пользователей: 21204
предметов: 10449
вопросов: 177330
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

I семестр:
» Философия
» биосфера

14. АНТИИНТЕРАКЦИОНИСТСКАЯ И ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИИ СООТНОШЕНИЯ ФИЛОСОФИИ И ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ: СУЩНОСТЬ, ОСНОВНЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ.

 

Антиинтеракционистская

Третья концепция – дуалистическая (экзистенциалистская). Проповедует дуализм философии и науки, абсолютное культурное равноправие и самодостаточность, отсутствие внутренней взаимосвязи.

В конечном счете, исходит из идеи разделения культуры на естественнонаучную (с ее прагматической функцией адаптации) и гуманитарную (нацеленную на увеличение духовного потенциала человечества).

Философия рассматривается как часть гуманитарной культуры, наряду с религией, моралью, искусством. Предмет философии – не мир и его законы, и не сознание, а человек в его отношениях к миру.

Отношение человека к миру зависит не столько от характера бытия, сколько от понимания человеком своих целей, интересов и предназначения, т.е. от системы ценностей.

Система ценностей, не имеющая отношения к объективному миру, – главный предмет философии. Ценности и научная истина – совершенно разные вещи. Ценность не может стать для человека истинной, пока не будет им лично пережита на своем собственном уникальном опыте. Поэтому никакой «научной» философии быть не может. Не только предмет, но и методы у философии другие – наблюдение над жизнью, человеческой историей, опыт личных переживаний. Семантически строгий, логически жесткий язык науки, ее общезначимые стандартные процедуры чужды философии. Если и может быть «философия науки», то только как философия жизни ученых как людей, их этика, конфликты, психология, надежды, убеждения и т.п.

Поэтому предмет Философии науки – исследование науки как формы жизни. Это чисто гуманитарная философия науки.

 

Одной из весьма распространенных в современной культуре концепций соотношения естествознания и философии является антиинтеракционистская, про­поведующая дуализм во взаимоотношении между ними, их абсолютное культурное равноправие и суверен­ность, отсутствие взаимосвязи и взаимовлияния меж­ду ними в процессе функционирования этих важней­ших элементов культуры. Развитие естествознания и философии идет как бы по параллельным курсам и в целом независимо друг от друга. Сторонники антиинтеракционистской концепции (представители философии жизни, экзистенциалистской философии, философии культуры и др.) полагают, что философия и естествозна­ние имеют свои, совершенно несхожие, предметы и ме­тоды, исключающие саму возможность сколько-нибудь существенного влияния философии на развитие есте­ствознания и наоборот. В конечном счете они исходят из идеи разделения человеческой культуры на две области: естественно-научную (нацеленную в основном на выполнение прагматических, утилитарных функций адаптации и выживания человечества за счет роста его материального могущества) и гуманитарную (нацелен­ную на увеличение духовного потенциала человечества, взращивание и совершенствование в каждом человеке его духовной составляющей).

Философия в этом кон­тексте, безусловно, относится к гуманитарной культу­ре наряду с искусством, религией, моралью, историей и другими формами самоидентификации человека. С точки зрения гуманитарного идеала предметом фи­лософии является вовсе не мир и его законы и даже не сознание как особая (психическая) реальность, а отно­шение человека к окружающим событиям, Богу, кос­мосу (природе, обществу, другим людям и, наконец, к самому себе). Отношение же человека к окружающе­му бытию зависит не столько от характера самого бытия, сколько от понимания человеком своих целей, интересов и предназначения.

Отношение человека к миру и осознание им смыс­ла своего существования никак не выводятся из зна­ния окружающего мира, а задаются некоторой сис­темой ценностей, представлений о добром и злом, значимом- и пустом, о святом, непреходящем и тлен­ном. Мир ценностей и рефлексия над этим миром, не имеющим никакого отношения к существованию и содержанию физического мира, – вот главный пред­мет философии, с позиции антиинтеракционистов. Может ли философ для решения этих проблем почерп­нуть что-нибудь из естествознания, его многообразных и зачастую альтернативных концепций? Ответ анти­интеракционистов отрицателен. Философу – философово, а ученому – науково. Более того, все философы жизни, но особенно экзистенциалисты, вполне серьез­но утверждают, что тесная связь философии с наукой не только не помогает, но и вредит философии в реше­нии ее проблем, т. к. приводит к подмене внутреннего опыта переживания ценностей.

Излишне сосредотачи­ваясь на познании объективного мира и его законов, мы неизбежно уходим от познания самих себя, преда­ем самих себя ради познания чего-то внешнего. «На­блюдение над жизнью», знакомство с человеческой историей, опыт личных переживаний – гораздо бо­лее значимый материал для решения философией сво­их проблем, нежели знание законов и теорий естество­знания. Семантически строгий, логически жесткий язык науки, ее общезначимые стандартные процедуры введения терминов чужды философии, которой ближе метафорический язык художественной литературы, музыки, поэзии, живописи с их демонстрацией конст­руктивной свободы человеческого сознания и его твор­ческой природы. Никакая система ценностей не мо­жет стать для человека истинной до тех пор, пока не будет апробирована на его собственном уникальном опыте. В отличие от естественно-научной истины, внеш­ним опытом удостоверяемой и многократно-воспроизво­димой разными учеными, философское утверждение по­лучает статус истины только в результате интимного, индивидуального переживания, личного порождения. Сократовский диалог, гуссерлевское «эпохе», экзистенциалистско - философские эссе, августиновско-паскалевские Исповеди и «Опыты» Монтеня – лишь по­вивальные инструменты, «техники» индивидуального, личностного рождения философской истины.

Однако, с точки зрения антиинтеракционистов, не только естествознание ничего не может дать филосо­фии для решения ее проблем, но и философия ничего не может дать естествознанию, ибо предметы и методы у них совершенно разные. С точки зрения антиинтеракционистов, выражение «научная философия» в любом из смыслов входящих в него слов столь же противоречиво, как и понятие «философское естество­знание».

 

Диалектическая концепция соотношения философии и естествознания

 

Четвертая концепция – диалектическая. Она утверждает внутреннюю, необходимую, существенную связь между философией и наукой с самого момента их возникновения и до сегодняшнего дня. Фактически, философия и наука находятся в диалектическом противоречии в рамках целого – культуры.

С одной стороны, философия и наука – разные, даже противоположные формы рационального постижения мира человеком.

Философия – теория всеобщих ценностей с позиций разума, ее главный вопрос – вопрос о смысле жизни, а не о том, что собой представляет мир как объект. Ее предмет – чистое всеобщее (мир, человек, отношения человека к миру). Методы: рефлексия (это знание не о мире, а о сознании в мире); конструирование идеального содержания; некая развертка (логика); аппликация, метафора; демонстрация (философ может и не создавать теорий, а демонстрировать жизнью); интуиция.

Благодаря предельной общности и ценностно-мировоззренческой ориентации, философское знание является более умозрительным и рефлексивным, но, вместе с тем, менее строгим и доказательным, чем частнонаучное знание.

В то же время, и философия, и наука следуют идеалу рациональности, т.е. стремятся к достижению объективно-истинного, определенного, обоснованного знания.

Философия и наука – односторонние виды познания, обе – инструменты адаптации человека к миру, только наука – физическая адаптация, а философия – духовная.

Философия и наука нуждаются друг в друге. Философия постоянно обращается к частным наука как к материалу, призванному подтвердить или опровергнуть ее конструкции. Наука тоже нуждается в философии, она, кроме теоретического и эмпирического уровней имеет еще три – уровень философских оснований (в фундаменте) и аксиологический уровень (на вершине), а также в самом своем содержании – уровень философских проблем науки.

Если философия и наука взаимосвязаны и нуждаются друг в друге, значит, необходим синтез трех подходов к пониманию философии науки, которые являются крайностями. Поэтому 4 концепция должна использовать ресурсы предшествующих концепций, интегрировать их.

Тогда задачами Ф.Н. будут: - систематическая философская рефлексия над наукой; - вписывание достижений науки в наличный социокультурный контекст эпохи; - осуществление синтеза научного и философского знания.

Таким образом, философия науки должна быть междисциплинарной областью, а ее предметом – общие закономерности развития научного знания в контексте культуры. Это идеал, в таком виде философия науки сегодня не существует, ее еще нужно строить.

 

 

Наконец, нужно сказать еще об одной концепции взаимосвязи естествознания и философии, которая может быть названа диалектической. С нашей точки зрения, она является наиболее корректной и приемле­мой из всех выше перечисленных. В чем коротко ее суть? В утверждении внутренней, необходимой, суще­ственной взаимосвязи между естествознанием и фи­лософией, начиная с момента их появления и выделе­ния в качестве самостоятельных подсистем в рамках единого знания, а также диалектически противоречи­вого механизма взаимодействия естественно-научного и философского знания.

То, что многие мыслители, особенно в прошлом, одинаково успешно проявляли себя и на философ­ском поприще, и в области естествознания, равно как и то, что многие выдающиеся ученые-теоретики на­писали немало блестящих книг и статей по филосо­фии в целом и по философским проблемам естество­знания в частности, – хорошо известный факт из истории культуры, но он еще не является доказатель­ством существования необходимой внутренней взаи­мосвязи между естествознанием и философией. Ведь в качестве контраргументов можно привести доводы, что, во-первых, подавляющее большинство хороших ученых вообще серьезно не интересовались философ­скими вопросами своей науки, а во-вторых, мало ли чем занимаются гениальные ученые помимо науки (искусством, общественной деятельностью, религией и т. д.). Это – дело личного интереса каждого ученого и необходимым образом с его профессиональной де­ятельностью никак не связано.

Доказательство внутренней, необходимой связи естествознания и философии лежит не в плоскости социологического анализа частоты обращения ученых к философскому знанию при решении своих научных проблем, а в анализе возможностей и предназначения естественных, и шире – конкретных наук и филосо­фии, их предметов и характера решаемых проблем. Предмет философии, особенно теоретической – всеоб­щее как таковое. Идеальное всеобщее – цель и душа философии. При этом философия исходит из возмож­ности постигнуть это всеобщее рационально – логиче­ски, внеэмпирическим путем. Предметом же любой ча­стной науки является частное, единичное, конкретный «кусок» мира, эмпирически и теоретически полностью контролируемый, а потому осваиваемый практически.

Характер внутреннего взаимоот­ношения философии и частных наук имеет диалекти­ческую природу, являя собой яркий пример диалекти­ческого противоречия, стороны которого одновременно предполагают и отрицают, а потому необходимым обра­зом дополняют друг друга в рамках некоего целого. Таким целым выступает человеческое познание со сло­жившимся в нем исторически разделением труда, име­ющим под собой оптимизационно-адаптивную экономи­ческую основу эффективной организации человеческой деятельности.

В этом труде познания окружающей че­ловека действительности философия акцентирует в своем предмете моделирование всеобщих связей и отношений мира и человека, ценой абстрагирования от познания частного и единичного. Наука же не изу­чает мир в целом или в его всеобщих связях. Она на­правляет свою когнитивную энергию на познание частного предмета, изучая его во всех деталях и струк­турных срезах.

Наука сознательно ограничивается познанием отдельного, конкретного, относительно ко­торого возможно эмпирически собирать, количествен­но моделировать и контролировать достаточно полный и потому впоследствии используемый практически объем информации.

С точки зрения познания действи­тельности как целого и философия, и частные (в том числе естественные) науки одинаково односторонни. Но объективная действительность как таковая безраз­лична к способам ее познания человеком, она суть единство всеобщего, особенного и единичного. Всеоб­щее в ней существует не иначе как через особенное и единичное, а единичное и особенное – не что иное, как проявление всеобщего. Поэтому адекватное познание действительности, что составляет высшую теоретичес­кую и практическую (биологически-адаптивную) зада­чу человечества, требует дополнения и взаимопросвечивания результатов философского и частнонаучного познания.

Ясно, что интеграцией философского и естествен­но-научного знания, наведением «мостов» между ними профессионально занимается достаточно небольшое количество ученых и философов, испытывающих в этом потребность и имеющих соответствующую подготовку в области как философии, так и естествознания. Среди ученых такую деятельность осуществляют, как прави­ло, крупные теоретики, работающие на границе про­странства «наука» и последовательно раздвигающие его за счет освоения новых территорий. Фундаменталь­ный характер решаемых ими проблем часто одного порядка с масштабом, сложностью и неоднозначностью философских тем. Философы же обращаются к есте­ствознанию как материалу, призванному подтвердить одни философские конструкции и опровергнуть дру­гие. Особенно это относится к тем, кто интересуется построением онтологических моделей, особенно струк­турой, законами и атрибутами «материи».

Таким образом, взаимоотношение между естествоз­нанием (частными науками в целом) и философией можно метафорически охарактеризовать как отноше­ние «вражда – дружба». «Вражда» по методам (спе­кулятивная, свободная, творческая умозрительность философии и логическая рассудочность, опытная кон­тролируемость, однозначно-количественная строгость науки), статусу (высшее, духовное знание философии и эмпирическое, практически-утилитарное знание ес­тествознания), претензиям (мудрость и предметное знание). «Дружба» в рамках ценностного постижения действительности, однако дружба скорее по необходи­мости, нежели по чистому бескорыстию.

В отличие от натурфилософского и позитивистского редукционизма, стремления подчинить науку философии в первом случае и философию науке – в другом диалектическая концепция настаивает на равноправии философии и науки как взаимодействующих систем знания, на ког­нитивной привлекательности каждого из них, на ува­жительном и партнерском отношении между ними (минусы и плюсы каждого стоят друг друга). Как пока­зывает исторический опыт, лишь путь равноправного сотрудничества является наиболее эффективным во взаимодействии между ними и приносит действитель­но значимые результаты.

При рассмотрении механизмов и форм взаимосвя­зи современного естествознания и философии необ­ходимо учитывать сложную структуру самих концеп­ций современного естественно-научного знания. Каждая из наук имеет уровневую структуру орга­низации знания, в которой главными являются эмпи­рический и теоретический уровни.

Эмпирический уровень знания формируется в ос­новном за счет осмысления результатов и системати­ческого наблюдения и эксперимента над изучаемым данной наукой объектом или предметной областью. Хотя частично на содержание эмпирического уровня всегда оказывают влияние конкретные теории, задаю­щие восприятие, отбор и интерпретацию эмпириче­ских данных, получаемых с помощью приборов и ин­струментов, действие которых опять-таки основано на определенных теоретических законах. Как правило, эмпирическое исследование требует от ученого мето­дичности, внимательности, настойчивости, усидчиво­сти, многократной повторяемости опытов, поэтому на результаты эмпирического познания знание филосо­фии не может оказывать сколько-нибудь существен­ного влияния. Здесь порядок и методичность важнее глубоких философских раздумий, а увлечение послед­ними скорее мешает, чем помогает эффективности исследования.

Непосредственным господином опыта является конкретно-научная теория, которая надежно защища­ет от философского вторжения. Другое дело – теоре­тический уровень знания, особенно если речь идет о фундаментальных и парадигмальных теориях в той или иной области естествознания. Теории представляют собой логически-организованную и потому идеализи­рованную модель эмпирических фактов и законов. Сегодня хорошо известно, что научные теории логи­чески не выводятся из эмпирических фактов и зако­нов, не являются их индуктивным обобщением, а надстраиваются над эмпирическим знанием в качестве описания особого типа реальности – мира идеальных объектов и взаимосвязей между ними (См. Степин B.C. Теоретическое знание. М., 2000). Современные фундаментальные теории естествознания (теории относитель­ности, космологии, квантовой механики, молекулярной генетики, синтетической теории эволюции, общей те­ории систем, кибернетики, геохимии, геологии, синер­гетики и многих др.) в своем возникновении, обоснова­нии и функционировании в существенной степени опираются на определенные философские идеи, по существу, используют их когнитивные ресурсы.

Это связано с тем, что в философии сознательно констру­ируются, часто исходя из чисто логических возможно­стей мышления, различные альтернативные, но раци­онально-проработанные модели мира и познания. В этом отношении философия близка математике. И многие естествоиспытатели сознательно заимствуют из арсенала философии такого рода конструкции (идеи атомизма, нелинейности, индетерминизма, системно­сти, эволюции и т. д. и т. п.), приспосабливая их к кон­кретному предметному материалу, интерпретируя его соответствующим образом. Философия выполняет по отношению к естественно-научным теориям роль, аналогичную той, какую конкретно-научные теории выполняют по отношению к эмпирическому зна­нию – функцию дедуктивного основания и интер­претационной матрицы, способствуя пониманию тео­рии и вписыванию ее в общий фон рационального знания и социокультуры в целом.

Поскольку совре­менное научное теоретическое знание структуриро­вано и включает в себя теории менее и более общие, постольку влияние философии на теоретический мир является всегда точечным, выборочным. Теоретиче­ское естествознание актуально и вплотную взаимодей­ствует с философией только через свои фундаменталь­ные теории, которые по своему смыслу находятся на границе научного познания, задавая на сегодня его высший уровень, за пределами которого власть на­уки данного исторического периода заканчивается. Естественным союзником в этом «запредельном» для науки конкретного исторического периода мире выступает философия как рациональная форма ми­ровоззрения. Как показывает историческое развитие наук, граница между теоретическим естествознани­ем и философией является весьма условной и по­движной, но она всегда существует,

Учитывая важность философского обоснования фундаментальных научных теорий, целесообразно выделять в структуре научного знания не два ее ка­чественно различных уровня (эмпирический и теорети­ческий), а три: эмпирический, теоретический и метатеоретический. В качестве существенной части последнего выступают философские основания фундаментальной теории. Философскими основаниями являются утверж­дения, рассматриваемые в качестве базисных для не­которой фундаментальной теории. Так, например, для классической механики Ньютона ими являлись фило­софские утверждения о дискретной структуре мира, субстанциональном и абсолютном характере простран­ства и времени, о возможности мгновенной передачи физического воздействия одного тела на другое и т. д. В основе теории относительности Эйнштейна лежат следующие философские предпосылки: структура мира является непрерывной; пространство и время внутрен­не связаны между собой и их свойства зависят от ско­рости движения системы отсчета, скорость распрост­ранения физического сигнала является конечной и не превышает скорости света и т. д.

Существуют различные виды философских осно­ваний науки – в соответствии с важнейшими разде­лами философии: онтологические, гносеологические, логические, аксиологические, праксеологические.

При­ведем примеры каждого из указанных видов философ­ских оснований. Онтологическое: «Бог не играет в кости» (А. Эйнштейн); гносеологическое: «Все объектив­но значимые теоретические понятия науки должны быть сводимы к эмпирическим» (Э. Мах); аксиологи­ческое: «Истина – высшая ценность науки» (К. Поппер); праксеологическое: «Содержание науки опре­деляется практическими потребностями общества» [Дж. Бернал). Нет единых философских оснований, их набор определяется для разных наук многими факто­рами, важнейшими из которых являются талант, воля и авторитет создателей новых фундаментальных тео­рий.

Наличие у фундаментальных наук философских оснований и философских проблем является эмпири­ческим свидетельством реального взаимодействия философии и конкретных наук. Современные концепции естествознания являются хорошим подтверждени­ем сказанному выше.


15.01.2014; 20:52
хиты: 955
рейтинг:0
Гуманитарные науки
философия
философия биологии
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь