пользователей: 21258
предметов: 10464
вопросов: 177980
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

27. Творчество Достоевского первой половины 60-х годов. «Записки из подполья»: проблематика и поэтика

.

Скатов в общем от творчестве:

Творчество Ф. М. Достоевского — оАно из вершинных явление мировой культуры. С ним широко раздвинулись границы реалистического искусства — как в эстетическое» так и в познавательном отношении. В творчестве писателя человек, взятый в настоящем, «видимо-текущем» состоянии, в остросовременных жизненных положениях, предстает вместе с тем как целый, как универсальный человек,во всей полноте своей духовной природы. А в итогах прошлого развитиячеловечества и в предвосхищении будущего.

«По глубине замысла, по широте задач нравственного мира,разрабатываемых им, этот писатель стоит  У нас совершенно особняком,— писал о Достоевском Салтыков-Шедрин.— Он не только признаетзаконность тех интересов, которые волнуют современное общество,но даже идет далее, вступает в опасть предвидений и предчувствий,которые составляют цель не непосредственных, а отдаленнейшихисканий человечества».

"" Современного человека Достоевский застал в пору острейшего политического, религиозного, морального кризиса. Поэтому сюжеты его произведений — катастрофичны, а внутренний мир его героев отличается особенным драматизмом. В нем спорят идеи и целые мировоззрения, воплощающие вековечное силы добра и зла, и решается не только судьба героев, но и судьбы человечества. Этим определяется масштаб мысли и чувства героев, объем художественного мира, который правомерно уподобляют космосу. Этим определяется и огромное мировоззренческое значение творчества писателя.

Изображая драмы, разыгрывающиеся в уме и совести героев, Достоевский дал небывалый по глубине анализ духовного — в индивидуально-психическом, социального — в интимно-личном. Именно в этой сфере автор «Идиота», «Братьев Карамазовых» сделал величайшие художественные открытия и явился, по его собственному определению, «реалистом в высшем смысле».

Достоевский не снимал трагических противоречий жизни и вместе с тем несокрушимо верил в способность человека познать завещанную ему истину, постигать красоту, творить добро и наделял этими качествами многих своих героев. В эт°м сказался неиссякаемый нравственный оптимизм писателя, опиравшийся на его веру в «народную правду», на гуманистические традиции русской и европейской культуры. «Я не хочу и не могу верить, мтобы зло было нормальным состоянием людей»,— говорит герой *Сна смешного человека».

Тем более резкой критике подверг писатель-гуманист современную ему цивилизацию, которая извраи*ает человеческую природу, не только порождает видимое зло общественного устройства, но питает невидимое зло, таящееся в темных глубинах сознания. Воцарившемуся в этой цивилизации «идеалу содомскому» Достоевский противопоставил «идеал Христов», воплощавший для него моральную красоту, которой и «спасется мир». С подлинно шекспировской мощью борьба между этими идеалами в душе человеческой изображена в произведениях 1860—1870-х годов.

 

 

Литература 60-х.

Начался духовный поиск новых путей общественного развития России, завершившийся в 60-х годах формированием так называемых почвеннических убеждений Достоевского. С 1861 года писатель вместе с братом Михаилом начал издавать журнал «Время», а после его запрещения – журнал «Эпоха». Работая над журналами и новыми книгами, Достоевский вырабатывал свой собственный взгляд на задачи русского писателя и общественного деятеля – своеобразный, русский вариант христианского социализма.

В 1861 году вышел в свет первый роман Достоевского, написанный им после каторги, – «Униженные и оскорбленные», в котором выразилось сочувствие автора «маленьким людям», подвергающимся беспрестанным оскорблениям сильных мира сего. Огромное общественное значение приобрели «Записки из мертвого дома» (1861–1863), задуманные и начатые Достоевским еще на каторге. В 1863 году в журнале «Время» были напечатаны «Зимние заметки о летних впечатлениях», в которых писатель подверг критике системы политических убеждений Западной Европы. В 1864 году были опубликованы «Записки из подполья» – своеобразная исповедь Достоевского, в которой он отрекался от прежних идеалов, любви к человеку, от веры в правду любви.

В 1866 году был издан роман "Преступление и наказание" – один из наиболее значительных романов писателя, а в 1868 году – роман «Идиот», в котором Достоевский попытался создать образ положительного героя, противостоящего жестокому миру хищников.

В 1864 г. написаны «Записки из подполья». В них дан портрет интеллигентского разума — изощренного, склонного к парадоксам, играющего

логическими противоречиями. Этот разум, декларирующий абсолютную свободу воли, создает иллюзию господства над людьми, превосходства и обладания ими.

Лекция Макеева:

. Возвращается с каторги в 1860 г. С 1860 г получает возможность жить в Питере. Стремится вернуться в литературную жизнь. Амбиции Достоевского расширились. Он считал себя носителем истины. Первые вещи, написанные после каторги, не имеют никаких следов каторги. Достоевский пишет небольшие повести ("Село Степанчиково и его обитатели"). Достоевский дезориентирован. Идиллический и успокоительный настрой "Села". С этим настроем контрастирует образ Фомы Опискина. Мелкий злодей. Карикатура на Гоголя. Биографические причины? Личная обида? Гоголь Достоевскому мешал как соперник, как претендент на место пророка, некоего нового типа пророка, который обладает истиной, а право на истину дает ему то, что он очень хороший писатель.

"Записки из мертвого дома" 1861г

Книга о каторге, которая превратилась из романа в цикл очерков в духе эпохи. Печатаются записки в журнале "Время", который Достоевский издает вместе с братом. Брат - Михаил Михайлович Достоевский. По просьбе брата продает спичечную фабрику и вкладывает деньги в журнал. В журнале "Время" до 1863 г печатается Достоевский. Но журнал не имел успеха и вынужден закрыться. Журнал был популярный, а закрылся по политическим причинам из-за статьи Страховка о польском вопросе. Страхов написал статью о польском восстании, но цензура была очень строгой. 1864г - Достоевский начинает издавать новый журнал "Эпоха", это неудачное предприятие. В том же году журнал закрывается по финансовым обстоятельствам. Брат Достоевского умирает. На журнале остаются долги. Достоевский признает долги и принимает на себя обязательства содержать семью брата. Начинается период бедствия. Аполлинария Суслова - женщина со сложным характером в жизни Достоевского. Потом на ней женился Розанов. К этому времени относится и романтическое знакомство с женой. Легендарная история. Достоевский нанимает стенографистку, Анну Григорьевну Сниткину, которая записывает роман "Игрок". Она становится его женой. Одна из самых безупречных жен. Она вела дневник. Вместе с женой Достоевский уезжает в 1867 г за границу, завершив "Преступление и наказание". Печатается у Каткова в Русском вестнике. С Катковым у Достоевского были сложными. Катков не церемонился с писателями, если они от него зависели. Уезжает за границу. Живет в Швейцарии, Германии, во Франции. Посещает музеи, ведет неразумный образ жизни, предается страсти к игре. Письма этого периода унизительны. Это сложное время заканчивается к 68г, когда Достоевский избавляется от этой страсти. Пишет роман "Идиот", который содержит заграничные впечатления и выходит в 1869г. После этого романа у Достоевского кризис. Замыслы сменяют друг друга. Самый интересный нереализованный замысел – «Житие великого грешника». Некоторые элементы замысла вошли в другие романы, а сам замысел не реализовался. Для писателя важно не пытаться пресечь свои границы. Достоевский не умел показывать эволюцию человека.

Нечаевское дело интересует Достоевского. Он хочет написать роман о Нечаеве. История романа "Бесы" одна из самых сложных.

1871г-возвращается в Россию. Заканчивает роман в России. Роман выходит в 1872г.

 

Записки из подполья, анализ:

«Записки» начинаются представлением интеллектуальных «находок» главного героя. В первой четверти повести даны только несколько биографических фактов — что герой получил наследство, уволился со службы и совершенно перестал покидать свою квартиру, уйдя в «подполье». Однако в дальнейшем в своих записках герой рассказывает о своей жизни — о детстве без друзей, о своей «стычке» (воспринимаемой так только им) с офицером, и два эпизода жизни, ставшие, при допущении о правдивости записок, самым значимым и заметным событием в жизни героя. Первое — это обед с давними школьными «товарищами», на котором он всех обидел, разозлился, и даже решил вызвать одного из них на дуэль. Второй — это моральные издевательства над проституткой из публичного дома, которой он сначала из злобы старался показать всю мерзость её положения, потом, нечаянно дав ей свой адрес, сам терпел от неё непереносимые муки, имевшие свой корень в его озлобленности и в том, что тот образ, которым он перед ней старался представиться, имел разительнейшее расхождение с действительным его положением. Всеми силами стремясь оскорбить её второй раз, этим действием он заканчивает своё повествование о выходах из «подполья», а от лица редактора этих записок добавляется, что имеющееся продолжение этих записок — снова интеллектуальный продукт героя — в сущности, выше написанное очень в искаженной форме.

Аллегории

«Подполье» — аллегорический образ. Герой не имеет никакого отношения к революционной деятельности, поскольку считает деятельную волю «глупой», а разум безвольным. После некоторых колебаний «Подпольный человек» склоняется, скорее, к интеллигентному, рефлектирующему безволию, хотя и завидует людям нерассуждающим, но просто и нагло действующим. «Подполье» — иное название для атомарности. Ключевая фраза: «Я-то один, а они все». Мысль о личном превосходстве над остальными, как бы ничтожна ни была жизнь, как бы ни пресмыкался интеллигент, — квинтэссенция этой исповеди русского интеллигента. Герой, вернее антигерой, как он сам себя называет в конце, несчастен и жалок, но, оставаясь человеком, получает удовольствие от того, что мучает себя и других. Эту склонность человека вслед за Достоевским, Кьеркегором и Ницше открывает современная психология.

 

«Хрустальный дворец» — олицетворение грядущего гармонично устроенного общества, всечеловеческого счастья, основанного на законах разума. Однако герой уверен, что найдутся люди, которые по совершенно иррациональным причинам отвергнут эту всеобщую гармонию, основанную на рассудке, отвергнут ради беспричинного волевого самоутверждения. «Эх, господа, какая уж тут своя воля будет, когда дело доходит до арифметики, когда, будет одно только дважды два четыре в ходу? Дважды два и без моей воли четыре будет. Такая ли своя воля бывает!»

Записки из подполья, краткое:

Герой «подполья», автор записок, — коллежский асессор, недавно вышедший в отставку по получении небольшого наследства. Сейчас ему сорок. Он живёт «в углу» — «дрянной, скверной» комнате на краю Петербурга. В «подполье» он и психологически: почти всегда один, предаётся безудержному «мечтательству», мотивы и образы которого взяты из «книжек». Кроме того, безымянный герой, проявляя незаурядный ум и мужество, исследует собственное сознание, собственную душу. Цель его исповеди — «испытать: можно ли хоть с самим собой совершенно быть откровенным и не побояться всей правды?».

 

Он считает, что умный человек 60-х гг. XIX в. обречён быть «бесхарактерным». Деятельность — удел глупых, ограниченных людей. Но последнее и есть «норма», а усиленное сознание — «настоящая, полная болезнь». Ум заставляет бунтовать против открытых современной наукой законов природы, «каменная стена» которых — «несомненность» только для «тупого» непосредственного человека. Герой же «подполья» не согласен примириться с очевидностью и испытывает «чувство вины» за несовершенный миропорядок, причиняющий ему страдание. «Врёт» наука, что личность может быть сведена к рассудку, ничтожной доле «способности жить», и «расчислена» по «табличке». «Хотенье» — вот «проявление всей жизни». Вопреки «научным» выводам социализма о человеческой природе и человеческом благе он отстаивает своё право к «положительному благоразумию примешать <…> пошлейшую глупость <…> единственно для того, чтоб самому себе подтвердить <…>, что люди все ещё люди, а не фортепьянные клавиши, на которых <…> играют сами законы природы собственноручно...».

 

 

«В наш отрицательный век» «герой» тоскует по идеалу, способному удовлетворить его внутреннюю «широкость». Это не наслаждение, не карьера и даже не «хрустальный дворец» социалистов, отнимающий у человека самую главную из «выгод» — собственное «хотенье». Герой протестует против отождествления добра и знания, против безоговорочной веры в прогресс науки и цивилизации. Последняя «ничего не смягчает в нас», а только вырабатывает «многосторонность ощущений», так что наслаждение отыскивается и в унижении, и в «яде неудовлетворённого желания», и в чужой крови... Ведь в человеческой природе не только потребность порядка, благоденствия, счастья, но и — хаоса, разрушения, страдания. «Хрустальный дворец», в котором нет места последним, несостоятелен как идеал, ибо лишает человека свободы выбора. И потому уж лучше — современный «курятник», «сознательная инерция», «подполье».

 

Но тоска по «действительности», бывало, гнала из «угла». Одна из таких попыток подробно описана автором записок.

 

В двадцать четыре года он еше служил в канцелярии и, будучи «ужасно самолюбив, мнителен и обидчив», ненавидел и презирал, «а вместе с тем <…> и боялся» «нормальных» сослуживцев. Себя считал «трусом и рабом», как всякого «развитого и порядочного человека». Общение с людьми заменял усиленным чтением, по ночам же «развратничал» в «тёмных местах».

 

Как-то раз в трактире, наблюдая за игрой на биллиарде, случайно преградил дорогу одному офицеру. Высокий и сильный, тот молча передвинул «низенького и истощённого» героя на другое место. «Подпольный» хотел было затеять «правильную», «литературную» ссору, но «предпочёл <…> озлобленно стушеваться» из боязни, что его не примут всерьёз. Несколько лет он мечтал о мщении, много раз пытался не свернуть первым при встрече на Невском. Когда же, наконец, они «плотно стукнулись плечо о плечо», то офицер не обратил на это внимания, а герой «был в восторге»: он «поддержал достоинство, не уступил ни на шаг и публично поставил себя с ним на равной социальной ноге».

 

Потребность человека «подполья» изредка «ринуться в общество» удовлетворяли единичные знакомые: столоначальник Сеточкин и бывший школьный товарищ Симонов. Во время визита к последнему герой узнает о готовящемся обеде в честь одного из соучеников и «входит в долю» с другими. Страх перед возможными обидами и унижениями преследует «подпольного» уже задолго до обеда: ведь «действительность» не подчиняется законам литературы, а реальные люди едва ли будут исполнять предписанные им в воображении мечтателя роли, например «полюбить» его за умственное превосходство. На обеде он пытается задеть и оскорбить товарищей. Те в ответ перестают его замечать. «Подпольный» впадает в другую крайность — публичное самоуничижение. Сотрапезники уезжают в бордель, не пригласив его с собой. Теперь, для «литературности», он обязан отомстить за перенесённый позор. С этой целью едет за всеми, но они уже разошлись по комнатам проституток. Ему предлагают Лизу.

 

После «грубого и бесстыжего» «разврата» герой заводит с девушкой разговор. Ей 20 лет, она мещанка из Риги и в Петербурге недавно. Угадав в ней чувствительность, он решает отыграться за перенесённое от товарищей: рисует перед Лизой живописные картины то ужасного будущего проститутки, то недоступного ей семейного счастья, войдя «в пафос до того, что у <…> самого горловая спазма приготовлялась». И достигает «эффекта»: отвращение к своей низменной жизни доводит девушку до рыданий и судорог. Уходя, «спаситель» оставляет «заблудшей» свой адрес. Однако сквозь «литературность» в нем пробиваются подлинная жалость к Лизе и стыд за своё «плутовство».

 

Через три дня она приходит. «Омерзительно сконфуженный» герой цинично открывает девушке мотивы своего поведения, однако неожиданно встречает с её стороны любовь и сочувствие. Он тоже растроган: «Мне не дают... Я не могу быть... добрым!» Но вскоре устыдившись «слабости», мстительно овладевает Лизой, а для полного «торжества» — всовывает ей в руку пять рублей, как проститутке. Уходя, она незаметно оставляет деньги.

 

«Подпольный» признается, что писал свои воспоминания со стыдом, И все же он «только доводил в <…> жизни до крайности то», что другие «не осмеливались доводить и до половины». Он смог отказаться от пошлых целей окружающего общества, но и «подполье» — «нравственное растление». Глубокие же отношения с людьми, «живая жизнь», внушают ему страх.


20.01.2014; 17:41
хиты: 2686
рейтинг:0
Гуманитарные науки
литература
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь