пользователей: 21209
предметов: 10450
вопросов: 177346
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

11. Социально-психологические теории, разработанные в рамках психоаналитической ориентации

 

Психоанализ не получил такого широкого распространения в социальной психологии, как бихевиоризм. Социально-психологические теории психоаналитической ориентации основаны на идее неофрейдизма о том, что личность создается не столько внутрипсихическими процессами, сколько межличностными. С момента рождения ребенок является частью межличностных связей и на протяжении остальной жизни остается включенным в социальное взаимодействие.

Можно выделить две группы социально-психологических теорий психоаналитической ориентации. К первой группе относятся работы, в которых акцент делается на межличностных потребностях индивида, определяющих характер его отношений с другими людьми. Другие теории связаны с исследованием групповых процессов. Для них характерна попытка выйти за пределы фокуса на диадическом взаимодействии, характерного для бихевиоризма, и рассмотреть процессы развития и функционирования более многочисленных групп.

 

Социально-психологические идеи З. Фрейда

Одним из ключевых положений фрейдистского подхода к объяснению личности невротика было обнаружение психологических механизмов функционирования такой первичной группы, как семья. В дальнейшем Зигмунд Фрейд экстраполирует эти механизмы для анализа отношений в любых группах.

Первичная группа, по Фрейду, представляет собой совокупность индивидов, объединенных эмоциональными, либидонозными по своему характеру связями. Эти связи между членами группы возникают благодаря тому, что каждый член группы устанавливает особые отношения с лидером (вожаком). Члены группы идентифицируются с лидером, его поведением, чертами характера, ценностями. Благодаря связи каждого с лидером возникает и связь второго порядка — членов группы между собой, которые принимают одну и ту же личность — лидера — за идеал.

Идентификация с лидером не предполагает однозначно позитивных чувств по отношению к нему. Напротив, Фрейд рассматривает подобную идентификацию, в частности, как механизм защиты против враждебных чувств к лидеру и как косвенный способ «стать» лидером. По Фрейду, лидер в группе является своего рода изображением отца и отношения с ним строятся по модели отношений с отцом. Такие черты регрессивного группового поведения, как повышенная внушаемость, потеря критичности, Фрейд объясняет влиянием сильного лидера и зависимостью членов группы от него.

В дальнейшем эти идеи нашли отражение в исследованиях групповых процессов.

 

Концепция авторитарной личности

Ключевое положение ортодоксального фрейдизма о фатальной предопределенности личности взрослого опытом детства оказалась интегрированной во множество концептуальных схем и отдельных исследовательских работ, не всегда заданных в строгом ключе психоанализа. Ярким примером интеграции данного принципа психоанализа выступает известное исследование авторитарной личности, выполненное под руководством Теодора Адорно.

Адорно и соавторы считали, что авторитарная личность является продуктом суровых и жестких форм дисциплины, которые используют родители по отношению к ребенку. Ребенок вынужден подчиниться суровой власти родителей, но в результате в нем развивается враждебность, которая не может прямо вылиться на фрустрирующий его объект — родителей, так как он боится их. Потребность ребенка подавлять враждебность по отношению к родителям ведет к идентификации с фрустрирующей властью, к идеализации этой власти с сопутствующим смещением враждебности на аут-группы, т.е. внешние группы, которые обычно оказывают­ся группами более низкого статуса. Именно на эти внешние груп­пы, характеризующиеся более низким социальным статусом, происходит проекция тех авторитарных импульсов, которые вызваны у ребенка фрустрацией и подавлены вследствие неприемлемости их реализации в рамках семьи. По мнению авторов, боязнь соб­ственных импульсов и потребность жестко их подавлять ведут к ригидной организации личности, к стереотипному мышлению.

Исследование проводилось сразу после Второй мировой войны и основная цель его состояла в выявлении социально-психологических предпосылок появления фашизма. Адорно и соавторы сконструировали пять шкал для измерения антисемитских установок. Они исследовали, является ли антисемитизм частью более общей установки отвержения групп меньшинств вообще. Для этого была разработана шкала «этноцентризма». Позже они сконструировали Ф-шкалу, которая, по замыслу авторов, должна была измерять предрасположенность к фашизму (отсюда буква «ф» в ее названии). В исследовании также использовались клинические интервью и проективные тесты.

Несмотря на то что авторами было выявлено множество корреляций между Ф-шкалой и другими параметрами личности, методическое обеспечение исследования подверглось критике, а результаты не получили широкого признания. Однако другие исследования, выполненные под влиянием работы Адорно, показали, что личностные характеристики могут оказывать влияние на характер социальных установок и систему убеждений.

 

Теория межличностных отношений Г. Салливана

Еще в конце XIX в. Уильям Джеймс утверждал: «Мы не только общительные животные, которые любят находиться на виду у своих сородичей, у нас внутренняя потребность быть ими благосклонно замеченными. Если бы это было физически возможно, то самым жестоким наказанием для человека стало бы затеряться в обществе и быть при этом абсолютно незаметным для всех его членов». Эти идеи о роли других людей в развитии личности нашли отражение во многих психологических концепциях неофрейдистов.

Одним из основателей теории межличностных отношений считается Гарри Салливан. По Салливану, личность — это модель повторяющихся интерперсональных отношений. Он утверждал, что личность является почти полностью продуктом взаимодействия с другими людьми. Человек нуждается в том, чтобы быть рядом с другими людьми, — это его биологическая потребность, а учитывая продолжительность периода его беспомощного детства, — это в равной мере необходимо для его выживания. В процессе своего развития ребенок стремится к безопасности и поэтому старается проявлять те черты своего характера, которые встречают одобрение у значимых для него окружающих, и не делать того, что вызывает у них отрицательную реакцию. В конечном счете индивид развивает образ самого себя, который определяется воспринимаемыми индивидом оценками.

Для сохранения позитивного представления о себе и избегания негативной оценки Я, индивид неосознанно прибегает к использованию в качестве защитного — механизма избирательного внимания. Этот механизм отсеивает все раздражители, которые могут принести тревогу, изменить мнение человека о себе. Однако в общении с другими людьми он часто ведет к искажению восприятия окружающих. Это происходит в такой ситуации межличностного взаимодействия, когда один человек строит свое отношение к другому не на основании свойств, реально присущих его личности, но целиком или преимущественно на основе своей собственной фантазии.      

Искажения в межличностных отношениях имеют свойство закрепляться. В процессе общения индивид может избирательно обращать внимание на одни вещи и игнорировать другие, искажая свое восприятие окружающих. Например, человек, воображающий себя униженным, может ошибочно воспринимать окружающих как жестоких, отвергающих его людей. Более того, этот процесс в принципе самодостаточен, потому что у такого человека, как правило, развивается манерность, подобострастие, защитный антогонизм или презрение, которые в конечном счете заставляют других относиться к нему так, как он ожидает. Термин «самореализующиеся пророчества» был применен по отношению именно к этому феномену.

Разработанные Салливаном социально-психологические идеи о принципах интерперсональной групповой терапии внесли большой вклад в развитие клинической психологии и интерперсональной психотерапии. Он считал, что психические расстройства и психиатрическая симптоматика во всех своих проявлениях переводятся на язык терминов интерперсональной теории и интерпретируются соответствующим образом. Салливан пишет:

Соответственно, психиатрическое лечение рассматривается им как процесс, направленный на коррекцию подобных искажений, для того чтобы дать индивиду возможность вести более разнообразную жизнь, сотрудничать с другими людьми, достигать удовлетворения в межличностных отношениях в контексте реалистичности и взаимности. По Салливану: «Психическое здоровье является продолжением здоровых межличностных отношений», поэтому и терапия представляет собой интерперсональный процесс – и в своих целях, и в своих средствах.

Таким образом, положения теории межличностных отношений в пред­став­ле­нии Салливана внесли вклад в социальную психологию, повлияв на исследования восприятия людьми друг друга в процессе взаимодействия, социальных потребностей личности (В. Шутц) и стилей межличностного взаимодействия (Т. Лири)..

 

Трехмерная интерперсональная концепция У. Шутца

Наибольшую популярность среди теорий, посвященных изучению межличностных потребностей личности, получила трехмерная интерперсональная концепция Уильяма Шутца. Она еще известна под сокращенным названием ФИРО, что означает «Фундаментальная ориентация межличностных отношений». Принципиальной основой теории Шутца является положение фрейдизма о том, что социальная жизнь взрослого человека фатально предопределена опытом его детства. Конкретной сферой продолжения опыта детства оказываются межличностные отношения взрослого.

В центре его теории положение о трех межличностных потребностях, характерных для каждого индивида: присоединения, контроля и открытости. При этом Шутц подчеркивает тесную связь между биологическими и межличностными потребностями. Биологические потребности регулируют отношения организма с окружающей физической средой, а межличностные устанавливают связь личности с ее социальным окружением. Соответственно, неудовлетворение биологических потребностей ведет к физическим заболеваниям и смерти, а неудовлетворение межличностных потребностей влечет за собой потерю равновесия между индивидом и его социальной средой и, как следствие, нарушение отношений с окружением, психологического здоровья и даже психические расстройства. От качества удовлетворения каждой из этих потребностей в детском возрасте зависят модели поведения в межличностном взаимодействии взрослых.

Потребность присоединения выражается в желании быть включенным в группу. Степень включения может быть представлена в континууме от интенсивного взаимодействия до полного ухода от такового. Отношения ребенка и родителей являются позитивными, если они насыщены контактами, проявлением внимания и интереса к ребенку, и негативными, если родители общение с ребенком сводят к минимуму и, по сути, игнорируют его.

М. Р. Битянова отмечает, что присоединение — это проблема переживания собственной значимости. Она является первой из интерперсональных задач, решаемых ребенком. В зависимости от того, как она была решена, взрослый человек в ситуации взаимодействия демонстрирует одну из трех моделей поведения:

  • субсоциальность — неосознаваемая установка: «Я не могу рисковать быть игнорированным. Я буду в стороне от людей, сам по себе». Считая себя незначимым, неинтересным для других, человек уходит от контактов. Уход может принимать различные формы: от отказа участвовать в социальных контактах до формального социального поведения, имитации общения;
  • сверхсоциальность — неосознаваемая установка: «Хотя я и знаю, что никому не интересен, я заставлю людей обращать на меня внимание». Человек ищет компанию, потому что не может выносить одиночества. Основная форма общения — навязывание контакта, привлечение к себе внимания, в более утонченной форме — демонстрация своей власти, квазиоткрытости;
  • социальность — модель поведения человека, решившего в детстве проблему присоединения. Его основная характеристика — способность быть привязанным к другим людям и вместе с тем хорошо себя чувствовать вне общества.

Межличностная потребность в контроле имеет отношение к так называемому аспекту власти в межличностных отношениях. Поведение, вызванное потребностью контроля, относится к процессу принятия решения людьми, а также затрагивает области силы, влияния и авторитета. Потребность в контроле можно рассматривать в континууме от стремления к власти, авторитету и контролю над другими (и, более того, над чьим-то будущим) до необходимости быть контролируемым, т.е. быть избавленным от ответственности. Та или иная ориентация поведения контроля возникнет в зависимости от характера отношений с родителями в детстве. Детско-родительские отношения Шутц предлагает рассматривать в континууме от принуждающих отношений, когда родители полностью контролируют ребенка, принимая за него все решения, до вольных, попустительских, когда родители не вмешиваются и предоставляют детям свободу принимать решения самостоятельно. Слишком большой или недостаточный контроль со стороны родителей по отношению к ребенку ведет к образованию у него защитных форм поведения.

Поведение контроля — желание или нежелание контролировать других, а также быть или не быть контролируемым. Два человека, которые доминируют над другими, могут различаться по тому, как они позволяют другим управлять собой. Например, властный сержант может подчиняться приказам своего лейтенанта с удовольствием, в то время как хулиган может постоянно перечить своим родителям. Поведение контроля не связано с поведением присоединения, так как власть не требует выделения, особенности, известности. «Серый кардинал» — прекрасный пример высокого уровня потребности в контроле и низкого уровня включения. «Остряк» — яркий пример большой потребности в присоединении и малой — в контроле. Основная психологическая проблема — это проблема компетентности. Если человек чувствует себя некомпетентным, неспособным, его поведение в сфере контроля неадекватно: отстранение от власти и ответственности либо, наоборот, стремление к подавлению и доминированию. Задача установления контроля — вторая из интерперсональных задач, решаемых ребенком.

Взрослый человек, опираясь на свой детский опыт, присваивает одну из трех моделей поведения:

  • отказывающееся: человек занимает позицию подчиненного, которая равно защищает его и от власти, и от ответственности. «Я никогда не принимаю решений, если могу на кого-нибудь их переложить»;
  • автократическое поведение: человек стремится к власти, готов за нее бороться. Подоплека на самом деле та же, что и в отказывающемся от власти поведении: неверие в свою компетентность, необходимость всем и самому себе доказывать свою способность нести ответственность;
  • демократическое поведение — основная установка: «Я способен принимать ответственные решения и не обязан это кому-нибудь доказывать». Будет ситуация, требующая власти, будет и соответствующая поведенческая реакция.

Развитие патологии в сфере контроля связано с типичным психопатическим поведением, которое отличается отказом следовать социальным нормам и уважать права других.

Открытость — потребность в построении близких эмоциональных отношений с другими людьми. Основная проблема, которая возникает у человека при реализации этой потребности, — ощущение своей способности любить и вызывать любовь у других. Если человек не уверен в своей способности нравиться другим, его поведение в сфере открытости будет экстремальным: полное избегание близости или сверхоткрытость. Ребенок решает проблему открытости в отношениях с родителями в возрасте 4—6 лет. Основной вопрос: «Кто я и как мы относимся друг к другу?» В зависимости от его решения у взрослого во взаимодействии с окружающими прослеживается одна из трех стратегий:

  • субперсональность — избегание открытости. Человек поддерживает отношения с другими на поверхностном, дистантном уровне. Он и чувствует себя более спокойно в отношениях с такими же людьми. В данном случае характерна неосознаваемая установка: «Открытость болезненна и опасна для меня, я не буду открываться». Страх, который тяготеет над человеком, — страх не понравиться, быть отвергнутым. Субперсональность может маскироваться под тотальную дружелюбность. Человек может быть весьма популярен в компаниях, при этом все его многочисленные социальные связи — дистантны. Однако обилие контактов психологически защищает его от интимности в отношениях с кем-либо;
  • сверхперсональность — распространение близости на большое количество отношений. С этой стратегией связана неосознаваемая установка: «Пока мне не везло в близости, но если пробовать еще и чаще, может стать лучше». Сверхличностное поведение в отношениях с объективно чужими людьми — это попытка снять тревогу по поводу своей отверженности. Прямые формы проявления этой модели поведения — попытки заслужить одобрение, расположение. Более утонченные пути — «монополизация» близкого человека, наказание его за любые попытки подружиться с кем-то еще;
  • персональность — результат успешного разрешения в детстве проблемы открытости. Человек способен комфортно ощущать себя как в дистантных, так и в близких отношениях. Установка: «Если я кому-то не нравлюсь, это не означает, что я неприятный человек».

            Шутц предположил, что неврозы — это форма патологии, связанная как раз с характером удовлетворения потребности в открытости, в любви.

                Таким образом, особенности взаимодействия человека с другими людьми определяются, по Шутцу, его ранним опытом контактов, тем, как и в каком объеме он научился удовлетворять свои базовые межличностные потребности. Опираясь на анализ соотношения выражаемого (демонстрируемого) личностью поведения и поведения, желаемого ею от других, в каждой из трех сфер межличностных потребностей, Шутц предлагает исследовать такой важный феномен межличностных отношений как совместимость в группах. Кроме этого, по Шутцу, каждая группа в своем становлении проходит соответственно этапы включения (присоединения), контроля, установления открытых отношений.

Динамическая теория группового функционирования У. Байона

Примером теории, в центре внимания которой — изучение групповых процессов, являются динамическая теория группового функционирования Уилфреда Байона. Для них характерна попытка выйти за пределы фокуса на диадическом взаимодействии, характерного для бихевиоризма, и рассмотреть ряд процессов в более многочисленной группе.

В начале 1950-х гг. Байон сформулировал динамическую теорию группового функционирования. Основной эмпирический материал автор собирал в процессе наблюдения за психотерапевтическими группами. Интерес представляет поставленная им проблема возможности анализа группы как системы по аналогии с системой «личность».

По мнению Байона, группа представляет собой макровариант индивида, и, следовательно, она характеризуется теми же параметрами, что и отдельная личность, т.е. потребностями, мотивами, це­лями и т.п., которые интерпретируются им всецело в психоаналитическом духе. Группу можно рассматривать с двух сторон: во-первых, она обычно выполняет какую-то задачу и в ее решении члены группы вполне рационально, осознанно принимают участие; во-вторых, Байон вычленяет аспекты групповой культуры, продуцируемые неосознаваемыми вкладами чле­нов группы. Постулируется возможность конфликтов между двумя обозначенными уровнями групповой жизни, вычленяются «коллективные защитные механизмы», аналогичные индивидуальным.

 

Теория группового развития У. Бенниса и Г. Шепарда

Еще один пример использования психоаналитических идей для анализа групповых процессов — теория развития группы Уоррена Бенниса и Герберта Шепарда. Эта теория была построена на основе исследования специфических Т-групп.

В основе практики Т-группы лежит групповая дискус­сия. Предметом групповой дискуссии в данном случае оказываются реальные межличностные отношения участников, а задачей является изучение самой группой ее динамики через анализ происходящих в ней процессов. Эти процессы изучаются не со стороны, с помощью наблюдателей, а самими членами группы. Обсуждается материал «здесь-и-сейчас», а обсуждение материала, полученного извне (там-и-тогда) и включающего текущие «домашние» проблемы или личные истории прошлого неуместны. Формат Т-группы позволяет усилить акцент на таких аспектах, как обратная связь, межличностная искренность, самораскрытие, размораживание, наблюдательное участие. Целью работы в Т-группе является повышение компетентности личности в отношении собственных мотивов, интенций, фрустраций, вообще возможностей в межличностном общении, а также боль­шее понимание мотивов, целей, стратегий поведения партнеров по общению, осмысление помех взаимопонимания, «безопасное» апробирование возможных путей их избежания и т.д. В целом весь этот комплекс можно обозначить как «социально-психологичес­кую компетентность», а конечную цель Т-группы определить как совершенствование социально-психологической компетентности ее участников.

Описывая теорию группового развития Бенниса и Шепарда, Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская отмечают, что она сосредоточена в основном на процессах изменения в Т-группе на пути к достижению цели валидной коммуникации. Она включает два основных вопроса: анализ помех валидной коммуникации и определение стадий группового развития.

Основной помехой установлению валидной коммуникации, с точки зрения авторов, является ситуация неопределенности, в которой оказывается каждый из участников на старте Т-группы. Участники скованны в выражении своих истинных отношений, реакций, чувств, потому что они не знают, что можно ожидать от других. По мнению Бенниса и Шепарда, неопределенность касает­ся двух планов функционирования группы: вопроса о власти и вопроса о взаимозависимости.

Вопрос о власти — это вопрос о лидере, вопрос о том, кто будет ведущим и на кого выпадет роль ведомого. Не вполне ясной является и область межличностных отношений между членами группы. Здесь неопределенность связана с вопросами тесноты эмоциональных связей. Далее Беннис и Шепард высказывают суждение вполне в духе групповой психологии Фрейда. Они полагают, что вопрос о лидере первичен и ориентация по отношению к лидеру опосредует, в определенной мере детерминирует ориентацию чле­на группы по отношению к другим ее членам, т.е., по мнению Бенниса и Шепарда, в процессе группового развития, прежде всего, разрешается вопрос о власти, о лидерстве и лишь потом, на его основе разрешается воп­рос о взаимоотношениях между членами группы.

Соответственно, в теории выделяется две фазы группового разви­тия, включающих по несколько подфаз. Содержанием первой фазы является решение вопроса о лиде­ре, во второй фазе устанавливаются межличностные отношения и вносится ясность в проблему взаимозависимости членов группы.           

В практике самих Т-групп также можно обнаружить влия­ние психоаналитической традиции. Это проявляется, в частности, в акценте на возможности расширения опыта личности путем доведения до сознания и постановки под ее контроль тех механизмов поведения, которые функционируют, используются личностью, но не осознаются ею.

 


27.06.2016; 07:37
хиты: 3
рейтинг:0
Общественные науки
психология
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь