пользователей: 21228
предметов: 10455
вопросов: 177496
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ


Работоспособность спортсмена и ее зависимость от особенностей стимулирующих воздействий

Определение понятия «работоспособность» и уровни работоспособности спортсмена

Спортсмена, тренера, любого занимающегося физической дея­тельностью человека всегда интересуют возможности спортсмена и степень их мобилизации в данный момент, показатели эффек­тивности управления этой деятельностью; интересует и вопрос, при соблюдении каких психологических и физиологических за­кономерностей и правил словесной стимуляции можно достичь необходимой мобилизации ресурсов организма. Обобщенным по­казателем, который может дать ответ на эти вопросы, является работоспособность, отражающая волевую и эмоциональную ре­гуляции, энергетический потенциал организма.

Одним из наиболее распространенных в спортивной практи­ке понятий является «работоспособность». Однако определения этого понятия довольно разноречивы, и это не случайно. Дать определение работоспособности чрезвычайно трудно потому, что виды работы очень различны: работа стайера, гимнаста и, нако­нец, шахматиста. Затем работоспособность как физиологическое понятие относится как к человеку в целом, так и к отдельным его системам. Например, говорят о работоспособности двига­тельной, зрительной и других систем.

В самом общем виде работоспособность можно определить, как максимальные возможности системы в выполнении опреде­ленной деятельности (работы). Работоспособность человека можно определить как возможность (способность) выполнять работу с максимальной отдачей физических и духовных сил. Однако, это определение требует ряда пояснений и дополнений:

1.Проявлять работоспособность во время деятельности можно и не на максимуме, а, например, на 25% или 50% от максимума. Чтобы узнать, у кого из спортсменов способность к выполнению определенного  вида работы   (работоспособность)   выше, нужно измерить ее максимум.

  1. Определять работоспособность человека можно по отноше­нию к любому виду деятельности (умственной, физической, сен­
    сорной), к любому виду работы, однако для разных видов рабо­ты у одного и того же человека работоспособность будет разной.
    Каждый вид работы   предъявляет свои специфические требова­ния, по отношению к которым и формируются у человека разные
    функциональные системы. Поскольку к разным видам работы
    у людей имеются разные способности (потенциальные и актуализированные), один  спортсмен может превосходить другого по
    работоспособности в   одном виде деятельности и уступать ему
    в другом. Кроме того, у спортсмена в ходе деятельности работо­способность одной  подсистемы  может снижаться,  а другой — повышаться. Это затрудняет оценку работоспособности в целом. Очевидно, не зная  структуру деятельности, ведущие функции, ее обеспечивающие, правильно диагностировать уровень работоспособности трудно. Определять работоспособность необходимо по нескольким критериям:
    • по максимуму функции. Под функцией мы пони­
      маем   тот основной   критерий,  ради   которого   сформировалась функциональная   система:   например,   для   бегуна-спринтера - максимальная быстрота передвижения, для штангиста -  макси­мальное развиваемое усилие, для стрелка - максимальная ста­бильность позы и т.п.;
    • по быстроте достижения  максимума - функции, т. е. по быстроте врабатывания;
    • по длительности поддержания максимума функции   (выносливости);
    • по стабильности проявления максимума функции  (по малой колеблемости функции на ее пределе);
    • по помехоустойчивости;
    • по быстроте успокаивания системы и восстановления энергоресур­сов после работы.

3.Максимальная работоспособность характеризуется макси­мальным проявлением всех этих признаков (конечно, на данном уровне тренированности), а большая работоспособность одного человека по отношению к другому (при выполнении одной и той же работы) — большим максимумом этих признаков. Как правило, тренированные спортсмены превосходят нетренирован­ных или недостаточно тренированных спортсменов по всем при­знакам. У первых максимум функции выше, стабильность пока­зателей больше, дольше поддерживается макси­мум функции, выше темпы врабатывания и восстановления, большая помехоустойчивость к действию посторонних раздра­жителей.

4.Понятие «работоспособность» следует отличать от поня­тия «эффективность деятельности». Они взаимосвязаны, однако это не означает их тождественности. Эффективность деятель­ности часто определяется тем, насколько эффективно использу­ется имеющаяся у спортсмена работоспособность в данных усло­виях деятельности. Внешние условия могут быть настолько дале­ки от оптимальных (например, размокшая под дождем дорожка, мягкий лед и т. п.), что не дадут возможности показать тот ре­зультат, к которому спортсмен был готов, даже при максималь­ной отдаче духовных и физических сил.

При одной и той же работоспособности эффективность дея­тельности (спортивный результат) может зависеть от того, ка­ким стилем (способом) деятельности она осуществляется. На­пример, у велосипедистов-шоссейников прохождение дистанции с «удобной» и «неудобной» раскладкой сил дает различный результат и требует различных физических и духовных усилий (Г.Г. Илларионов). Эффективность деятельности в спортивных играх зависит и от взаимодействия с партнерами, и от противо­действия соперников и т. п.

В повседневной жизни работоспособность используется не максимально. Спортивная деятельность, особенно соревнова­тельная, наоборот, требует ее максимального проявления. Воз­можность человека проявлять работоспособность на различных уровнях с использованием различных психофизиологических ме­ханизмов привела к возникновению ряда гипотез.

Можно констатировать наличие нескольких уровней работоспособности — уровень актуализированной работоспособности, реально существующей выданный момент, и уровень резервной работоспособности. Последняя имеет два подуровня: меньший - достигаемый спортсменом в процессе тренировки, больший — защитный резерв, проявляемый человеком в экстремальных ситуациях при стрессе, аффекте.

Уровень актуализированной работоспособности и уровень тренировочной резервной работоспособности мобилизуются в ос­новном произвольно, за счет волевого усилия, а защитный уро­вень регулируется и непроизвольно, за счет рефлекторного вклю­чения при сильных эмоциях симпато-адреналовой системы.

При изменении функционального состояния (как кратковре­менном, так и длительном, например, при развитии состояния тренированности) абсолютные величины уровней актуализиро­ванной и резервной работоспособности могут изменяться. Это не означает, однако, что работоспособность представляет собой «сиюминутное» явление; в обычном для данного человека со­стоянии она довольно постоянна.

Проявление работоспособности – степень мобилизации спортсменом своих  возможностей -  в значительной мере зависит от психологических факторов, в частности от мотивации спортсмена: чем сильнее потребность, тем сильнее формируемый на основе этой потребности мотив, тем большие усилия проявля­ет спортсмен для достижения поставленной цели.

В свою очередь сила потребности и мотива определяется осо­бенностями стимулирующих воздействий на человека в целом и на отдельные его системы. Каждый стимул (побудитель), ка­ким бы он ни был по природе: физическим (свет, звук, давле­ние на кожу), физиологическим (потребности, ощущения, физи­ческая нагрузка) или психологическим (влечения, интересы и т. п.), кроме своей содержательной, смысловой, информацион­ной стороны, имеет еще и энергетическую сущность. Последняя характеризуется силой (громкостью звука, яркостью светового потока и т. п.), длительностью действия (продолжительное или кратковременное воздействие света или звука), привычностью или, наоборот, новизной.

В реальных условиях спортивной деятельности эти харак­теристики выступают во взаимосочетании друг с другом и обусловливают величину активности, качественное своеобразие воз­никающих у спортсмена состояний, их глубину и длительность. Однако для удобства изложения мы рассмотрим роль каждой характеристики стимулов в отдельности.

Значение силы и длительности стимулирующих воздействий для проявления работоспособности

Закон силы. Смысл этого закона состоит в том, что, чем сильнее стимул (безусловный и условный раздражитель, психо­логическое воздействие на человека, сила потребности и моти­ва), тем большей будет ответная реакция. В соответствии с этим спортсмен быстрее отреагирует на сигнал большой интенсивно­сти, чем на тот же сигнал малой интенсивности; физиологиче­ские сдвиги в организме будут большими при большой трениро­вочной нагрузке, чем при малой; чем в большей степени моби­лизует спортсмен свои силы, тем больший вес он поднимет, чем в большей степени будет заинтересован в исходе соревнования, тем в большей степени он будет мобилизовываться и т.д.Одной из главных характеристик стимулов, действующих на спортсменов, является их сила (интенсивность). При очень сла­бой силе воздействия (подпороговой) ожидаемой реакции не наблюдается. Ответная реакция будет только в том случае, если раздражитель будет равен порогу или превысит его. Чем боль­шим сверх порога будет стимул, тем большей будет реакция человека или функциональной системы, которую он вызывает. Особенности реагирования на различные по силе стимулы на­шли выражение в законах «силы» И. П. Павлова, «оптимума-пессимума» Н. Е. Введенского и психологического закона Иеркса-Додсона.

Сила раздражителей, действующих на человека извне, вызывая в ор­ганизме сдвиги определенной интенсивности, влияет через них и на спортивный результат спортсмена. Поэтому действие неко­торых стимулов на работоспособность и эффективность деятель­ности спортсмена может быть не прямым, а косвенным. Так, сила потребности влияет на силу мотива, сила мотива влияет на мобилизацию спортсмена, степень мобилизации влияет на фи­зиологические изменения, а последние — на работоспособность.

Во многих случаях, однако, сила раздражителя оказывает прямое воздействие на степень возбуждения (активации) опре­деленных нервных структур. Так, например, тренер, повышая голос при порицании спортсмена, стремится увеличить силу воздействия за счет громкости звука. Растягивая при замахе и приседании определенные мышцы, спортсмен тем самым увели­чивает импульсацию с проприорецепторов и возбуждение соот­ветствующих центров (мышц-антагонистов), что скажется на си­ле сокращения мышц.

Однако проявление закона силы имеет ряд ограничений, осо­бенно когда речь идет о сознательной деятельности человека и его реагировании на внешнюю среду, в том числе и социаль­ную.

Ограничивают действие этого закона как социальные, так и психологические и физиологические факторы. На большинство стимулов человек реагирует исходя из имеющихся у него нрав­ственных норм, убеждений, установок и т. п. Поэтому даже фи­зически сильный раздражитель или сильное побуждение (по­требность) могут и не вызвать у него соответствующей реакции. Кроме того, имеет значе­ние значимость сигнала, его смысл и важность для деятельности человека. Например, по данным А.Е. Ольшанниковой, реакция человека на слабый, но аварийный сигнал была короче, чем на сильный, но не аварийный сигнал. Точно так же спринтер на адекватный его деятельности и значимый для него стимул (выстрел стартера) снижает порог возбуждения и реагирует на сиг­нал, а на крики болельщиков с трибун нет.

Это показывает, что величина реагирования спортсмена зависит не только и не столь­ко от физической силы раздражителя, сколько от физиологиче­ской силы, т.е. от того значения, которое данный раздражитель занимает в данных условиях по сравнению с другими раздра­жителями. Кроме того, имеет значение новизна раздражителя: новый раздражитель, даже слабый, может вызвать ориентиро­вочную реакцию, которая затем угасает, несмотря на то, что си­ла раздражителя остается той же.

Таким образом, несмотря на то, что закон силы имеет обще­биологическое значение, психологические и особенно социальные факторы вносят в него существенные поправки. Поэтому прямое перенесение закономерностей реагирования на явления соци­альной жизни, в том числе и на социально обусловленные аспек­ты спортивной деятельности, не всегда правомерно.

В спортивной практике закон силы находит постоянное отра­жение при повышении силы мотива у спортсменов. Известно, что повышение мотивации к деятельности во время соревнований и даже в экспериментах повышает в соответствии с законом си­лы работоспособность человека. Поэтому для повышения рабо­тоспособности спортсмена на тренировочных занятиях целесо­образно иногда применять соревновательный метод тренировки. Очевидно, однако, что сила стимулирующих воздействий долж­на быть индивидуальна.

Однако для каждого мотива есть предельный уровень, выше которого мотив снижает свое стимулирующее влияние. В спор­тивной деятельности это выражается в том, что очень большое желание спортсмена показать высокий результат часто не улуч­шает, а ухудшает результат.

Приведем для примера результаты одной работы, выполнен­ной в нашей лаборатории. Выяснилось, что у художественных гимнасток степень эмоционального возбуждения перед соревно­ваниями была различной (от уравновешенности до очень боль­шого преобладания возбуждения). Вместе с ростом возбуждения у спортсменок возрастали пульс и мышечная сила. Однако при очень большом эмоциональном возбуждении мышечная сила сни­жалась.

Не случайно отсутствует соответствие между значимостью соревнований и результатами, показываемыми на них спортсме­нами. Скорее наоборот: чем ответственнее соревнование, тем меньше шансов, что спортсмены покажут рекордные результаты (правда, есть виды спорта, например плавание, где мировые ре­корды в обилии устанавливаются даже на Олимпийских играх). Во всяком случае, статистика утверждает, что 65—75% участ­ников крупнейших международных соревнований не устанавли­вают на них свои личные рекорды, а делают это при стартах меньшей значимости.

Закон оптимума-пессимума. Снижение реагирования при сверхсильных интенсивностях стимулов происходит в соответст­вии с законом оптимума-пессимума, установленным великим русским физиологом Н.Е. Введенским. Изучив закономерности реагирования на стимулы разной интенсивности, он показал, что слабые раздражения вызывают реакцию, средние — ее усили­вают, сильные — тормозят, а очень сильные — парализуют. Позднее в психологии это получило выражение в правиле Иеркса-Додсона: наибольшее стимулирующее влияние оказывает мо­тив средней силы, слабый и сильный мотивы снижают силу сти­мулирующего воздействия.

В качестве примера, иллюстрирующего закон оптимума-пес­симума, приведем результаты экспериментов, показывающих за­висимость быстроты ответных реакций человека от величины растяжения мышц. В спортивной деятельности рефлекс на рас­тяжение используется во многих случаях: замахивание перед броском у метателей, приседание перед толчком у прыгунов, низкий старт у спринтеров.

Если уж речь зашла о сприн­терах,    то    приведем еще один пример, показывающий роль оп­тимума для быстрейшего стар­та.    Перед  выстрелом  стартера бегуны   сосредоточивают   внима­ние,   чтобы    быстрее  отреагиро­вать на сигнал. Как правило, бе­гуны   не  любят,    когда   старто­вый  сигнал  затягивается,  когда судьи передерживают старт. В то же    время    плохо, когда судья дает   выстрел   слишком   быстро. Это   связано    с    тем, что сразу сконцентрировать внимание (осо­бенно    в    условиях    стартового волнения)  трудно, но и удержи­вать  внимание  длительное  вре­мя тоже нельзя, так как интен­сивность его начинает снижаться (П.А. Рудик).

Оптимальная сила мотива имеет значение не только во время соревновательной деятельности, но и в тренировочном процессе (при реализации принципа сознательности). Сознательное от­ношение к тренировочному процессу связано с возникновением у спортсмена доминантного очага, направляющего его произ­вольное внимание на разучиваемые действия. Согласно пред­ставлениям И.П. Павлова условнорефлекторные связи и дифференцировки легче образуются в участке больших полушарий с оптимальной возбудимостью. По его выражению, это в данный момент творческий отдел больших полушарий.

На соблюдении закона оптимума-пессимума основан дидак­тический  принцип  постепенности.   Постепенность   нарастания трудности предъявляемых к спортсмену требований в процес­се тренировки является основным условием оптимизации трени­ровочного процесса и основывается на закономерностях реаги­рования организма на возрастающий по интенсивности стимул.

Из закона оптимума-пессимума Н.Е. Введенского следует, что слабые раздражители (малая нагрузка) не в состоянии вызы­вать функциональную перестройку систем и организма в целом (обеспечить развитие состояния  тренированности),  а  сильные (большая нагрузка) могут оказать тормозящий и разрушающий эффект (привести к состоянию переутомления). Поэтому дози­рование тренировочных нагрузок имеет решающее значение в получении максимального тренировочного эффекта.

Исследованиями установлено, что наибольший тренировоч­ный эффект достигается при применении не максимальных гру­зов, скоростей движений, темпа работы, а оптимальных. Однако границы оптимальных нагрузок можно определить только с уче­том уровня подготовленности, индивидуальных психофизиологи­ческих особенностей и др. Например, установлено (В.А. Саль­ников), что большие тренировочные нагрузки более эффектив­ны для лиц со слабой нервной системой, а околопредельные — для лиц с сильной нервной системой. Это говорит о необходимо­сти индивидуализации оптимальных тренировочных нагрузок.

Правило постепенного увеличения нагрузок в тренировоч­ном процессе является общепризнанным, однако до сих пор на первых этапах тренировочного процесса нагрузки редко соответ­ствуют индивидуальным возможностям, так как групповой ме­тод тренировки, отсутствие нормативных таблиц для контроля тренировочных нагрузок не позволяют соблюдать это правило. Поэтому часто тренировочные нагрузки оказываются пессимальными и приводят не к повышению результатов, а к их снижению (А. В. Коробков).

Ответная реакция функциональных систем (ее величина и качество) зависит не только от интенсивности стимулирующих воздействий, но и от их длительности. Так, для возникновения состояния утомления нужна непрерывная работа определенной длительности. Изменить состояние тренированности можно лишь многократным применением тренировочных нагрузок, даваемых прерывисто, с интервалами для отдыха. Таким образом, по длительности стимулирующее воздействие может быть как не­прерывным, так и прерывистым.

Минимальная длительность воздействия раздражителя, кото­рая вызывает ответную реакцию, называется пороговой длитель­ностью раздражителя. Наличие этого порога вызвано тем, что перевести систему из одного состояния в другое можно, лишь преодолев инерцию первого. Значение этого порога состоит в том, что система изменяет свое состояние и перестраивает свою структуру только на существенные воздействия. Положительная роль механизма поддержания постоянства систем хорошо видна на примере развития неблагоприятных для работоспособности спортсмена состояний (утомления, монотонии, фрустрации и т.п.): несмотря на неблагоприятное изменение обстановки и условий деятельности, организм работает еще в прежнем опти­мальном режиме.

Однако наличие пороговой длительности раздражителя не позволяет получить быстрый эффект смены состояний в том слу­чае, когда это было бы для нас желательно. Так, мы не можем,  быстро получить существенный  сдвиг  в уровне тренированности.

Важно отметить, что одну и ту же по величине реакцию мож­но получить, варьируя силу и длительность раздражителя, так как увеличение длительности раздражения ведет к уменьшению силы раздражения, необходимой для вызова порогового эффек­та. Именно это и используют в спортивной тренировке, дости­гая одной и той же тренировочной нагрузки то за счет интен­сивности, то за счет объема работы. Увеличив интенсивность, можно уменьшить объем работы (число повторений) и, наобо­рот, за счет увеличения объема можно снизить интенсивность воздействий.

При неизменной силе воздействующего фактора увеличение его длительности ведет к нарастанию величины ответной реак­ции, однако это происходит не беспредельно. Наступает момент, когда увеличение длительности действия раздражителя не ведет ни к дальнейшему увеличению реакции, ни к снижению интен­сивности раздражителя, чтобы вызвать ту же по величине реак­цию.

Более того, чрезмерно длительное непрерывное действие раздражителя чрезмерно частое с короткими интервалами его прерывистое действие (например, очень частые тренировки с короткими интервалами отдыха, когда не учитывается скорость восстановления затраченного энергетического потенциала)   мо­жет привести к уменьшению реакции, т.е. к пессимальному эф­фекту. Одной из причин этого может быть развитие запредель­ного торможения в нервной системе, другой причиной может быть истощение функциональной системы. И то и другое чаще всего выражается в утомлении.

Парабиотические стадии и их проявление в спортивной деятельности

Рассмотрим, как понимается тормозное состояние. И.П. Павлов и его последователи считают, что при дейст­вии сверхсильного и длительного раздражителя образуется за­предельное торможение. Н.Е. Введенский рассматривал пессимальное торможение как результат столкновения двух возбуж­дений. Он полагал, что пессимальная величина раздражения приводит к развитию в нервных структурах стойкого нераспро­страняющегося очага возбуждения.Итак, физические и психические воздействия, чрезмерные по силе, длительности или частоте, приводят к снижению рабо-тоспособности вследствие тормозных состояний, которые сопровождаются развитием парабиотических стадий (фаз).

Этот очаг затягивает прихо­дящие к нему (или проходящие через, него) волны возбуждения, притом тем больше, чем сильнее раздражитель. Затягивание вы­зывает замедление волн возбуждения, уменьшение их частоты в единицу времени. Поскольку сила раздражителя для раздражаемого органа передается частотой поступающих из нервного центра импульсов, то уменьшение частоты волн нервного воз­буждения при прохождении их через стойкий очаг возбуждения означает и уменьшение силы воздействия раздражителя на ра­ботающий орган. В конце концов может наступить полная бло­када волн возбуждения этим стационарным очагом возбужде­ния. Возникающее торможение функции возможно вследствие перехода лабильности нервного субстрата за ее максимальные величины, т. е. за счет снижения лабильности.

Эффект торможения ответной реакции может проте­кать на фоне возрастающего возбуждения, принимающего ста­ционарную форму. Процесса же торможения как такового мо­жет и не быть.

На фоне этих явлений возникают парабиотические стадии (Н.Е. Введенский). Особенностью этих стадий является нару­шение силовых отношений и изменение качества реагирования. В первой стадии, названной уравнительной, как на сильный, так и на слабый раздражители получаются одинаковые по величине реакции. Во второй стадии — парадоксальной — на сильный раздражитель реакция меньше, чем на слабый. В тормозной стадии ответа нет ни на сильный, ни на слабый раздражитель.

Эти типы реагирования были выявлены и в школе И.П. Павлова при изучении условнорефлекторной деятельности (И.П. Пав­лов назвал их гипнотическими или тормозными фазами). В этой же физиологической школе было показано, что могут извращаться не только количественные характеристики реак­ций (их величина), но и качество самих реакций: на положи­тельный сигнал реакции отсутствуют, а на отрицательный (дифференцировочный) появляются. Стадия, в которой наблюдаются эти извращения, была названа ультрапарадоксальной.

До сих пор речь шла о тормозных стадиях. Н.И. Красногор­ским, ученым павловской школы, выделены три стадии повы­шенной возбудимости. Значение и необходимость этого шага в развитии учения Н.Е. Введенского и И.П. Павлова о фазном характере изменения нейродинамики трудно переоценить. Спор­тивная и трудовая практика дают много примеров того, что на­рушения в деятельности человека наступают не на фоне тормо­жения, а на фоне крайнего возбуждения.

Н. И. Красногорский выделил так называемые эксцитаторные фазы (от латинского excito — возбуждать). Простая эксцитаторная фаза характеризуется повышенным возбуждением, увеличенными условнорефлекторными реакциями, но с сохранени­ем закона силы (на сильный раздражитель величина реакции больше, чем на слабый).

Уравнительная  эксцитаторная   фаза приводит к повышению условнорефлекторных реакций, но это повышение одинаково как на слабый, так и на сильный раздра­житель  (в основном за счет большего увеличения реакции на слабый раздражитель).

Парадоксальная фаза характеризуется крайним перевозбуждением, условные раздражители если и вы­зывают ответные реакции, то кратковременные и очень силь­ные, но могут и не вызывать их. Образно эти ответы можно связать с судорогами неупорядоченной активности.

Эксцитаторные фазы следуют за тормозными фазами парабиоза. Однако они могут возникнуть и самостоятельно, без предшествующего развития тормозных фаз. В каждую из этих фаз у человека воз­никают определенные состояния и типы поведения. Например, И.П. Павлов связывал появление апатии у человека с пара­доксальной фазой, а явления негативизма - с ультрапарадоксальной фазой. Естественно, что то и другое нежелательно в процессе спортивной деятельности. Поэтому необходимо соблю­дать  ряд  педагогических  мер,  предупреждающих  возникнове­ние фаз парабиоза из-за перенапряжения нервных процессов.

Следует отметить, что в различных анализаторах в одно и то же время могут быть различные физиологические состояния (Г.Я. Корнеев). В спортивной практике нередко приходится наблюдать такое поведение спортсменов, которое связано с наличием у них парабиотических фаз, в частности - ультрапарадоксальной. В бас­кетболе встречались случаи, когда спортсмены забрасывали мяч в свою корзину, не умышленно, а потеряв ориентировку при большом напряжении матча.

При ухудшении функционального состояния (утомлении, пе­ретренировке и растренировке) пессимальный эффект отчетливо проявляется даже при обычной силе раздражения (М.М. Круг­лый). Е.П. Ильину довелось наблюдать одну гимнастку, у которой парабиотические фазы довольно стойко стали появляться во время тренировочного сбора. По характеристике тренера гимнастка «расклеилась», потеряла спортивную форму. Кончилось тем, что она сама отказалась участвовать в первенстве страны.

Большую роль в предупреждении возникновения пессимального торможения при сильных раздражителях и появлении парабиотических состояний играет адаптация к этому раздражите­лю (а в условиях спортивной деятельности — повышение уров­ня тренированности). Очевидно, психическая устойчивость хорошо тренированного спортсмена к стрессовой ситуации объясняется действием того же механизма.

Значение стимулирующих воздействий и исходного фона для проявлении работоспособности

Какова же должна быть та минимальная прибавка в величи­не раздражающего воздействия, на которую система снова будет реагировать с прежней интенсивностью?Функциональные системы обладают свойством аккомодации, т.е. повышением порога при замедлении нарастания раздражающего стимула. Это приводит к тому, что на прежние или отличающиеся от них лишь незначи­тельно стимулы ответная реакция может не возникать. Очевид­но, эта закономерность проявляется в том, что длительное при­менение одной и той же нагрузки не оказывает стимулирующего (тренирующего) эффекта. Чтобы обеспечить дальнейшее повы­шение результатов, нужно увеличить нагрузку.

В физиологии известен закон градиента раздражения. Он отражает зависимость вели­чины ответной реакции от быстроты нарастания интенсивности раздражения во времени: чем более круто изменяется интенсив­ность раздражителя (конечно, до определенного предела), тем больше реакции возбудимой системы. С другой стороны, чем медленнее нарастает сила раздражения, тем большим должен быть прирост ее величины, чтобы вызвать ответную реакцию.

Проявление этой закономерности в жизни каждый испытывал на себе не раз. Например, постепенное увеличение громкости звука репродуктора не вызывает у человека никаких приспосо­бительных реакций и неприятных состояний, внезапное же включение громкого звука приводит к возникновению состояния ис­пуга. Мы легко приспосабливаемся, например, к постепенно из­меняющейся интенсивности света, но неожиданно появившийся сильный световой источник вызывает ослепление.

Практическое использование этого закона возможно и в спортивной деятельности. Если какой-то стимул или ситуация не должны вызвать определенной реакции (состояния), нежела­тельной для тренировочного процесса, например состояние страха, неуверенности, нужно увеличивать сложность, а вместе с ней и «опасность» упражнения постепенно, не превышая порога гра­диента. Если же нужно изменить реакцию, то меняют величину стимула так, чтобы был достигнут порог градиента.

Сложность практической реализации этого правила состоит в том, что порог градиента, хотя и подчиняется психофизиоло­гическим зависимостям, но строго индивидуален, и определение его возможно только опытным путем в процессе взаимодействия тренера с учениками.

Дозирование степени новизны раздражителя возможно и не­обходимо не только по его силе (интенсивности), но и по качест­ву, что в большей степени связано с психологическими законо­мерностями. Каждый прекрасно знает по себе, как нередко на­доедают одинаковые по качеству раздражители, одинаковая об­становка, одинаковые спарринг-партнеры (особенно в неигро­вых видах спорта или когда элемент соревнования невозможен).

Потеря интереса к раздражителю связана с явлением психиче­ского насыщения, с исчезновением потребности (побуждения) выполнения определенного задания, осуществле­ния определенного вида деятельности. Если, несмотря на потерю интереса к деятельности, она продолжается, развивается со­стояние монотонии (торможение в мотивизационной сфере, со­стояние скуки, сонливости), либо психического пресыщения, свя­занного с развитием в мотивационной сфере сильного возбужде­ния, отвращением к деятельности, раздражительностью.

Наличие адаптации к психическим факторам непременно должно учитываться педагогами и тренерами. Так, благодар­ность, как мера поощрения, объявляемая ученикам чрезмерно часто, не оказывает через определенный период времени стиму­лирующего влияния. Это же касается и мер наказания: частые наказания не стимулируют ученика исправиться, а лишь закреп­ляют его низкий социальный статус и убеждение в своей бес­перспективности, никчемности и т.п.

Большую роль в управлении тренером своими учениками име­ет слово как средство стимулирования. Однако, если каждый раз напутствовать спортсмена одними и теми же словами, с одной и той же привычной интонацией, вряд ли можно рассчитывать на усиление мотива и повышение работоспособности. Слово каж­дый раз должно быть иным, соответствующим моменту.

Итак, величина, длительность и другие характеристики стимулирующих воздействий играют большую роль в регуляции работоспособности. Однако в результате экспериментов, проведен­ных психологами и физиологами, стала очевидной несостоятель­ность прежних представлений об упрощенной связи между сти­мулом и реакцией, поддерживавшейся некоторыми зарубежными психологами в виде «гипотезы непосредственности». Согласно этой гипотезе внешний мир действует и изменяет психику чело­века и его состояние непосредственно, без участия организма как физического целого, а человек игнорируется как субъект.

В действительности же, как писал выдающийся советский психолог С.Л. Рубинштейн, поведение человека детерминиру­ется внешним миром опосредованно через его психическую дея­тельность. Причем эта закономерность правомерна не только для психических процессов и явлений, но и для физиологиче­ских.

Н.Е. Введенский и А.А. Ухтомский показали, что при одном состоянии системы ее раздражение приводит к возбуждению, а при другом тот же раздражитель приводит к торможе­нию. Следовательно, «психофункциональный фон» является фак­тором, вклинивающимся между сигналом и реакцией и во мно­гом определяющим судьбу реакции.

В управлении и регуляции деятельности спортсменов необ­ходимо постоянно учитывать исходный фон для получения адекватной (ожидаемой в соответствии с воздействием) реак­ции (состояния).

Приведем некоторые примеры. Известно, что спринтеры берут низкий старт для того, чтобы быстрее набрать скорость. Физиологическое объяснение техники низкого старта состоит в растяжении мышц ног, а это, тонизируя проприорецептивными импульсами нервные центры, способствует более сильному и быстрому отталкиванию спортсменов от стартовых колодок. Был проведен эксперимент по изучению влияния рас­тяжения мышц на быстроту реагирования на сигнал. В ряде экспериментов ожидалось, что при растяжении мышц до опре­деленного предела время реакции уменьшится. Однако неодно­кратно растяжение мышц приводило к эффекту, обратному ожи­даемому,— время реакции увеличивалось.

Анализ таких случа­ев показал, что в исходном состоянии (без растяжения) время реакции у испытуемых было коротким, короче обычного. Стиму­ляция растяжением не могла уже повысить возбудимость дви­гательных центров и, судя по полученным результатам, даже снизила ее. Очевидно, система отреагировала на внешнее сти­мулирование таким образом, чтобы сохранить свою функцио­нальную целостность, а не так, как задумал эксперимен­татор.

В одном из исследований мы встретились с фактом, что иногда даже тренированные спортсмены были не в состоянии допол­нительно расслабить мышцы руки, т.е. снизить тонус мышц по сравнению с покоем. Наоборот, вместо снижения величины тону­са наблюдалось его повышение, т.е. реакция, обратная ожидае­мой. Анализ этих случаев показал, что такие реакции наблю­даются в случаях, когда тонус покоя был выше или ниже обыч­ного, причем, чем меньшим был тонус, тем большей была вели­чина закрепощения мышцы.

Рядом исследователей отмечено, что на фоне утомления некоторые функции не снижаются, а повышаются, и причиной этого может быть уровень исходного состояния. Если в исходном состоянии функция находится на более низком, чем обычно, уровне, то после работы она повышается.

В спортивной практике наблюда­ется немало случаев, когда регулирующее воздействие на чело­века вызывали неадекватные реакции. Особенно часто это про­является при использовании спортивного массажа и психорегулирующей тренировки (ПРТ). Например, при применении успокаивающей части ПРТ возбуждение спортсмена повыша­лось, появлялось замерзание вместо чувства тепла. Обследова­ние гимнасток до сеанса ПРТ показало наличие у них одной из фаз парабиоза, которая возникла, очевидно, под влиянием утом­ления от предшествующего тренировочного занятия. Очевидно, это привело к извращению реагирования на воздействие психо­лога.

Интересны в этом плане опыты X. Дельгадо, выявившие, что эффект локального раздражения подкорковых центров различен в зависимости от функционального состояния нервной системы, обусловленного «социальным» положением обезьяны в группе. Раздражая электрическим током определенные области головно­го мозга, X. Дельгадо либо вызывал, либо не вызывал у них агрессивных действий. Если обезьяна занимала в группе подчинен­ное положение, агрессивные действия проявлялись при раздра­жении лишь эпизодически, если же она занимала господствую­щее положение, агрессивные реакции были частыми и резко вы­раженными. Этот факт объясняется тем, что в зависимости от положения в группе у обезьяны повышен или понижен общий тонус нервной системы и локальное раздражение дает в зависи­мости от этого различный эффект.

Исходный фон выступает как динамичный, постоянно изме­няющийся фактор. Однако он может отражать и постоянные различия между разными людьми в уровне активированности систем в покое, обусловливая такие особенности и различия в реагировании на раздражители, которые позволяют относить одних людей к группе с сильной нервной системой, других — к группе со слабой нервной системой.

Уровень активации в по­кое у лиц со слабой нервной системой выше, а следователь­но, и ближе к пороговой зоне реагирования, чем у лиц с сильной нервной системой. В связи с этим для достижения порогового уров­ня реагирования слабой нерв­ной системе требуется мень­шая дополнительная актива­ция и, следовательно, мень­ший по интенсивности раздра­житель, чем сильной нервной системе. Это соответствует найденному в лаборатории Б.М. Теплова факту, что лица со слабой нервной системой имеют большую абсолютную чувствительность (меньший порог), чем лица с сильной нервной системой.

При нарастании интенсив­ности раздражителя уровень активации и величина реак­ции в соответствии с законом силы повышаются, причем первоначально это повышение выражено больше у лиц со слабой нервной системой. Они же достигают предела функционирования при меньшей величи­не раздражителя («верхнем пороге»), чем лица с сильной нервной системой, и в соответствии с законом оптимума-пессимума при меньших, чем лица с сильной нервной системой, сверхоптимальных раздражителях переходят в запредельное торможение. В определенном диапазоне раздражителей величи­на реакции у слабых снижается, а у сильных еще растет.

Особенности реагирования лиц со слабой и с сильной нерв­ной системой на раздражители разной интенсивности объясня­ют многие черты поведения и деятельности тех и других. Лица со слабой нервной системой имеют преимущество в зоне сла­бых и средних раздражителей: они и быстрее реагируют, чем лица с сильной нервной системой, и величина реакции на оди­наковый с сильными раздражитель у них больше. Зато в зоне больших интенсивностей раздражителя (превышающих «верх­ний порог» лиц со слабой нервной системой) преимущество име­ют лица с сильной нервной системой. Они позже переходят в запредельное торможение, что и обусловливает их большую устойчивость во время ответственных соревнований.

Итак, ответная реакция спортсмена, его фyнкциональных си­стем и уровень работоспособности находятся в зависимости от взаимодействия двух факторов: стимулирующего воздействия, как внешнего, так и внутреннего, и исходного фона (состояния).

 Только с учетом последнего можно говорить об относительной оптимальности или пессимальности стимулирующих воздействий, а это требует постоянного контроля за исходным фоном. К сожалению, исходный функциональный фон, на котором воспринимаются сигналы из внешней среды, на практике часто остается вне поля зрения, что и приводит к неадекватным воз­действиям на спортсменов, тренеров, психологов и врачей.

В последнее время во многих областях человеческой деятель­ности, в том числе и в ряде видов спортивной деятельности, на­блюдается тенденция к сохранению стереотипности (постоянст­ву) условий и стимулирующих воздействий, а это отрицатель­но действует на гибкость поведения человека, не говоря уже о том, что в ряде ситуаций из-за изменения исходного функцио­нального состояния человека воздействие на него всегда одина­ковых условий делает практически непредсказуемым эффект его деятельности. Постоянное соответствие величины стимула ис­ходному функциональному состоянию способствует созданию «оперативной гибкости» человека.


27.10.2014; 22:57
хиты: 2947
рейтинг:0
Профессии и Прикладные науки
образование
физическое воспитание
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь