пользователей: 21258
предметов: 10464
вопросов: 177980
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

Нравственно-философские искания героев Л.Н. Толстого 1860-70-х гг. А.П. Скафтымов о Льве Толстом

«Идеи и формы в творчестве Л. Толстого» Скафтымов, 1929.

Усилия того времени направлены на преодоление прежних способов изображения человеческой психики. Достоевский, близкий Гоголю, уходит в глубину анализа, Гончаров ищет синтеза пушкинской и гоголевской манеры. Толстой входит в общее русло и окончательно ломает пережитки прежних традиций. Психологический рисунок в творчестве Толстого определяется: 1) его интересом к определенным состояниям и 2)его теорией психики, т.е. пониманием внутренней жизни человека вообще. Для него характерна постоянная переоценка этических ценностей. Его основная идеологическая позиция – учение Руссо – это призыв к натуральности, индивидуальная расшатанность и искание подлинного «я». Ему нужны корни человеческих поступков. Стремление изображать внутренний мир человека в процессе как постоянно меняющийся психический поток. «Мне кажется, описать человека собственно нельзя. Добрый, умный, глупый – нет, но напр., чаще добр, чем зол и т.д. … Люди как реки: вода во всех одинаковая, но каждая река бывает то широкая, то тихая, то холодная, то теплая. Так и люди. Каждый носит в себе зачатки всех свойств людских, которые по очереди проявляются, и часто человек непохож сам на себя, оставаясь самим собою». Т.о., каждое произведение Толстого – «история души» одного или нескольких героев. Чернышевский назвал это свойство псих.рисунка «диалектикой души» - самый психический процесс, его законы. Смена душевных состояний всегда к чему-то ведет, что-то доказывает. Напр, что побуждает человеческую личность участвовать в военном массовом убийстве? 1)страх за собств. жизнь 2)тщеславие 3)молодой пыл… Автор сопоставляет все эти мотивы и даёт им оценку. Человек – величина переменная, автор фиксирует изменчивость его души. Творчество Толстого отличается обилием бытового аксессуара, сопровождающего жизнь персонажа. Непрерывность психического процесса и бытовая насыщенность связаны, т.к. прямого описания чувства нет, но есть отражение внешних воздействий на душу. Быт – постоянный свидетель «диалектики». Зависимость душевных состояний от непрерывных внешних воздействий. У Толстого не могло быть «героев» в идеализированном смысле (нет таких качеств, которые бы выводили человека за пределы средней нормы)

Большинство поэтов,- писал Чернышевский,- заботятся преимущественно о результатах проявления внутренней жизни, ...а не о таинственном процессе, посредством которого вырабатывается мысль или чувство... Особенность таланта графа Толстого состоит в том, что он не ограничивается изображением результатов психического процесса: его интересует самый процесс... его формы, законы, диалектика души, чтобы выразиться определительным термином".

С тех пор "определительный термин" - "диалектика души" - прочно закрепился за творчеством Толстого, ибо Чернышевскому действительно удалось подметить самую суть толстовского дарования. Предшественники Толстого, изображая внутренний мир человека, как правило, использовали слова, точно называющие душевное переживание: "волнение", "угрызение совести", "гнев", "презрение", "злоба". Толстой был этим неудовлетворен: "Говорить про человека: он человек оригинальный, добрый, умный, глупый, последовательный и т. д.- слова, которые не дают никакого понятия о человеке, а имеют претензию обрисовать человека, тогда как часто только сбивают с толку". Толстой не ограничивается точными определениями тех или иных психических состояний. Он идет дальше и глубже. Он "наводит микроскоп" на тайны человеческой души и схватывает изображением сам процесс зарождения и оформления чувства еще до того, как оно созрело и обрело завершенность. Он рисует картину душевной жизни, показывая приблизительность и неточность любых готовых определений.

Лев Николаевич Толстой (28 августа (9 сентября) 1828— 7 (20) ноября 1910) — один из наиболее широко известных русских писателей и мыслителей, почитаемый как один из величайших писателей мира. Участник обороны Севастополя. Просветитель, публицист, религиозный мыслитель, чьё авторитетное мнение послужило причиной возникновения нового религиозно-нравственного течения — толстовства. Член-корреспондент Императорской Академии наук (1873), почётный академик по разряду изящной словесности (1900).

Лев Толстой оказал огромное влияние на эволюцию европейского гуманизма, а также на развитие реалистических традиций в мировой литературе. Наиболее известны такие произведения Толстого, как романы «Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение», автобиографическая трилогия «Детство», «Отрочество», «Юность», повести «Казаки», «Смерть Ивана Ильича», «Крейцерова соната», «Хаджи-Мурат», цикл очерков «Севастопольские рассказы», драмы «Живой труп» и «Власть тьмы», автобиографические религиозно-философские произведения «Исповедь» и «В чём моя вера?» и др.

И.В.Чуприна «Нравственно-философские искания Толстого в 60-70 годы». Саратов, 1974.

Уже в ранний период творчества мы видим острое недовольство Толстого действительностью, он ощущает пустоту и паразитизм существования своего класса, стыд и вину перед народом. В трилогии «Детство. Отрочество. Юность» (1852, 1854, 1857) появляется образ народа как носителя черт смирения, самоотречения. В дневнике: «Тот человек, которого цель есть собственное счастье – дурен» и т.д. Пафос трилогии в утверждении возможности индивидуального сопротивления давлению обстоятельств, для которого личность имеет от природы внутренние предпосылки, природный инстинкт добра указывает Николеньке как он должен направлять свою волю (здесь он расходится с христианской традицией понимания зла – для него оно не внутри человека грешного, а вне него, в неблагоустроенной внешней среде). Об этом же говорят кавказские рассказы "Казаки" (1852-63), "Набег" (1853), "Рубка леса" (1855). Севастопольские рассказы: Севастополь в декабре месяце [1855], Севастополь в мае [1855] Севастополь в августе 1855 года [1855].

2 половина 50-х – сложный период в творчестве – возвратившись из Севастополя в Питер попадает в атмосферу ожесточенных споров в «Современнике», видит размежевание революционно-демократического и либерального направлений, но ему одинаково чужды и революционные чаяния демократов и мечты либералов о политическом устройстве по западному образцу – «я не политический человек».

В ноябре 1855 Толстой приехал в Петербург и сразу вошел в кружок "Современника" (Н. А. Некрасов, И. С. Тургенев, А. Н. Островский, И. А. Гончаров и др.), где его встретили как "великую надежду русской литературы" (Некрасов). Толстой принимал участие в обедах и чтениях, в учреждении Литературного фонда, оказался вовлеченным в споры и конфликты писателей, однако чувствовал себя чужим в этой среде, о чем подробно рассказал позднее в "Исповеди" (1879-82): "Люди эти мне опротивели, и сам себе я опротивел". Осенью 1856 Толстой, выйдя в отставку, уехал в Ясную Поляну, а в начале 1857 за границу. Он побывал во Франции, Италии, Швейцарии, Германии (швейцарские впечатления отражены в рассказе "Люцерн"), осенью вернулся в Москву, затем в Ясную Поляну.

В письмах родным, В.Арсеньевой утверждает понимание жизни как постоянной борьбы за осуществление идеала, «а спокойствие – душевная подлость». Это время практического осуществления идеала «жизни для других» и в постепенном разочаровании в возможности его осуществить – причина кризиса конца 50х. Он не верит в догматы христианской религии, но сущность христианства видит в законе любви и самоотвержения, допускает существование божества как некоего доброго начала. И именно неосуществимость христианского идеала приводит к кризису и крушению прежнего направления.

В новой обстановке, в нарастающей революционной ситуации конца 50х и народ поворачивается к нему новой стороной – уже не кажется таким кротким и самоотверженным, как на Кавказе (новое отношение к народу уже в «Утре помещика»). Начинает смотреть на народ как на загадку – «нравственная жизнь мужика слишком от нас далека и неизвестна». Если раньше он противопоставлял фальшь и эгоизм цивилизованного общества альтруизму народа, то теперь он поражен способностью мужика лгать и хитрить в своих интересах. Если в рассказе «Метель» (1956) запутанность жизни еще воспринимается бодро и автор возлагает надежды на Ивашку, то постепенно приходит ужас сознания непонятных жизненных законов. Теперь Толстой отрицает нравственную свободу человека, и в то же время протестует против такого положения вещей. Человек типа не виноват, но некой довлеющей силой лишен свободы в выборе содержания жизни. Утрачивается сознание пользы, приносимой обществу, теряется направление творчества и в конце 50х Толстой кладет перо.

У Толстого же теперь высшая христианская добродетель – смирение – сочетается с тупостью (видит это в своих учениках). В педагогических статьях высказывается за здоровое пользование радостями. Вывод его – «всё живое стремится жить для себя», а не только для самопожертвования. «Цвести и радовать других своим цветением» - эта, якобы народная мудрость, выводит его из кризиса. Счастье для народа - удовлетворенное чувство личности, законная гордость умелым трудом… Преобладающее настроение в 60е – любовное приятие жизни. В 1862 он женится, это было толчком в восприятии новых нравственных форм.

В сентябре 1862 Толстой женился на восемнадцатилетней дочери врача Софье Андреевне Берс и сразу после венчания увез жену из Москвы в Ясную Поляну, где полностью отдался семейной жизни и хозяйственным заботам. Однако уже с осени 1863 он захвачен новым литературным замыслом, который долгое время носил название "Тысяча восемьсот пятый год". Время создания романа было периодом душевного подъема, семейного счастья и спокойного уединенного труда. Толстой читал воспоминания и переписку людей александровской эпохи (в том числе материалы Толстых и Волконских), работал в архивах, изучал масонские рукописи, ездил на Бородинское поле, продвигаясь в работе медленно, через множество редакций (в копировании рукописей ему много помогала жена, опровергая тем самым шутки друзей, что она еще так молода, будто играет в куклы), и лишь в начале 1865 напечатал в "Русском вестнике" первую часть "Войны и мира". Роман читался взахлеб, вызвал множество откликов, поразив сочетанием широкого эпического полотна с тонким психологическим анализом, с живой картиной частной жизни, органично вписанной в историю. Горячие споры спровоцировали последующие части романа, в которых Толстой развивал фаталистическую философию истории. Прозвучали упреки в том, что писатель "передоверил" людям начала века интеллектуальные запросы своей эпохи: замысел романа об Отечественной войне действительно был ответом на проблемы, волновавшие русское пореформенное общество. Сам Толстой характеризовал свой замысел как попытку "писать историю народа" и считал невозможным определить его жанровую природу ("не подойдет ни под какую форму, ни романа, ни повести, ни поэмы, ни истории"). Признание целесообразности всего хода жизни и всей природы человека – нравственное чувство, как и страсти – неотъемлемая принадлежность человеческой природы (вплоть до оправдания разврата)

!! В романе «Война и мир» Толстой настойчиво ведет мысль о стихийности не только исторического процесса, но и всего развития жизни. Жизнь неподвластна сознательной воле человека, человеку только кажется, что он свободен в своей воле, на самом деле им управляет независимая сила – «необходимо отказаться от сознаваемой свободы и признать не ощущаемую нами зависимость» - говорит он заключительных строчках романа. Доказательству этой мысли и подчиняется художественный материал произведения.

Наташа Ростова для него – сама жизнь, воплощение жизни, как он её понимает и радостно принимает. Этот образ зародился у писателя, когда возник первоначальный замысел повести о вернувшемся в Россию декабристе и его жене, переносившей с ним все тяготы изгнания. Прототипом Н.Р. считается свояченица Толстого Татьяна Андреевна Берс, в замужестве Кузминская, обладавшая музыкальностью и красивым голосом. Второй прототип - жена писателя, который признавался, что «взял Таню, перетолок с Соней, и получилась Наташа». В начале романа Наташе 13 лет; она некрасивая, но живая и непосредственная девочка. В эпилоге Н.Р. представлена Толстым как жена и мать, целиком погруженная в семейные заботы, разделяющая интересы мужа. Образ явно полемически заострен по отношению к новым модным идеям женской эмансипации. Главный пафос её образа – в неудержимой, стихийной любви к земной жизни, её радостям, наслаждениям и поэтическим переживаниям, которые она даёт человеку. Самопожертвования в ней нет, есть только стихийные порывы к нему. Стихийная сила чувств толкает её к очень разным поступкам. Пример: она помолвлена с князем Андреем, любит его, ждет из-за границы, а он долго не едет + обида от его отца переносится и на Андрея, тут внимание со стороны красавца Курагина и вот – страстное увлечение Анатолем. Поступок противоречит нравственным требованиям, и все страдают из-за него, но поступок естественен и Толстой не осуждает её. НО когда она видит раненых, ей страстно хочется им помочь. Таким образом, для нормальной неиспорченной человеческой натуры свойственно горячее сочувствие страданиям других (это высшее проявление человеческой души), но нельзя требовать от человека такого настроя как нормы жизни, жизнь в сфере общего не может быть постоянной, ведь в человеке сильна стихия личных чувств. После смерти князя Андрея горе Наташи сильно, но молодая жизнь требует своего – желание жить работает против разрушительного горя. «Наташа похудела, побледнела и физически так стала слаба, что все постоянно говорили о ее здоровье, и ей это приятно было. Но иногда на нее неожиданно находил не только страх смерти, но страх болезни, слабости, потери красоты… Ей казалось, что это так должно быть, и вместе с тем становилось страшно и грустно. … Она не знала этого, не поверила бы, но под казавшимся ей непроницаемым слоем ила, застлавшим ее душу, уже пробивались тонкие, нежные молодые иглы травы, которые должны были укорениться и так застлать своими жизненными побегами задавившее ее горе, что его скоро будет не видно и не заметно. Рана заживала изнутри.»

Вскоре Наташа встречает обновленного пленом Пьера Безухова, но не хочет признаться себе в чувствах к нему, тк печаль об Андрее якобы её нравственный долг. Но ничего не может сделать с неудержимым порывом к счастью… Весь роман мы видим, как поток событий и вызываемых ими чувств несет на своих волнах Наташу, то вынося её в сферу жизни окружающих, то сосредотачивая в себе и на себе. В эпилоге Толстой приводит свою героиню к полному осуществлению её личных стремлений в семейной жизни и одобряет полноту её земного счастья как естественную норму жизни. Но это не идеализация Наташи, ведь идеализация всегда была чужда его методу «диалектики души», он только принимает противоречия внутри человека. На Наташу похожи и др. персонажи – солдаты, любящие жизнь …

Той же мысли о законности личных стремлений и невозможности осуществления на земле «чистого альтруизма» служит образ княжны Марьи (Дочь старого князя Болконского, в эпилоге романа - графиня Ростова, жена Николая. Добрая, кроткая, самоотверженная, очень религиозная. Прототипом можно назвать М.Н. Волконскую (в замужестве Толстую), мать Толстого, которую он знал по рассказам близких. В романе использована переписка Марии Николаевны с подругой). В основе построения образа лежит противоречие искренне уважаемых Толстым стремлений к воплощению указанного идеала и естественных человеческих чувств, которые с ними не совпадают. Жизнь княжны отягощена её некрасивостью, строгим воспитанием, отцовским деспотизмом, но это направляет её к воплощению христианского долга. Мысли и поступки направлены к отрешению от личного, которое ей кажется мелким и недостойным. Но ей не удаётся так жить. Хотя её религиозная настроенность проявляется в мечтах о жизни для Бога, она чувствует, что она грешница – «любила отца и племянника больше, чем Бога», потом желает смерти деспотичного отца, ей неприятна Соня и тд.. В финале Толстой приводит её к тому же жизненному итогу, что и Наташу, только с моментами неудовлетворенности и грусти по недостижимости идеала. Толстой сочувствует этому «высокому страданию души». Сама дружба Наташи и Марьи свидетельствует о их внутреннем родстве. Жертвенность Сони (племянница Ростовых) оттеняет оба образа, у неё хроническое самоотвержение. Для Толстого оно неестественно, т.к. благодаря своему положению бедной родственницы она вынуждена мириться с чужой волей и др. Т.О., здесь несоответствие её чувств и внешнего вида.

Путь князя Андрея. Не имеет явно угадываемого прототипа. Автор настаивал на вымышленности героя. Среди возможных прототипов называют Н.А.Тучкова, флигель адъютанта Ф.Тизенгаузена. Традиция литературоведения относит А.Б. к числу ищущих героев, представителей духовной аристократии. Этот образ (наряду с образом Пьера Безухова) относится к самым любимым для самого Толстого. Свое, толстовское, автор вносит в каждого из них. Ясно показывает отрицание Толстым индивидуализма, признание высоты и силы противоположного ему идеала самоотдачи, евангельской любви и, вместе с тем, отрицание возможности последовательного осуществления этого идеала как нормы человеческой жизни. Анализ его внутренних состояний на протяжении всего романа выявляет 2 начала: жажды самоутверждения и бескорыстной любовной обращенности к миру. Они побуждают его ехать в армию, где он часто отдаётся ходу общего дела, забывая себя, хотя есть в нем чувствительность к впечатлению, которое он производит на других, интерес личного успеха. Второе состояние становится преобладающим: «Хочу славы, хочу быть известным людям…» Стремление к самоутверждению-таки приводит к идеализму, но ненадолго. Вид спокойного и доброго неба над Аустерлицем раскрывает герою ложь целей личного возвышения, после ранения при Бородине он вспоминает идеал евангельской любви к людям. НО личное горе – смерть жены – вызывает злобу на жизнь, которая сокрушила все его надежды. Это сужение его нравственного горизонта. В разговоре с Пьером, от слов Пьера о самоотвержении как цели жизни, начинается новый этап его жизни – он стремится выйти из эгоистической обособленности в общую жизнь – забота о крестьянах… Но личное опять занимает свое место. Государственная деятельность приносит только разочарования (реформы Сперанского, но политики, по Толстому, оторваны от жизни) и он отказывается от неё. Теперь жажда самоутверждения сосредотачивается на любви к Наташе – желания покорить себе это воплощение прекрасного. НО он вновь отброшен на позицию пессимизма и злобы на людей. Опять включается в сферу общего – вступает в армию, опять любовная обращенность к людям, как после ранения. Окончательная победа евангельской любви приходит только со смертью. А автор остаётся с живыми людьми.

История исканий Пьера. Прототипами служили вернувшиеся из Сибири декабристы. Герой проходит путь от юношеской беззаботности до зрелой умудренности. Увлекающаяся натура. Добрые и разумные намерения приходят в противоречие со страстями, одолевающими Пьера. Соединение эмоционального и рационального в восприятии жизни было особенно близко самому Толстому. П.Б., как и Толстому, присуще увлечение Руссо. Может быть поставлен в ряд героев, отличающихся аналитическим умом и имеющих биографические параллели с их создателем сходна с тем, что пережил сам Толстой. Здесь раскрывается то, что Толстой отвергает в период 50х и как он ощущает открывшийся ему смысл жизни. Все стремления Пьера к жизни для других бесплодны. Ищет спасения от пустоты в масонстве, представляя «безупречное будущее», но ничего для других сделать не удается. Масонское стремление «противоборствовать злу в мире» наталкивается на то, что «никакая истина не представляется одинаково двум людям» - «ни песчинки» он не меняет в мире. Идеал Толстого 50х годов – «наложить цепи на чувства» - тоже невозможен, Пьеру «нельзя искоренить страстей» - Толстой вообще не верит в возможность человеческого вмешательства в ход жизни. Сознание несвободы своей повергает героя в тяжелое состояние утраты нравственных опор. «Стихийной силой» его выбрасывает в полный тупик. Но он на пороге новой жизни – во втором томе его бескорыстная любовь к Наташе очевидно противопоставлена эгоистической любви Андрея. В 1812 он вырывается на войну и весь охвачен «русским чувством потребности жертвы» - хотел убить Наполеона, но он создан спасать и жалеть, а не убивать. Спасает девочку из огня, защищает женщину от франц. солдат – жизнь отвела ему гораздо менее выдающееся место, но всё же он делает бесспорные подвиги самоотречения, хотя сознает, как и автор, что на одном этом жизнь построить невозможно. В плену он обретает истинные представления о целях жизни – плен научил его радостному приятию человеческой жизни во всей полноте её чувств. Цель жизни – сама жизнь.

Образ Платона Каратева. Солдат Апшеронского полка, встретившийся Пьеру Безухову в плену. В поведении П.К. выражена мудрость народной, крестьянской философии жизни. Свои рассуждения он излагает в форме притч. Этот персонаж воплощает многие идеи, важные для понимания философии романа. После смерти П.К., застреленного французами, в сне Пьера предстает в символической форме суть той жизненной «правды», которой учил его Платон: человек есть капля в людском море, а его жизнь имеет смысл и назначение лишь как часть и одновременно отражение целого| обычно связывается с идеалом самоотречения, но это не выставляется Толстым в качестве жизненной нормы и руководства к действию. Его образ не наводит мысли об аскетизме, пренебрежении к земному и телесному (заботливо разувается, повкуснее ест..). радостный оптимизм у него – что зло не вечно, жизнь должна торжествовать над силами зла.

Николай Ростов интересует Толстого как один из участников общей жизни и отечественной войны, которые разумом не могли понять значения совершающегося, но которых «бессознательная деятельность приносит плоды». Отправляется в армию по побуждения патриотического и личного характера – родине же угрожает опасность, а «русские должны или умирать или побеждать» - считает он. Действительность жестоко разбивает эти представления, ставит перед ним тяжелые вопросы. В истории с Теляниным (кража им кошелька) жертвует своей честью ради полка – и останавливается именно там, где самопожертвование переходит в раболепие перед начальством. + Его ограниченный ум ведет к серьезным ошибкам, к ложному пониманию человеческого достоинства, сознание его занято самолюбованием, когда он стал гусарским поручиком, все невоенные кажутся ему «дураками и бабами». Любовь к царю опошляется самолюбованием. В итоге – вывод Толстого – человеку свойственно приспосабливаться к любым условиям и везде открывать наслаждение жизнью (его жизнь в полку, как и у Пьера в плену) и да здравствуют страсти обычного человека, если они полезны истории (хотел отдать себя во славу родине). Не самоподавляясь, а стихийно следуя призывам натуры, человек бессознательно выполняет высшие цели.

ВЫВОД. В художественном материале романа отражаются искания и теории Толстого, отраженные в дневниках 60х годов. С 1 стороны, это раскрепощение от христианских нравственных норм и признание объективных закономерностей, ограничивающих нравственную свободу человека, с другой стороны, вместо преувеличения нравственной свободы – ее отрицание. В романе защита личности своеобразно сочетается с положением о том, что сознательная воля человека не может изменить жизнь и с фаталистическим принятием сложившегося хода вещей. Идея целесообразности всего сущего для здоровых личностей, гармонически сочетающих личное и общее.


20.11.2014; 18:22
хиты: 1476
рейтинг:0
Гуманитарные науки
литература
русская литература
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь