пользователей: 21251
предметов: 10459
вопросов: 177801
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

12. Социально-психологические теории, разработанные в рамках интеракционистской ориентации

 

Интеракционизм — теоретическая ориентация, уходящая корнями не в психологическую, а в социологическую традицию изучения социального поведения человека. Интеракционизм опирается на взгляды американского философа, социолога и социального психолога Джорджа Мида. Отправным пунктом анализа в интеракционистской ориентации является не отдельный индивид, как в других теоретических ориентациях социальной психологии, а социальный процесс, понимаемый как процесс интеракции индивидов в группе, обществе. Для представителей интеракционистской ориентации важно выяснить, какими специфическими для человека средствами осуществляется и регулируется процесс социальной интеракции. Отсюда большой интерес к проблеме коммуникации при помощи символов, языка, к интерпретации ситуации, к проблемам структуры личности, ролевого поведения и референтной группы как источнику формирования норм социального взаимодействия и социальных установок.

Интеракционистская ориентация охватывает широкий круг проблем. В ней можно выделить следующие социально-психологические теории:

  1. символический интеракционизм;
  2. ролевые теории;
  3. теории референтной группы.

 

Символический интеракционизм

Дж. Мид занимался проблемой происхождения и развития человеческого сознания в конце XIX столетия. Его работы заложили основы теории символического интеракционизма, однако сам термин «символический интеракционизм» ввел позднее в 1937 г. Герберт Блумер, его ученик и последователь.

Основная идея символического интеракционизма заключается в том, что социальным действиям приписывается принятое в обществе в целом значение (= символ). В центре внимания оказываются закономерности социального процесса, который представляет собой взаимодействие (интеракцию) людей в рамках конкретной социальной ситуации. Именно во взаимодействии с другими человек обучается соотносить свои действия с принятым в обществе символическим значением. В процессе развития ребенок сначала усваивает внешние ярлыки, а затем у него появляется внутренняя способность находить соответствующие названия для своих действий; таким образом, активность получает более точное определение и связывается со структурой социально-культурных ожиданий и потребностей.

Мид считал, что «Я» не заложено в человеке от рождения. «Я» в значительной степени является социальной конструкцией, которая формируется в процессе взаимодействия с другими. Он считал, что только когда человек воспринимает отношение других к себе и начинает действовать, как другие, возникает его «Я». Принципы символического интеракционизма можно, по мнению Мида, наглядно проиллюстрировать на примере развития ребенка.

По мнению Мида, в развитии ребенка от имитации в игре с самим собой до возможности участвовать в сложных коллективных играх отражается общее развитие человека в том, что касается социального взаимодействия. Индивид должен научиться соотносить свои действия с теми же значениями, что и его окружение, чтобы его действия стали осмысленными и могли выполнять функцию наделенных значением символов во взаимодействии с другими. Тогда можно сказать, что индивид в состоянии посмотреть на себя как на объект и взглянуть на свои действия так, как смотрят на них окружающие. В терминологии символического интеракционизма это будет означать, что он воспринял отношения к себе значимых других или «обобщенного другого».

Особая заслуга символического интеракционизма заключается в выделении специфически человеческих, символических аспектов общения — речи, жестов, мимических выражений чувств и др. В рамках этого подхода социальное поведение человека рассматривается как принципиально отличное от стадного поведения животных. В качестве квинтэссенции символического поведения человека выступает социальная роль — устойчивая внешняя и внутренняя позиция одного человека в отношении другого и (или) социальной системы в целом.

В подходе к ролевому поведению можно обнаружить отражение различий в методологических принципах Чикагской и Айовской школ интеракционизма. Обе школы возглавляют последователи мидовской теории. Во главе Чикагской школы интеракционизма — ученик Мида Г. Блумер. В этой школе стремятся наиболее точно следовать мидовским социально-психологическим традициям. Представители Чикагской школы выступали против применения в социальной психологии таких методов исследования, как тесты, шкалирование, эксперимент и т.д. Учитывая, что личность в интеракциях с другими людьми не может проявлять себя постоянно одним и тем же образом, невозможно и бессмысленно выражать социально-психологические характеристики личности в математических величинах. Блумер считал, что для выявления социально-психологических феноменов и характеристик личности больше подходят применяемые в гуманитарных науках описательные методы, которые выявляют наиболее общие характеристики и тенденции. Например, интервью, различные виды наблюдения, изучение документов и т.п.     

Айовская школа символического интеракционизма во главе с М. Куном, профессором университета штата Айова, ставила перед собой задачу доказать отдельные теоретические положения Мида эмпирическим путем. Для этого мидовская концепция модифицировалась, вводились операциональные определения для создания методики изучения личности. По Куну, сущность личности можно определить по ответам, которые индивид дает на вопрос: «Кто я такой?», обращенный к самому себе, или на вопрос: «Кто Вы такой?», обращенный к нему другим лицом. Таким образом, Кун и его сторонники рассматривали личность как структуру социальных установок, сформировавшихся на основе интернализованных ролей, придавая им решающее значение в детерминации поведения личности.

Блумер и другие представители Чикагской школы рассматривают личность как активное и творческое существо, которое «конструирует» свои действия в зависимости от того, как воспринимает и интерпретирует окружающее. Соответственно, ролевое поведение, для обозначения которого ими используется термин «делание роли» («role-making»), представляет собой поисковый, динамичный, творческий процесс.

В противоположность Чикагской школе представители Айовской школы предпочитают говорить не о «делании роли», а об «исполнении», «проигрывании» роли или «принятии роли», фактически исключая спонтанный, творческий элемент из поведения личности. Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская цитируют Куна, который считает, что индивид «формирует свои планы поведения в соответствии с исполняемыми ролями и занимаемыми статусами в группах, с которыми он себя идентифицирует, т.е. в его референтных группах. Его отношение к себе как к объекту является лучшим индикатором этих планов поведения… они являются определяющими для самооценок и для оценки других».

Интерес к глубокому осмыслению социально-психологических механизмов интеракции возник у ученых после следующего эксперимента, который был проведен Филипом Зимбардо в конце 1960-х гг. (Стэнфордский эксперимент)

Наличие социальных ролей и их огромное влияние на поведение индивида было доказано экспериментально.

В рамках символического интеракционизма сформировались теории, имеющие огромное значение для социальной психологии. В первую очередь это теории ролевого поведения (Т. Сарбин, Э. Гофман, Р. Линтон и др.) и референтной группы как источника личных норм и ценностей личности (Т. Ньюком, М. Шериф, Г. Келли).

 

Теории ролевого поведения

Большой вклад в развитие ролевой теории внес социальный антрополог Р. Линтон, предложивший статусно-ролевую концепцию. Линтон считал, что для определения связи инди­вида с различными системами общества очень удобны такие тер­мины, как «статус» и «роль». Статус, по мнению Линтона, — это то место, которое индивид занимает в данной системе, а понятие «роль» представляет собой сумму культурных образ­цов поведения, связанных с данным статусом. Таким образом, роль включает установки, ценности и поведение, предписываемое обществом для каждого из всех лю­дей, имеющих определенный статус. Роль является динамическим аспектом статуса индивида, представляя собой внешнее поведение. Другими словами, исполняя роль, индивид оправдывает занимаемый им статус.

Линтоновское понимание роли можно найти у И. Гоффмана, выдвинувшего особую концепцию «социальной драматургии». Он также определял роль как «осуществление прав и обязанностей, связанных с данным статусом». Описывая ролевое поведение, Гоффман использовал понятия, взятые из театрального обихода:

  • ролевая «партия» — создание определенного впечатления о себе у партнера по взаимодействию или у «аудитории»;
  • «фасад» («front») исполнения роли — стандартные выразительные средства, намеренно или непроизвольно используемые индивидом во время исполнения роли;
  • «авансцена», где не­посредственно осуществляется взаимодействие;
  • «кулисы», где происходит деятельность, имеющая отношение к исполнителю роли, но недоступная для глаз аудитории.

Такая характеристика места ро­левого поведения использовалась Гоффманом для того, чтобы подчерк­нуть более строгое следование требованиям роли на авансцене (на­пример, в поведении врача, когда он общается со своим пациен­том) и необязательное их соблюдение «за кулисами» (например, поведение врача вне поля зрения пациента).

Концепция Гоффмана служила для описания различных тонкостей «технологии» ролевого поведения индивида при исполнении им самых различных ролей — от социальных до межличностных — в его повседневной жизни. При этом весь процесс социального взаимодействия трактуется им как про­цесс приспособления личности к ситуации и самомаскировки, а индивид выступает как носитель многочисленных разрозненных, чуждых его личности ролей либо в качестве марионетки, либо циничного обманщика. В связи с этим, по Гоффману, исследователь не должен полностью доверять внешним формам ролевого поведения.

Для интеракционистского подхода в целом характерно понимание роли индивида в связи с его положением, статусом. При этом статус рассматривается не как объективное положение индивида в системе определенных социальных отношений, а скорее как субъективная категория, отражающая совокупность ролевых ожиданий, которые можно подразделить на ожидания-права и ожидания-обязанности при исполнении той или иной роли.

Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская описывают несколько классификаций ролей, сформулированных в рамках ролевых теорий.

Например, Т. Сарбин и В. Аллен выделили формальные и неформальные роли как относящиеся соответственно к макро- и микроструктуре. Отличие формальных ролей определялось исходя из того, что по отношению к ним у участников взаимодействия имеются более единые и четкие представления о правах и обязанностях носителей этих ролей, которые часто быва­ют даже зафиксированы в письменной форме, чем о правах и обя­занностях носителей неформальных ролей.

Классификация Т. Шибутани также опирается на принцип о том, что социальные роли более жестко детерминированы, чем межличностные, поскольку они непосредственно связаны с об­щественно необходимой деятельностью и объективными обществен­ными отношениями. Он подразделяет роли на «конвенциональные», т.е. такие, в отношении которых у членов общества име­ются общепринятые, конвенциональные представления о том, каково должно быть поведение исполнителей этих ролей, и на «межличностные», в отношении которых нет подобных более или менее единых представлений.

Дж. Тибо и Г. Келли предложили разделять «предписанные роли», т.е. внешне заданные, не зависящие от усилий индивида, и «достигнутые роли», которые достигнуты благодаря личным усилиям данного индивида.

Р. Линтон предложил выделять активные и латентные роли, отмечая, что индивид как член общества участвует во многих отношениях и является одновременно носителем многих ролей, но в каждый момент он может активно исполнять только одну роль. Именно эту роль стоит считать активной, а другие, которые могут актуализироваться в зависимости от вида деятельности и обстоятельств жизни индивида, — латентными.

Множество работ в области ролевых теорий было посвящено анализу факторов, воздействующих на восприятие и выполнение индивидом той или иной роли. Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская выделяют следующие группы факторов: 1) знание роли или представления о правах и обязанностях, связанных с данной ролью, т.е. когнитивный аспект; 2) значимость выполняемой роли, т.е. эмоциональный аспект; 3) умение выполнять данную роль, т.е. поведенческий аспект; 4) способность рефлексировать свое роле­вое поведение. Исследование этих факторов имеет прямое отноше­ние к изучению ролевого конфликта.

В ролевых теориях выделяют межролевые и внутриролевые конфликты. К межролевым относятся конфликты, которые связаны с одновременным исполнением индивидом большого количества ролей, в связи с чем он не может отвечать требованиям этих ролей, или у него нет достаточно времени и физических возможностей, или потому, что различные роли предъявляют к нему несовместимые требования. В исследованиях межролевого конфликта, вызванного чрезмерным количеством ролей, которые приходится исполнять индивиду, следует упомянуть работы, посвященные ролевому конфликту работающей женщины. Это противоречие между профессиональной и семейной (жены, матери) ролями женщины.

Внутриролевой конфликт предполагает противоречивые требования, предъявляемые носителю одной и той же роли разными людьми или социальными группами. Например, к мальчикам, мужчинам — исполнителям мужской роли — часто предъявляются противоречивые требования. В школе мальчиков ориентируют на достижения, поощряют к соперничеству, но так же, как и от девочек ждут послушания и конформности. Следование нормам традиционной маскулинной идеологии часто мешает современным мужчинам удовлетворять свои эмоциональные потребности и выражать свои чувства.

 

Теории референтной группы

Разработка теорий ре­ферентной группы в современной западной социальной психологии ассоциируется прежде всего с именами таких авторов, как Г. Хайман, Т. Ньюком, М. Шериф, Г. Келли, Р. Мертон и др. Большинство авторов этого направления связывают понятие референтной, или «эталонной», группы с обозначением группы, к которой индивид относит себя психологи­чески, ориентируясь при этом на ее ценности и нормы. Данная груп­па служит своеобразным стандартом, системой отсчета для оценки себя и других, а также источником формирования социальных уста­новок и ценностных ориентации индивида.

Дж. Мид только указал на значение группы для входящего в нее индивида как на систему обобщенных установок — «я глазами других». Автором основных представлений современной теории референтной группы является Г. Хайман. В 1942 г. он проводил исследование представлений личности о собственном имущественном статусе по сравнению со статусом других людей, в котором впервые использовал термин «референтная группа». Это понятие использовалось Хайманом для обозначения группы людей, с которыми испытуемый сравнивал себя. Результатом сравнения с референтной группой являлась самооценка испытуемым своего статуса. Самооценка статуса рассматривалась Хайманом как зависимая переменная, поскольку она имела отношение к той референтной группе, которую испытуемый использовал как отправную точку или систему отсчета.

Позже Т. Ньюком использовал понятие «референтная группа» для обозначения группы, к которой индивид причисляет себя психологи­чески и поэтому разделяет ее цели и нормы и ориентируется на них в своем поведении. Он выделил позитивные и негативные референтные группы. Под первы­ми понимаются такие группы, нормы и ориентации которых при­нимаются индивидом и которые вызывают у индивида стремление быть принятым этими группами. Отрицательной референтной груп­пой считается такая группа, которая вызывает у него стремление выступить против нее и членом которой он не хочет себя считать. Ньюком считал «бунт подростка» проявле­нием поведения в ситуации, когда родители выступают для него как отрицательная референтная группа.

На современное понимание использование термина «референтная группа» повлияли работы М. Шерифа. Он отмечал, что человек включен во множество групп, нормы которых могут расходиться между собой. Также он подчеркивал важность референтной группы,  так как ее нормы становятся социальными установками индивидов и служат им не только для самооценки, но и для формирования всей «картины мира». Шериф предложил проводить различие между актуальной группой членства и референтной группой, к которой индивид может относить себя психологически, сознательно или бессознательно.

Одна из ключевых идей Дж. Мида об «обобщенном другом», воплощенная в понятии «референтная группа», использовалась в ставшем классическим эксперименте Р. Мертона в соавторстве с А. Китт. В нем изучались социальные установки солдат-фронтовиков и солдат-новичков. Когда в исследовании Мертона и Китт мобилизованные солдаты сравнивали свое положение с положением тех, кто не был мобилизован и остался дома (одна референтная группа), они оценивали свое положение как худшее. Когда они сравнивали его с положением тех, кто был мобилизован и сражался на фронте (другая референтная группа), они считали свое положение более благоприятным.

Л. Г. Почебут и И. А. Мейжис перечисляют условия, при которых, по Мертону, человек скорее выберет в качестве нормативной референтной группы не группу членства, а внешнюю группу:

1. Если группа не обеспечивает достаточный престиж своим членам, они будут склонны выбирать в качестве референтной группы вместо группы членства ту внешнюю группу, которая, на их взгляд, обладает большей престижностью, чем их собственная.

2. Чем больше изолирован индивид в своей группе, чем ниже его статус в ней, тем более вероятно, что в качестве референтной группы он выберет внешнюю группу, в которой рассчитывает занять более высокий статус.

3. Чем больше у индивида социальная мобильность, т.е. возможность изменить свой социальный статус и групповую принадлежность, тем более вероятно, что в качестве референтной группы он будет выбирать группу с более высоким социальным статусом.

4. Выбор индивидом той или иной референтной группы зависит от его личностных характеристик.

Большой вклад в разработку понятия «референтная группа» внес Г. Келли, показав, что она может выполнять различные функции в формировании социальных установок индивида. С одной стороны, она может высказать индивиду признание или не признавать его, с другой стороны, группа может служить эталоном для сравнения, который индивид использует для выработки своих оценок. Первая, нормативная, функция заключается в установлении и даже навязывании стандартов поведения индивида. Подобные стандарты называются групповыми нормами. Группа выполняет эту функцию, если она в состоянии вознаграждать за конформность или наказывать за неконформность. Вторая, сравнительная, функция группы состоит в том, что группа служит эталоном, стандартом, отправной точкой сравнения. Группа выполняет сравнительную функцию, если поведение, установки и другие характеристики ее членов служат индивиду стандартом для формирования оценок и самооценки. Обе функции, нормативную и сравнительную, может выполнять одна и та же группа.

Таким образом, в теории референтных групп было показано влияние ценностей, установок, норм общества и конкретных групп на самооценку и поведение индивида. В целом интеракционизм, как социально-психологическая теория, определил ряд направлений в изучении взаимосвязи личности и общества, представлений человека о других людях, ролях и статусах личности, референтных группах.

 


27.06.2016; 07:37
хиты: 3
рейтинг:0
Общественные науки
психология
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь