пользователей: 21244
предметов: 10456
вопросов: 177505
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

I семестр:
» Культурология

Культурно-историческая концепция евразийства

В 1920–1930 гг. возникло евразийство как идейно-политическое и философское течение русской эмиграции. Новая концепция русской культуры отстаивала ее самобытность и уникальность, состоящую в соединении западных и восточных черт и потому принадлежащую Западу и Востоку, в одно и тоже время не относясь ни к тому, ни к другому.

● Основатели евразийства: лингвист и культуролог Н.С. Трубецкой (1890–1938) и политолог П.Н. Савицкий (1895–1968).

◘ Другие видные представители евразийства утвердились как авторы конкретной области обществознания: Г.В. Вернадский как историк, Л.П. Карсавин как философ, Г.В. Флоровский как богослов и историк культуры, П.М. Бицилли как историк, философ культуры и литературовед и др.

Программные произведения евразийцев: «На путях. Утверждение евразийцев» (1922), «Евразийский временник» (1922), «Евразийство. Опыт систематического изложения».

В 1921 г. в Софии вышел сборник «Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев», в котором были изложены основные позиции евразийцев. Сборник не претендовал на согласованность позиций, т.к. был подготовлен и издан людьми, имевшими различные политические взгляды и работавшими в различных областях обществознания, но объединенных общей проблемой исследования – проблемой кризиса в мироощущении. Книга вызвала большой резонанс в среде русской интеллигенции в эмиграции, т.к. отражала взгляды той ее части, которая ставила своей целью объяснить причины и природу культурной катастрофы, которая постигла Россию после революции 1917 г. Спустя некоторое время после выхода в свет первого сборника, были опубликованы «На путях. Утверждение евразийцев», «Евразийский временник», сборник «Евразийство. Опыт систематического изложения», ставшие своеобразной программой евразийцев.

● Главная идея – российская культура уникальна и самобытна и не является механическим повторением европейской либо азиатской культур.

В «Утверждении евразийцев» дано подробное объяснение смысла термина «Евразия» и суть евразийства как исследовательского направления в культуре и общественной мысли. «… В основном массиве земель Старого Света, где прежде различали два материка: Европу и Азию, стали различать третий, срединный материк, Евразию.<…> Россия занимает основное пространство земель Евразии. Тот вывод, что земли ее не распадаются между двумя материками, но составляют скорее некоторый третий и самостоятельный материк, имеет не только географическое значение. <…> Обозначение это указывает, что в культурное бытие России в соизмеримых между собой долях вошли элементы различных культур».

Представители евразийства открыто полемизировали и с западниками, и с их славянофильской альтернативой, утверждая собственную позицию: российская культура уникальна и самобытна и не является механическим повторением европейской либо азиатской культур. В силу особого географического положения определились характерные черты русской культуры и ее психический уклад: национальное самосознание, отличное от европейского понимания, «русская широта» и т.д.

 В Париже, наряду с Пражским, образовался второй центр евразийства во главе с Л. Карсавиным, выступивший инициатором издания газеты «Евразия», которая стала выходить в свет с 1926 г. Эпиграф газеты: «Россия нашего времени вершит судьбы Европы и Азии. Она шестая часть света – Евразия – узел и начало новой мировой культуры», – как нельзя лучше отражал характер научных поисков евразийцев. Парижский центр ориентировался на идейно-политическое сближение с советской властью и сотрудничество с большевиками. Пражский центр, в свою очередь, все более тяготеет к консерватизму и обвиняет Парижский в сотрудничестве с большевиками и пособничестве ОГПУ. Ситуация усугубилась выходом из движения Г. Флоровского и П. Бицилли, которые отказались от мировоззренческой борьбы и углубились в чисто научные занятия. Нарастание противоречий вскоре стало причиной раскола между Парижским и Пражским центрами, а затем и самоликвидацией евразийства.

К середине 1930-х гг. евразийство практически прекращает свое существование. Парижский центр вскоре становится полностью послушным Москве, а Пражский сосредотачивает свое внимание на узко специальных научных исследованиях в области истории, геополитики, экономики и т.п.

Тем не менее основоположники евразийства обозначили четыре магистральные идеи, ставшие основой нового направления:

  1. утверждение особых путей развития России как Евразии;
  2. идея культуры как «симфонической личности»;
  3. обоснование идеалов на началах православной веры;
  4. учение об идеократическом государстве, т.е. идея о том, что России вместе с населяющими ее народами предопределено особое место в человеческой истории.

Историк и географ Лев Николаевич Гумилев (1912–1992), по его словам, стал последним евразийцем. В 1930–1950 гг. он был репрессирован и, находясь в ГУЛАГе, встретился с П.Н. Савицким, стал его прилежным учеником, и главным теоретиком и вдохновителем  евразийского подхода в советской этнографии. Именно у Савицкого он заимствовал основные положения теории этногенеза.

Теория Гумилева органично объединила историю, географию и естествознание. Согласно ей, новые народы возникают в результате внезапного изменения генофонда уже существовавших народов под воздействием внешних условий (космической энергии) в определенном месте и в определенное время. Таким образом, начальную стадию этногенеза ученый отождествляет с механизмом мутации, результатом которой становится пассионарный взрыв, приводящий к образованию новых этносов. Возникновение пассионарности Гумилев связывает с неравномерностью распределения «биохимической энергии живого вещества биосферы», которое оказывает свое влияние на поведение различных этнических коллективов в разное время. «Эффект, производимый вариациями этой энергии, описан нами как особое свойство характера людей и назван пассионарностью. Пассионарность – это характерологическая доминанта; это необратимое внутреннее стремление к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели. Цель эта представляется пассионарной особи ценнее даже собственной жизни, а тем более жизни и счастья современников и соплеменников». Ярким примером выражения пассионарного духа Гумилев назвал Чингизхана, А. Невского, Жанну д’Арк, А. Суворова и др.

В процессе исследования исторического пути 40 этносов Гумилев пришел к выводу, что полный жизненный цикл любого из них от момента мутации (пассионарного толчка) до его гибели составляет 1500 лет. При этом этнос проходит закономерные фазы развития, в процессе которых изменяется и уровень пассионарности. Причем, изменение числа пассионариев, изменяет возраст этноса в целом. Всего же Гумилев выделил шесть фаз этногенеза:

  1. пассионарный подъем, который вызван пассионарным толчком, продолжающимся 300 лет;
  2. акматическую фазу, символизирующую предельный уровень пассионарного напряжения и сопровождающуюся бурными социальными потрясениями (300 лет), в ходе которых люди физически истребляют друг друга;
  3. ее сопровождает фаза надлома, в процессе которого происходит резкое снижение пассионарного напряжения (300 лет), сопровождающееся рассеиванием энергии;
  4. инерционную фазу, когда этнос начинает жить по инерции, благодаря ранее накопленным ценностям, происходит плавное снижение пассионарности, возникают большие государства, накапливаются материальные блага (300 лет);
  5. обскурацию – снижение уровня пассионарности ниже предела равновесия, когда доминирующая роль принадлежит субпассионариям, т.е. людям с пониженной активностью, энергия которых направлена на уничтожение не только пассионариев, но и трудолюбивых людей (300 лет), начинается необратимый процесс распада этносоциальной системы;
  6. мемориальную – последнюю фазу, наступающую тогда, когда «субпассионарии проедят и пропьют все ценное, сохранившееся после героических времен». В этот период этнос сохраняет память о своей исторической традиции. Затем исчезает и память, после чего «приходит время равновесия с природой (гомеостаза), когда люди живут в гармонии с родным ландшафтом и предпочитают великим замыслам обывательский покой».

Большая роль в судьбе любого этноса, по мнению Гумилева, принадлежит «кормящему ландшафту», место которому он определяет на границах регионов и в зонах этнических контактов. Именно «кормящий ландшафт» становится той основой, которая способствует возникновению нового этноса.

Под термином «Евразия» Гумилев понимает «не только огромный континент, но и  сформировавшийся в центре него суперэтнос». Причем Россию он называет «наследницей» Тюркского каганата и Монгольского улуса», которая издавна противостояла на западе – католической Европе, на востоке – Китаю, на юге – мусульманскому миру. В сложной и своеобразной исторической судьбе Евразийского континента особое место Гумилев отводил многообразным ландшафтам, которые оказывали позитивное влияние на этногенез.

Л.Н. Гумилев стал одним из первых отечественных историков, который нарушил устоявшееся мнение и открыто выступил против европоцентристского взгляда на монголо-татарское иго. Он выдвинул и обосновал идею о сложных и динамичных отношениях Руси и монголо-татар, которые основывались на уважении друг к другу.

Кроме того, в отличие от представителей официальной историографии, Л. Гумилев считал, что историю России в этническом аспекте невозможно представить в виде линейного процесса, непрерывного от Рюрика до современности. Он полагал, что история Киевской и Московской Руси – это история двух различных этносов. Следуя его евразийской концепции, наше государство на 500 лет моложе Западной Европы. Поэтому, как бы мы ни старались подражать ей и добиться аналогичных результатов, все эти попытки будут тщетны, т.к. «наш возраст, наш уровень пассионарности предполагают совсем иные императивы поведения».

Евразийская концепция Л.Н. Гумилева оказалась столь интересной и оригинальной, что сразу же вызвала бурные отклики представителей отечественной науки. Следует отметить, что многие из них, в целом признавая право идеи на существование, подчеркивали тем не менее ряд неточностей и несовпадений с конкретным историческим материалом. Как бы там ни было, идеи Л. Гумилева сыграли важную роль в развитии гуманитарного знания и, скорее всего, на протяжении длительного времени еще будут востребованы.


Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Русская философия истории. М., 1999. С. 335–337.

Савицкий П.Н. Континент Евразия. М., 1997. С. 81–83.

Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Русская философия истории. С. 336–337.

Савицкий П.Н. Континент Евразия.  С. 438–439.

Пассионарность от лат. страсть.

Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало: Популярные лекции по народоведению. М., 2000. С. 48–68; Гумилев Л.Н. От Руси до России. М., 2000. С. 5–16.

Гумилев Л.Н. Популярные лекции по народоведению. С. 72–76.


11.10.2014; 01:16
хиты: 847
рейтинг:0
Общественные науки
культурология и науки об этносах
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь