пользователей: 21209
предметов: 10450
вопросов: 177346
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

10. Социально-психологические теории, разработанные в рамках когнитивистской ориентации

 

В самом общем виде сущность когнитивистского подхода можно охарактеризовать как стремление объяснить социальное поведение при помощи описания преимущественно познавательных процессов, характерных для человека. В отличие от психоаналитического подхода в центре внимания оказывается сознание. В противоположность «человеку реагирующему», представленному в модели бихевиористского подхода, у когнитивистов «человек думающий (мыслящий)» предстает существом, обладающим способностью к восприятию и переработке информации. Он руководствуется в своем поведении субъективным образом действительности. Стремится к достижению внутренней связности, логичности, непротиворечивости картины мира. Когнитивные элементы (когниции, знания) не всегда в эту картину вписываются, они находятся в непрерывном взаимодействии. Определенные типы этого взаимодействия (конфликт, противоречие, логическая непоследовательность, неопределенность взаимосвязи и т.п.) обладают мотивационной силой, побуждают к действиям (поведению), направленным на возвращение всей когнитивной структуры в состояние равновесия.

Теоретическими источниками когнитивистской ориентации в социальной психологии послужили основные положения гештальтпсихологии и теории поля К. Левина. Апелляция к гештальтпсихологии в работах социальных психологов отражена в следующих аспектах: принимаются идея образа как целостного образования и идея изоморфизма, трансформированная здесь в идею подобия различных сторон межличностных отношений. Преобразование познавательных структур субъекта («реорганизация», «перегруппировка») понимается как установление таких сбалансированных структур индивида, которые переживаются им субъективно как психологический комфорт. При установлении такого баланса используется принцип гештальтпсихологии о господстве «хороших фигур» (простых, симметричных, уравновешенных и замкнутых).

Идеи классической гештальтпсихологии в социальной психологии не воспринимаются буквально и существенно модифицированы. В общем виде они представлены в анализе связи между процессом познания (cognition) и социальным поведе­нием следующим образом: впечатления индивида о мире организуются в некоторые связные интерпретации, в ре­зультате чего образуются различные идеи, верования, ожидания, аттитюды, которые и выступают регуляторами социального пове­дения. Поведение понимается как целиком находящееся в кон­тексте некоторых организованных систем образов, понятий и дру­гих «менталистских» образований.

Левину современная социальная психология обязана очень многим: не просто идеями и конкретными данными, а целыми областями социально-психологического знания:

  • учение о групповой динамике и конкретные исследования в области сплочения, развития, взаимодействия личности и группы, лидерства и руководства;
  • методология активного социально-психологического обучения и принятия эффективных групповых решений;
  • подходы к пониманию и разрешению внутригрупповых и межгрупповых конфликтов и многое другое.

По мнению М. Р. Битяновой, влияние Левина на частные направления в социальной психологии велико, но важнее другое: под воздействием его идей сформировался устойчивый социально-психологический взгляд на природу взаимосвязи человека и группы, личности и общества — взгляд с позиции динамической взаимосвязи и взаимозависимости.

Основное ядро когнитивистской ориентации составляет обширный класс социально-психологических теорий когнитивного соответствия (Ф. Хайдер, Т. Ньюком, Л. Фестингер, Ч. Осгуд, П. Танненбаум, Р. Абельсон, М. Розенберг). Вторая группа теорий развивала понятия когнитивизма без опоры на идеи соответствия (С. Аш, Д. Креч и Р. Крачфилд).

 

Теории когнитивного соответствия

Для теорий когнитивного соответствия центральной является идея о том, что когнитивная структура чело­века не может быть несбалансированной, дисгармоничной, а если это имеет место, то немедленно возникает тенденция изменить такое состояние. Не только человек ведет себя таким образом, чтобы максимизировать внутреннее соответствие его когнитивной системы, но и группы — чтобы максимизировать внутреннее соответствие их межличностных отношений. Ощущение же несоответствия вызывает психологический дискомфорт, что и порождает реорганизацию когнитивной структуры с целью восстановления соответствия. Эта идея нашла отражение в ряде сходных теорий, возникших в конце 1950-х гг. под разными названиями: баланса, конгруэнтности, сим­метрии, диссонанса.

 

Теория структурного баланса Ф. Хайдера

Одна из наиболее известных теорий соответствия. Фриц Хайдер считается одним из основателей когнитивистской ориентации. Основная идея Хайдера сводится к тому, что люди склонны раз­вивать упорядоченный и связный взгляд на мир, и в этом процес­се они строят некую «наивную психологию», которая имеет определенное сходство с научной: подобно тому как в представлени­ях «наивной психологии» люди стремятся за внешним поведением личности понять ее установки, мотивы, задача науки — за повер­хностью явлений отыскать некоторые инвариантные свойства мира. Только отыскание этих инвариантов может помочь ориентироваться в мириадах явлений. Таким образом, в его теории с самого начала акцент был сде­лан на проблеме восприятия.

Результаты исследований Хайдера были положены в основу представлений когнитивной психо­логии и стимулировали в дальнейшем своеобразное «приложение» проблем перцепции к трактовке специфических социально-пси­хологических феноменов.

 

Эксперимент с фигурами(2 треугольника и 1 диск) люди описывали движение фигур словами которыми описывается поведение живых существ, чаще людей.

 

Исходный тезис теории Хайдера — важность изучения «жи­тейской психологии»: чтобы понять социальное поведение лично­сти, надо понять житейскую психологию и те богатства и наход­ки, которые имеются в здравом смысле. Хайдер считал, что раз важной детерминантой поведения является стрем­ление человека к упорядоченному и связному пониманию его от­ношения к миру, то правомерно опереться на те суждения здравого смысла, которые фиксируют эту черту поведения. В част­ности, заслуживают внимания такие распространенные в житейском обиходе сентенции, как «мы любим то, что любят наши друзья», «наши друзья дружественны между собой», «если мы не любим себя, то не любим и вещи, принадлежащие нам, а также людей, любящих нас», «тот не любит группу, чье мнение расходится с мнением группы» и т.д. По мысли Хайдера, в этих сентенциях изложены представления наивной психологии о сущности стремления человека к сбаланси­рованной когнитивной структуре, иными словами, первый посту­лат теории сбалансированных структур — идея баланса. Здесь же находим и второй постулат — идею приписывания (каузальной ат­рибуции), т.е. процесса поиска достаточной причины для объясне­ния поведения другого или своих собственных действий.

По Хайдеру, когнитивная структура воспринимающего субъекта будет сбалансированной, если она подчиняется обыденному житейскому «правилу»: «мы любим то, что любят наши друзья». Хайдер анализирует с помощью схемы Р — О — Х все возможные модели сбалансированных и несбалансированных структур индивида, анализируя отношения между тремя элементами: «Р» — воспринимающий субъект, «О» — «другой» и «Х» — объект, воспринимаемый и «воспринимающим субъектом», и «другим». Схема позволяет определить, какой тип отношений между ее элементами дает устойчивую, сбалансированную структуру, а какой — вызывает ситуацию дисгармонии для Р (например: «Мне понравилась книга, а моему другу нет»).

 

Теория коммуникативных актов Т. Ньюкома

Положения теории Хайдера были развиты и дополнены практическим приложением в теории коммуникативных актов Теодор Ньюкома. Ньюком предположил, что тенденция к балансу характеризует не только интраперсональную, но и интерперсональную систему. Центральный тезис его теории состоял в следующем: когда два человека позитивно воспринимают друг друга и строят какое-то отношение к третьему (лицу или объекту), у них возникает тенденция развивать сходные ориентации относительно этого третьего.

Ньюком также рассматривает систему из трех элементов: воспринимающий субъект (теперь он называется «А»), «другой» («В») и объект («Х»). Подобно Хайдеру, Ньюком построил схему (А — В — Х), показывающую, каким образом развитие межличностной коммуникации способствует изменению аттитюдов участников взаимодействия. Все рассуждения ведутся подобно тому, как это делается в схеме Хайдера, с точки зрения того, как А воспринимает В и X, а именно: А воспринимает как консонанс (аналог балансу) сходство своего отношения к Х и отношения В к Х. Сходство этих отношений будет порождать привязанность между А и В, и, напротив, расхождение этих отношений будет порождать неприязнь между А и Б. Чтобы привести систему в ситуацию консонанса (баланса, по Хайдеру) необходимо развивать коммуникацию между А и В, вести «переговоры», цель которых — сблизить позиции А и В по отношению к X.

Коммуникация может привести к возвращению системы в сбалансированное состояние. Однако при этом возможны три варианта: 1) А изменяет свое отношение к X, чтобы сделать его сходным с отношением В к X; 2) В изменяет свое отношение к X, чтобы сделать его сходным с отношением А к X; 3) ни А ни В не удается изменить свое отношение к Х (каждый остается при своем мнении), в этом случае баланс может быть достигнут лишь при условии изменения отношения А к В.

Итак, если в паре или группе возникает расхожде­ние ориентации по отношению к какому-либо объекту, логично предположить, что потребность в уменьшении этих расхождений приведет к увеличению частоты коммуникативных актов. Это же положение о роли коммуникации для достижения консонанса Ньюком использует в анализе групповых процессов. По Ньюкому, в группах может наблюдаться тенденция к развитию комму­никативных актов по отношению к «девиантным» членам, т.е. об­ладающим несходными аттитюдами. Это давление, принуждающее к единообразию, и делает группу сплоченной.

В отличие от модели Хайдера, модель Ньюкома нашла свое практическое применение — она была использована при исследовании процессов массовой коммуникации, а именно при выяснении условий эффективности «убеждающего речевого воздействия» на потребителя информации, поступающей через радио, телевидение или прессу. Однако именно в применении этой схемы на практике выяснился ее недостаток — неспособность предсказать направления изменения отношения внутри «треугольника А — В — Х». Ведь для обеспечения эффективности воздействия через какое-либо СМИ, необходим не один из трех возможных путей, а один, единственный, тот, который обеспечит изменение позиции потребителя информации под влиянием сообщения (а, например, не третий путь, при котором убеждение не подействует на потребителя — реципиента информации и он просто выключит телевизор для достижения «баланса» в своей когнитивной структуре).

 

Теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Танненбаума

Попытка предсказать изменение отношения (или аттитюда), которое произойдет у личности под влиянием стремле­ния установить соответствие внутри ее когнитивной структуры, делается в теории конгруэнтности Чарльза Осгуда и Пола Танненбаума. В отличие от теорий Хайдера и Ньюкома, эта теория делает два предположения, которые позволяют прогнозировать исходы дисбалансных состояний:

1. Дисбаланс в когнитивной структуре Р (или А — у Ньюкома) зависит не только от общего знака отношения Р к О (А к В) и О к Х (В к X), но и от интенсивности этих отношений. Так, отношение может быть положительным, но различной степени (можно что-то или кого-то «сильно любить», просто «любить» и т.п.). Различная интенсивность отношения может также привести к несоответствию (неконгруэнтности).

2. Восстановление баланса может быть достигнуто не только за счет изменения знака отношения Р к одному из членов триады, но путем изменения и знака, и интенсивности, причем одновременно к обоим членам триады. При этом величина изменения в каждом случае будет обратно пропорциональна интенсивности отношения (более крайние оценки изменяются в меньшей степени, т.е. чем более интенсивно, например, отношение Р к О, тем меньше оно изменится при «возвращении» системы в конгруэнтное состояние). Наибольшему изменению в неконгруэнтных состояниях, следовательно, подлежат малополяризованные отношения.

Для измерения «сдвига» отношения Р и по знаку, и по интенсивности к X, так же как и отношения О к X, Осгуд и Танненбаум разработали методику семантического дифференциала. Они предложили формулы, по которым можно достаточно точно рассчитать, насколько «сдвинется» каждое из отношений, чтобы совпасть в одной точке и тем способствовать приведению системы в конгруэнтное состояние. 

 

Теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера

Самая известная и популярная из всех теорий соответствия теория когнитивного диссонанса Леона Фестингера отличается от трех описанных теорий соответствия тем, что посвящена когнитивной структуре одного индивида, поэтому в ней не фигурирует триада (т.е. нет «другого»).

В когнитивной структуре одного человека разыгрывается «конфликт», когда у него возникает несоответствие («диссонанс») между двумя элементами его когнитивной структуры. Эти элементы Фестингер называет «когнициями» или «знаниями». Это могут быть «знания» о себе: что некто делает, чувствует, хочет или желает, чем он является и т.п. Другие элементы — это знания о мире, в котором некто живет: что и где происходит, что к чему ведет, что доставляет удовлетворение, а что причиняет боль, на что можно не обращать внимания, а что важно и т.д.

Фестингер иллюстрирует положения своей теории примером о курильщике, который знает, что курить вредно, но при этом продолжает курить. По Фестингеру, для «избавления» от диссонанса или для его уменьшения можно следовать одним из трех путей: а) изменить поведение, т.е. бросить курить; б) изменить «знание» («когницию», по Фестингеру), т.е. убедить себя в том, что никакой опасности нет; в) осторожно относиться ко всякой новой информации относительно курения, т.е. произвести ее «селекцию» – воспринимать лишь ту, которая пренебрегает опасностью курения, и отбрасывать «страшные» рассказы о злокачественных заболеваниях и прочих тяжелых последствиях.

Фестингер называет пять областей, в которых уменьшение диссонанса играет важную роль:

1. Конфликт после принятия решения, когда человек, приняв решение, стремится всячески привести доводы в пользу принятой альтернативы, т.е. в значительной мере снижает объективность, свойственную при оценке альтернатив до принятия решения.

2. Вынужденное согласие, когда у человека возникает диссонанс не потому, что его принудили принять какое-то решение, а он сам добровольно позволил вовлечь себя в решение, вызывающее диссонанс. В этом случае человек для уменьшения диссонанса начинает повышать ценность совершенного действия и как бы «оправдывать» себя.

3. Специфический отбор информации — стремление не столько избежать негативной информации (которая увеличивает диссонанс), сколько подбирать позитивную информацию, диссонанс уменьшающую.

4. Несогласие с убеждениями социальной группы, когда ее неправота очевидна, признание чего могло бы привести к уменьшению диссонанса. Однако зачастую, благодаря взаимодействию между членами группы, такое несогласие не возникает, а, напротив, вместе с группой человек находит новые и новые «подтверждения» ее правоты.

5. Неожиданные результаты действий и их последствия, когда мера усилий человека уменьшить диссонанс зависит от того, как соотносятся затраченные им усилия и неуспешность результата: диссонанс сильнее в том случае, когда результат какого-то решения противоречит представлению человека о себе. Чтобы уменьшить диссонанс в этом случае, человек склонен изменять даже самооценку. Все это говорит о важности феномена диссонанса в реальной жизни человека.

 

Вторая версия когнитивного подхода

Вторую группу социально-психологических концепций когнитивистской ориентации, представленных работами С. Аша, Д. Креча и Р. Крачфилда, считают примером классических когнитивных теорий, приложенных к социальному поведению.

Концептуальная схема исследований Дэвида Креча и Ричарда Крачфилда отличается от теорий соответствия, но тесно связана с определенной группой феноменов: перцепция, аттитюды, аттракция и т.д., что объединяет ее с другими когнитивными теориями. В самом общем виде идеи Креча и Крачфилда можно представить таким образом. Сложный процесс поведения человека может быть понят толь­ко при условии рассмотрения «менталистских» переменных, та­ких как перцепт, идея, образ, ожидание и пр. Адекватным мето­дом исследования может быть только холистский, или молярный, подход, рассматривающий поведение как нечто целостное. Невоз­можно понять единое поведение, исследуя по отдельности его ком­поненты («молярные элементы»). Поведение не просто молярно организовано, но важнейшим элементом этой организации явля­ется познание (cognition). Перцепция рассматривается как отно­шение поступающих данных к когнитивной структуре, а науче­ние — как процесс когнитивной реорганизации.

Краткое резюме этого подхода авторы выражают такими сло­вами: «Поведение организовано. Эта организация молярна. Наибо­лее важный ее элемент – познание». Их концепция, в сущности, не является теорией, а представляет собой определенный методологический подход, дающий набор некоторых самых общих принципов исследования, которые реализуются в экспериментальной практике.

В рамках когнитивистской ориентации на уровне эксперимента преимущественно разрабатывалась проблема социальной перцепции. В этой области большую известность приобрели экспериментальные исследования Соломона Аша.       Ряд его экспериментов показал, что при восприятии другого человека проявляется тенденция объединять воспринимаемые характеристики в организованные смысловые системы, причем введение всяких но­вых характеристик направлено к тому, чтобы эти смысловые сис­темы пополнить. Кроме того, было установлено, что при организации этой смысловой системы воспринимаемые характеристики попадают в определенный контекст, в котором особенно очевид­на роль одной характеристики, воспринятой как центральная. Связ­ное, целостное представление о личности в значительной мере организуется вокруг этой центральной характеристики.

Первоначальные результаты Аша были многократно повторены, в том числе другими исследователями. Этот и другие исследования Аша позволили ему сделать вывод, что всего лишь одна черта, которая в определенном контексте становится центральной (в начале или в конце описания, с положительными или отрицательными коннотациями), может модифицировать воспринимаемый образ. Однако при построении образа какого-либо предмета, явления для человека одни и те же данные не являются теми же самыми в разных контекстах.

Таким образом, в отличие от теорий соответствия эта ветвь исследований когнитивистской ориентации не представлена специальной теорией. Однако в них заявлена попытка прогнозировать отношение человека к «миру (или по крайней мере к другим людям) на основании формирования некоторого целостного впечатления о событиях или о другом человеке, на основании построения интегрированной, связанной системы представлений».

 


27.06.2016; 07:37
хиты: 3
рейтинг:0
Общественные науки
психология
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь