхательной систем сопровождалось уси­лением потоотделения. Все эти признаки свидетельствуют о большой напряженности в работе организма, сопровождающей преодоление утомления.

В этих исследованиях появляющееся чувство усталости с объективными изменениями ряда функций совпадало не всегда. Одной из причин несовпадения субъективных переживаний с объективными признаками утомления является наличие или от­сутствие у испытуемых опыта в анализе мышечных ощущений. Так, у спортсменов, хорошо умеющих анализировать мышечные ощущения, число этих совпадений было значительно выше, чем у неспортсменов; повторение эксперимента увеличивало число совпадений.

Причины утомления. Утомление изучается учеными уже вто­рое столетие, но окончательный ответ на вопрос, что является причиной утомления, еще не получен. Выдвигались различные теории утомления, каждая из которых подчеркивала одну из сторон развивающихся изменений. Большое распространение полу­чили в свое время гуморально-локалистические теории утомле­ния. Одна из них — теория «истощения»— причину утомления видела в истощении энергетических ресурсов, расходуемых во время работы. По образному выражению академика А.А. Ухтомского, работающий орган уподобляется при этом печи, кото­рую нечем топить.

Теория «задушения» связывала утомление с нарушением процессов окисления. А.А. Ухтомский по поводу этой теории гово­рил, что «дрова в печи есть, но нет кислорода для их сжига­ния».

Еще в середине прошлого века было обнаружено, что в ра­ботающей мышце накапливается молочная кислота. Поскольку промывание физиологическим раствором работающей мышцы восстанавливало ее работоспособность, Е. Пфлюгером была вы­двинута теория «засорения», согласно которой причиной утом­ления является засорение крови продуктами распада энерге­тических веществ. Про эту теорию А.А. Ухтомский говорил, что выдвигаемая ею причина уподобляется случаю, когда «дрова есть, но они подмочены».

В. Вейхард выдвинул даже гипотезу, что при утомлении вы­деляется особый белковый яд утомления — кенотоксин. Эта точ­ка зрения просуществовала удивительно долго, до 20-х годов нашего столетия.

Результаты, полученные на изолированных мышцах живот­ных, стали переноситься на человека для объяснения утомле­ния, наступающего в условиях целостной работы организма. Польская ученая И. Йотейко создала «периферическую» теорию утомления, по которой первоначально утомление возникает в работающем органе (мышце) и лишь вторично — в нервных центрах.

Получены данные, подтверждающие роль гуморальных фак­торов в развитии утомления. Показано, что искусственное «закисление» мышц во время работы ускоряет утомление: при до­бавлении кислых продуктов работоспособность мышц падает соответственно степени «закисления». С другой стороны, выклю­чение кровотока в работающих мышцах (путем наложения на конечность манжеты) тоже ускоряет наступление утомления, а в период отдыха замедляет восстановление. Наоборот, усиле­ние кровоснабжения мышц повышает работоспособность.

Гуморально-локалистические теории, отражая существенные изменения в организме, не объясняют, однако, все наблюдаемые явления.

Поэтому сторонники «периферической» теории утомления не отрицают в настоящее время и роль центральной нервной си­стемы, но отстаивают ту точку зрения, что первично утомление возникает на периферии и лишь вторично — в центрах.

Сторонники центрально-нервной теории утомления считают, что причиной снижения работоспособности при утомлении явля­ются нарушения нормальной работы нервных клеток, особенно корковых. Одним из первых указал на значение нервной систе­мы в развитии утомления великий русский ученый И.М. Се­ченов.

Известно, что при усталости, вызванной умственной рабо­той, значительно снижается работоспособность мышц. Француз А. Моссо в конце прошлого века выявил очень интересный и важный для понимания причины утомления факт: если пол­ностью утомленную от произвольной деятельности мышцу раз­дражать электрическим током, она вновь дает сокращения. Де­ло, следовательно, не в самой мышце, не в невозможности ее сокращения, а в отсутствии должных пусковых влияний со сто­роны нервной системы.

Опыты И.М. Сеченова по стимулирующему влиянию «актив­ного отдыха», исследования В.В. Богуславского, показавшего влияние эмоционального состояния на работоспособность чело­века, и ряд других данных говорят в пользу того, что при утом­лении изменения наступают и в центральной нервной системе, в первую очередь в коре головного мозга.

Интересная точка зрения на развитие и роль утомления вы­сказана И.А. Кулаком. Он обнаружил, что с самого начала ра­боты процесс расходования активных энергетических веществ идет с наибольшей интенсивностью, а интенсивность восстано­вительных процессов нарастает постепенно, становясь наиболь­шей лишь через некоторое время. Процессы расходования и вос­становления, с точки зрения И.А. Кулака, регулируются различ­ными отделами нервной системы: процесс расходования — сома­тической, а восстановления — вегетативной нервной системой. Утомление в его понимании становится посредником между про­цессами расходования и восстановления энергетических веществ, а главное — защитником целостности организма.

Кора головного мозга изменяет интенсивность процессов в работающем органе различными путями. Первый путь — пря­мой, через соматическую нервную систему — позволяет человеку произвольно менять интенсивность работы, а следовательно, из­менять и процесс расходования энергетических веществ. Второй путь — косвенный, через вегетативную нервную систему, потому что восстановительный процесс не находится в прямом подчине­нии коре головного мозга (той части, которая связана с произ­вольным регулированием). Получается так, что человек по своему желанию может ускорить процесс расходования энергетиче­ских веществ (для этого ему необходимо только увеличить внеш­нюю работу органа), но он не может в такой же степени уско­рить процесс восстановления этих веществ, не может сразу вос­становить функции утомленного органа. Необходимо некоторое время, даже при волевом усилии, чтобы этот процесс завершил­ся сам по себе.

Роль нервной системы при утомлении заключается в коор­динации функций организма. Происходит взаимное замещение функционирующих систем, в которых развилось утомление, све­жими системами и даже частичная их подмена. Когда начинает развиваться утомление в одной мышечной группе, в работу не­произвольно включаются другие мышечные группы. Координа­ция функций организма при утомлении сначала не снижается, как принято считать, а наоборот, повышается.

Почти полвека назад А.А. Ухтомский ставил вопрос о том, что неправильно локализовать утомление в определенном рабо­чем звене, он рассматривал утомление как расстройство коорди­нации тех или иных процессов, участвующих в работе. Никаких, общих для всех, случаев механизмов утомления не существует. В различных условиях ведущее место принадлежит различным факторам. Это положение убедительно и сегодня. Различные теории утомления имеют право на существование и выделяют лишь отдельные возможные механизмы развития утомления. В каждой теории есть свои сильные и слабые стороны: сильные потому, что они верны для конкретных условий деятельности, слабые потому, что результаты, полученные в одних условиях, авторы теорий пытаются сделать закономерностью для других условий.

Причин, вызывающих утомление, много, и разные причины могут вызвать различные проявления утомления. С другой сто­роны, состояние утомления может быть связано с изменениями во многих органах и системах организма, но их роль при этом различна. Анализируя причины утомления, развивающегося при выполнении различной работы, необходимо выяснить, в каких именно физиологических системах раньше всего возникает утом­ление.

Картина утомления при динамической работе зависит, преж­де всего, от ее мощности. При работе максимальной мощности (работа спринтера) утомление наступает быстро, в течение пер­вых 10—20 с. Причины этого: особенности мышечного химиз­ма — анаэробные химические процессы приводят к накоплению продуктов распада — и особенности работы нервных центров — большое возбуждение нервных центров, частая смена возбужде­ния на торможение и т. п.— приводят к быстрому развитию за­предельного торможения.

При работе субмаксимальной мощности, продолжающейся от 45 с до 3—4 мин, вследствие ее длительности большое количест­во молочной кислоты переходит из мышц в кровь, вызывая зна­чительное подкисление. Такая кровь создает неблагоприятные условия для работу нервных центров.

При работе большой мощности, длящейся от 10 мин до полу­часа, недостаточность дыхания и кровообращения являются ре­шающими факторами в развитии утомления. Сердце, работаю­щее на пределе своих возможностей, начинает снижать мощность, если работа длится многие минуты. Это приводит к умень­шению систолического объема и, следовательно, к уменьшению снабжения организма кислородом.

При работе умеренной мощности, которая может продол­жаться часами, главным является снижение уровня сахара в крови, чего не наблюдалось при работе других мощностей. Это происходит из-за истощения углеводных запасов печени и мышц. Ухудшается ряд психических функций: объем памяти, внимания, острота зрения, «чувство времени» (А.Ц. Пуни). Изменяется качество запоминания: от логического запоминания спортсмен переходит к механическому запоминанию.

Особые механизмы утомления имеются при выполнении ста­тических усилий. Во время большого статического усилия, нося­щего тетанический характер, значительно повышается внутри­мышечное давление. Напряженные мышечные волокна сдавли­вают кровеносные сосуды, в результате чего нарушаются кровоток и кровоснабжение мышц, вплоть до полной его останов­ки (вследствие сжатия артериол). Недостаточное кровоснабжение приводит к резкому уменьшению поступления кислорода — ишемии. Работа в этих условиях может совершаться за счет анаэробных процессов, не компенсируемых ресинтезом, которые приводят к накоплению продуктов распада. Вследствие отсутст­вия кровотока эти продукты не окисляются и не вымываются, химизм мышцы нарушается, что и приводит к снижению их ра­боты. Эта теория утомления при статических усилиях, выдви­нутая Линдгардом, дополнена представлениями Я.А.Шейдина и Н.К. Верещагина о запредельном торможении нервных цент­ров вследствие большого потока нервных импульсов с проприорецепторов напрягающихся мышц.

Роль утомления. В свое время академик А.А. Ухтомский рас­сматривал утомление чуть ли не как патологическое или на гра­ни его состояние. Другие исследователи считают, что утомле­ние — это защитный механизм, предупреждающий полное исто­щение энергетических ресурсов и разлад в координационной работе центров. Л.Л. Васильев, признававший теорию отравле­ния, писал в связи с этим, что мы утомляемся не оттого, что отравляемся кенотоксином, а для того, чтобы не отравляться им. Существует точка зрения на утомление как функцию организ­ма, предохраняющую работающий орган от разрушения: утом­ление — это функция организма, которая снижает интенсивность внешней работы органов и систем в связи с возникновением дефицита   активных   энергети­ческих веществ.

Состояние утомления, од­нако, не исключает деятельно­сти человека. Наоборот, дея­тельность при небольшой или средней степени утомления является фактором, повышаю­щим тренированность челове­ка. Поэтому оценка значимо­сти утомления должна быть индивидуальной для каждого конкретного случая.

Спортивная деятельность, как правило, протекает на фо­не большого утомления, по не­которым данным, время, в те­чение которого спортсмен про­должает работать при разви­вающемся утомлении, состав­ляет около 30% от всего пе­риода работы. Это время, как уже говорилось, называется периодом компенсированного утомления. На длительность периода компенсированного утомления влияют, как пока­зано М.Н. Ильиной, возраст, мотивация, уровень трениро­ванности, психофизиологиче­ские особенности личности. У младших школьников пе­риод компенсированного утомления    выражен    слабо.  При появлении жалоб на усталость они вскоре прекращают рабо­ту.     Этот     факт   необходимо учитывать    при    дозировании нагрузок для младших школь­ников.     С   возрастом   способность  работать  без  снижения интенсивности    на фоне уста­лости увеличивается. У старших школьников и студентов дли­тельность    периода  компенсированного  утомления  становится больше,   чем   длительность   работы   до   появления   усталости, особенно при наличии соревновательного мотива.

Соревновательный   мотив  удлиняет  период  компенсирован­ного утомления (терпеливости) в большей мере, чем период работы. Следовательно, соревновательный мотив, помимо общего влияния, связанного с нарастанием уровня эмоционального воз­буждения, особенно усиливает проявление волевых качеств, в частности упорства (терпеливости). Особенно отчетливо это проявилось в исследовании, посвященном влиянию соревнова­тельного мотива на выносливость школьников различного возраста: чем старше школьники, тем длиннее период работы при компенсированном утомлении при наличии соревновательного мотива.

Утомление и монотония. Состояние утомления часто смешивается с состоянием монотонии. Дейст­вительно, на основании жалоб спортсмена различить утомление и состояние монотонии довольно сложно, так как при утомлении любая работа может показаться однообразной и скучной, хотя объективно такой и не является. Очевидно, в ряде случаев утом­ление может сопровождаться монотонией, но утомление и моно­тония — не одно и то же состояние, и отличить их можно по сле­дующим признакам:

1.утомление — не специфическое следствие монотонной ра­боты, оно развивается при любой по характеру и длительности
работе;

2.утомление исчезает в период отдыха постепенно, моно­тония же исчезает быстро; перемена темпа деятельности (даже его увеличение)  приводит к быстрому снятию монотонии, при
утомлении увеличение темпа еще больше снижает работоспо­собность;

3.утомление быстрее вызывается тяжелой работой, моното­ния легкой;

4.показатели   деятельности   сердечно-сосудистой    системы
различны при утомлении и монотонии: в первом случае пульс
и кровяное давление увеличиваются, во втором снижаются;

5.также различно изменяются при утомлении  (усталости)
и  монотонии  рефлексометрические показатели:  время  простой
реакции при утомлении, как правило, увеличивается, а при монотонии либо не изменяется, либо укорачивается.

Активный отдых как способ срочного уменьшения утомления на тренировочных занятиях. Эффект активного отдыха был ус­тановлен И.М.Сеченовым в 1903 г. Он объяснил эффект тем, что работавшие ранее и пришедшие в тормозное состояние нерв­ные центры «заряжаются» при возбуждении других, симмет­ричных центров.

Средства, используемые для активного отдыха, различны. Могут использоваться не только симметричные группы мышц, например, для активного отдыха мышц рук можно применить ра­боту ног. В качестве активного отдыха могут использоваться статические напряжения, упражнения на расслабление.

У активного отдыха имеются и сторонники и противники. Де­ло действительно не так просто, как это представляют в неко­торых популярных брошюрах. Активный отдых в ряде случаев может и не дать ожидаемого положительного эффекта. Так, не­мецкий физиолог Е. Мюллер пытался заполнить паузы при тяже­лой работе обеих рук работой ног на велоэргометре. Эффект ак­тивного отдыха не получился: утомление увеличилось.

Некоторые ученые считают, что активный отдых может пред­ставлять дополнительный стресс, т.е. ситуацию напряжения в нейроэндокринной системе, поэтому не даст полного восста­новления.

Конечно, и отрицать значение активного отдыха, и считать его эффективным в любой ситуации неправомерно. Активный отдых повышает работоспособность только в определенных ус­ловиях:

1.Должна учитываться интенсивность работы, выбираемой в качестве активного отдыха: тяжелая работа, примененная как активный отдых, не улучшает работоспособность. Активный от­дых наиболее эффективен не при слабых (малые нагрузки, при­меняемые в качестве активного отдыха, дают даже отрицательный эффект) и не при слишком интенсивных, а при определен­ных, оптимальных нагрузках.

2.Наибольший эффект достигается при включении в активный отдых мышц-антагонистов. Если, например, основная на­грузка падала на сгибатели рук, то выгоднее подключать к ак­тивному отдыху разгибатели рук.

  1. Играет роль характер работы, вызвавшей утомление. При утомлении, вызванном монотонной работой, эффект активного отдыха меньше, чем после интенсивной работы. При быстро раз­вивающемся  утомлении  эффект   активного   отдыха   тоже  не­большой.

4.Эффект активного отдыха зависит от степени утомления.
Положительный эффект активного отдыха выражен сильнее на
фоне большого утомления, чем слабого.

Правда, понятие о степени утомления относительно. По не­которым данным, при очень большом утомлении эффективнее пассивный отдых/Очевидно, наибольшее влияние активного от­дыха наблюдается при средней степени утомления.

Важно учитывать, что, чем большее утомление развивается у спортсмена, тем меньшую нагрузку надо ему давать в качестве активного отдыха.

5.Имеет  значение  степень  тренированности.   Чем   больше
тренирован человек к утомляющей работе, тем более положи­
тельное действие оказывает активный отдых.

Состояния операциональной напряженности

омимо эмоциональной напряженности, связанной с пережи­ванием субъектом ситуации и возникновением состояния тре­вожности, страха, предстартового возбуждения, испуга, о кото­рых речь шла уже выше, во время непосредственной деятельно­сти развиваются операциональные виды напряженности, связан­ные с предельными психическими и волевыми напряжениями. К таким видам напряженности могут приводить чрезмерно вы­сокий темп деятельности, близкий к пределу функциональной подвижности нервных регуляторных систем; чрезмерные одно­кратные физические напряжения (например, у штангистов при подъеме рекордного веса); длительная работа на фоне насту­пающего утомления. Наиболее ярким, хотя еще недостаточно изученным состоянием, отражающим операциональную напря­женность, является мертвая точка.

Мертвая точка. При длительной работе большой, субмакси­мальной, а иногда и умеренной (средней) интенсивности (при кислородном запросе свыше 1500 мл) может наблюдаться особое состояние утомления, сопровождающееся резким спадом работо­способности. Это состояние, названное мертвой точкой, одним из первых наблюдал Г. Кольб в 1891 г. на гребцах.

Симптоматика мертвой точки. Субъективно спортсмен пере­живает тягостное эмоциональное состояние, связанное с чувст­вом удушья, острым чувством тяжести в ногах, сознанием не­возможности продолжать деятельность, желанием сойти с ди­станции (у пловцов, бегунов, велосипедистов, лыжников, конько­бежцев и гребцов) или прекратить бой или схватку (у боксеров или борцов). Это состояние связано с ухудшением ряда психи­ческих функций: снижается ясность восприятия, появляются ил­люзии, особенно в сфере мышечно-двигательных восприятий, ос­лабевают память (особенно процессы воспроизведения), мыш­ление. Нарушается внимание: уменьшается его объем, теряется способность распределения, резко снижается его устойчивость. (Замедляется быстрота реакции и увеличивается число ошибоч­ных ответов).

Этим психологическим особенностям в состоянии мертвой точки сопутствуют и сдвиги физиологических функций. Несмот­ря на снижение интенсивности работы, энергетические траты в организме увеличиваются. Увеличена частота дыхания (до 60 в 1 мин) при некотором уменьшении глубины (снижении жиз­ненной емкости легких), увеличена частота сокращений сердца, резко возрастает артериальное давление.

На этом фоне напря­жения функций сердечно-сосудистой и дыхательной систем от­четливо видна их несостоятельность в обеспечении нормального баланса между приходом и расходом энергетических источни­ков. Резкое увеличение распада веществ вследствие недостатка кислорода не компенсируется их восстановлением, и в организме накапливается большое количество кислых продуктов (мо­лочной кислоты, а также углекислоты).

Организм предприни­мает усилия снизить содержание молочной кислоты, результатом чего является повышение использования тканями того количе­ства кислорода, которое имеется в крови. Вследствие этого при мертвой точке увеличивается артериовенозная разница, т.е. раз­ница между содержанием кислорода в артериальной и веноз­ной крови: чем больше ткани (мышцы) забирают из артериаль­ной крови кислорода, тем меньше его будет в венозной крови. Диссоциации оксигемоглобина — отделению кислорода от ге­моглобина — при мертвой точке способствуют повышение тем­пературы тела вследствие нарушения теплорегуляции (тепло­продукция опережает теплоотдачу) и повышенная «кислотность» мышц, работающих в условиях гипоксии (недостатка кисло­рода).

В результате этих сдвигов снижается интенсивность дея­тельности спортсмена, уменьшается мышечная сила, темп и амплитуда движений.

Механизмы развития мертвой точки. Очевидно, что причиной появления мертвой точки является несоответствие между интенсивностью работы и функциональными возможностями вегетативных систем организма, обеспечивающих доставку кислорода к мышцам. Однако о конкретных механизмах мертвой точки су­ществуют различные мнения. Согласно одной теории мертвая точка является следствием накопления в организме углекислоты. Недостаточность дыхания не обеспечивает ее выведение из ор­ганизма, кислотность крови повышается, что приводит к затруд­нению выполнения работы. Однако большинство ученых счита­ют, что только этим объяснить мертвую точку нельзя. В ряде случаев мертвая точка наблюдается и при малых сдвигах кис­лотности крови и малом содержании углекислоты в крови, т. е. при истинном устойчивом состоянии организма.

Признается, что большая роль в развитии мертвой точки принадлежит центральной нервной системе, а конкретно — ост­ро развивающемуся торможению в нервной системе (А.И. Ройтбак и Б.В. Таварткиладзе). Очевидно, возникающее торможе­ние имеет охранительную природу, развиваясь по типу запре­дельного. В связи с этим и мертвая точка рассматривается как своеобразное охранительное состояние, ведущее к снижению ин­тенсивности деятельности и дающее возможность нервным цент­рам отдохнуть (В.С. Фарфель).

Возможно, что в развитии мертвой точки играют роль висцеромоторные и моторно-висцеральные рефлексы, нарушение согласованности в регуляции деятельности со стороны нервной и гуморальной систем. Так, перенапряжение в работе сердца может рефлекторно угнетать работу скелетных мышц. Отмечено также (М.Р. Могендович и Т.В. Ковалев), что при ухудшении состояния наступает функциональная дезинтеграция в работе мышечно-двигательной и вегетативной систем: они работают не­зависимо друг от друга.

Условия появления мертвой точки. Появлению мертвой точ­ки способствует ряд условий:

1.Интенсивность работы: чем больше интенсивность, тем раньше может наступить мертвая точка и тем тяжелее состояние. Например, при беге на дистан­ции 5 и 10 км мертвая точка может наступить через 5—6 мин работы, а при марафонском беге она возникает позже, но иног­да появляется повторно.

2.Уровень подготовленности спортсмена:  чем хуже спортсмен подготовлен физически, тем вероятнее наступление мертвой точки; у хорошо тренированных опытных спортсменов момент наступления мертвой точки отодвигается от старта и со­стояние выражено слабее.

3.Степень  подготовленности  спортсмена  к  работе:   неполное врабатывание   (вследствие плохо   проведенной разминки)
приводит к появлению мертвой точки.

4.Внешние  условия   деятельности.   Благоприятствуют   возникновению  мертвой точки высокая   температура   и большая влажность воздуха, поэтому к соревнованиям, проводимым в таких условиях, нужна специальная адаптация.

При наличии этих условий мертвая точка у новичков может появиться даже на спринтерских дистанциях (например, в беге на 200 м).

Второе дыхание. Большая роль в преодолении мертвой точ­ки принадлежит волевому усилию спортсмена. Если, несмотря на трудности, спортсмен продолжает деятельность, стремится наладить редкое и глубокое дыхание, то наступает облегчение — второе дыхание. Один из признаков его — сильное потоотделе­ние. Правда, оно может начаться и позже появляющегося об­легчения. С потом выделяется часть молочной кислоты и других недоокисленных продуктов, накопившихся в организме при мертвой точке. Облегчению способствует и увеличивающаяся утилизация кислорода тканями, о чем говорилось выше. В ре­зультате снабжение кислородом организма и работающих орга­нов увеличивается (увеличивается жизненная емкость легких), постепенно уменьшается артериовенозная разница, быстрее на­чинает выводиться углекислый газ. Второе дыхание сопровож­дается чувством физического облегчения, восстановлением нор­мальной деятельности психических функций (памяти, внимания, мышления, восприятий), появлением стенических эмоций, жела­нием продолжать деятельность.

Механизмы возникновения второго дыхания неясны в полной мере, так же, впрочем, как и механизмы появления мертвой точ­ки. Считают (В.С.Фарфель, В.В. Михайлов), что восстановле­нию работоспособности способствует временное снижение интен­сивности работы нервных клеток. Однако вряд ли только этим объясняется наступающее облегчение. Очевидно, второе дыхание - результат включения резервных (защитных) механиз­мов, которые в обычных условиях в регуляции не участвуют. В пользу этого, в частности, говорят факты повышения утили­зации тканями кислорода и резкое улучшение терморегуляции (за счет потовыделения), наблюдающееся во многих случаях.

Весьма вероятно, что продолжающаяся с помощью волевого усилия работа является фактором, мобилизующим гипофизарно-адренокортикальную систему, которая усиливает выделе­ние адреналина и кортикостероидов, повышающих работоспо­собность мышц. Об этом могут свидетельствовать данные Э.Ф. Корейской, наблюдавшей повышенное выделение с мочой 17 оксикортикоидов в тех случаях, когда утомление преодоле­валось волевым усилием.

При работе максимальной и субмаксимальной мощности вто­рое дыхание может не наступить. Одна из причин этого — не­достаток времени: спортсмен заканчивает дистанцию раньше, чем могут включиться защитные, резервные возможности. Дру­гая причина — большая интенсивность работы, не дающая нерв­ным центрам передышки.

Меры предупреждения мертвой точки связаны с устране­нием факторов, ее вызывающих: повышение уровня тренирован­ности, тщательная разминка, правильная раскладка сил на ди­станции (слишком быстрое начало, особенно у новичков, может привести к возникновению мертвой точки). На тренировках осо­бое внимание следует обращать на волевое преодоление мертвой точки. Снижение интенсивности деятельности — это крайняя ме­ра, нежелательная не только на соревнованиях, но и на трени­ровках. Спортсмен должен научиться терпеть гипоксию и непри­ятные ощущения, ей сопутствующие.


05.12.2014; 00:55
хиты: 3221
рейтинг:0
Профессии и Прикладные науки
образование
физическое воспитание
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь