пользователей: 27693
предметов: 11837
вопросов: 217961
Конспект-online
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

Медицинский колледж:
» Анатомия и физиология
» Фармакология
» Основы патологии
» Микробиология и иммунология
» Безопасная среда для участников ЛДП
» Решение проблем пациента
II семестр:
» Психологическая служба в образовании
» Психолого-педагогическая коррекция
I семестр:
» Психология болезни и инвалидности
» История психологии
» Психологическая служба в образовании
» Психотерапия
» МАСПО
» Психологическое консультирование
» ГОСы

Структурная модель психологического консультирования семьи.

 

Основные представители

  • Минухин Сальвадор (Minuchin Salvador).
  • Монтальво Бролио (Montalvo Braulio).
  • Герни Бернард (Guerney G. Bernard).
  • Розман Бернис (Rosman Bernice).

Основные понятия структурной модели консультирования семьи

Структура семьи; субсистемы семьи (холоны); внутрисе­мейные границы (границы между субсистемами).

Понятие «структура» в русском языке означает взаиморас­положение и связь составных частей чего-либо, строение чего-либо.

Структура семьи — сеть требований и функций (соответст­вующих видам внутрисемейной деятельности), формирующая способы взаимодействия в семье, а также основанные на них постоянные, поддающиеся предсказанию типы (способы) пове­дения. Фактически, когда говорят о структуре семьи, имеют в виду те правила, которые существуют в семье, по которым се­мья функционирует.

На основе чего существуют эти правила? Что заставляет се­мью вырабатывать эти правила, жить по ним, сохранять их на протяжении длительного времени?

В рамках структурной модели применительно к этому за­просу говорят о системеподдержания структуры семьи, ко­торая состоит из двух частей:

1. Генетическая система поддержания структуры, се­мьи основана на некоем врожденном, генетически заданном ощущении относительно того, что будет правильным, верным применительно к семейной жизни, а что нет. В процессе жизни у человека могут сформироваться установки на семейную жизнь, противоречащие требованиям генетической системы поддержания структуры семьи. В таком случае говорят о необ­ходимости возрождения структуры семьи на основе требова­ний, заложенных в человека природой.

Считается, что генетическая система поддержания структу­ры семьи прежде всего определяет параметры внутрисемейной иерархии. Слово «иерархия» происходит от греч.hieros - свя­щенный и arche — власть. Речь здесь идет об отношениях к власти - подчинениях, но основанных не на насилии, а на идущем из глубины личности признании авторитета другого. Это же предполагает, что фигура, которой делегирована власть, берет на себя и тяготу ответственности, связанную с этой властью. Бесспорным считается в рамках этой модели работы с семьей, что авторитет родителей должен быть всегда и везде выше авторитета детей. Обычно так и бывает в здоро­вой семье, где родители не разрушили сами генетическую сис­тему поддержания семьи. Делать они это могут, например, подрывая авторитет друг друга в глазах ребенка. Несколько более оспариваемой, но тем не менее также существующей в рамках данной модели является точка зрения, что нормаль­ной является ситуация, когда муж в семье обладает несколько большей властью и ответственностью, чем жена. Если этого нет, женщине приходится брать на себя мужские функции для того, чтобы семья нормально функционировала, что не может не вызывать у нее чувство дискомфорта, досады по от­ношению к мужу, мужчинам вообще.

2. Система комплиментарных (дополняющих друг друга) ролей (от англ.complement - дополнение, ком­плект). Слово «роль» в данном контексте обозначает опреде­ленный способ поведения человека в отношениях с другими людьми, сложившийся у него при жизни, наиболее предпо­читаемые формы взаимоотношений с другим человеком. Обычно мы склонны подстраиваться под ролевую позицию лица, с которым мы вынуждены взаимодействовать. Если роли двух взаимодействующих людей не будут дополнять друг друга (например, один более компетентный, другой бо­лее эмоциональный, увлекающийся), то их отношения лег­ко могут стать конфликтными, совместная деятельность не будет эффективной, совместное пребывание будет вызывать дискомфорт. Таким образом, сама логика взаимоотношений толкает двоих на то, чтобы их ролевые позиции дополняли друг друга.

Итак, как мы видим, семейные правила, составляющие структуру семьи, проявляются во внутрисемейной иерархии и ролях. Иерархия и роли не всегда четко осознаны, нередко причины их появления забыты, но они непременно сбаланси­рованы и дополняют друг друга. Если этого нет, то семья не функционирует, т. е. фактически распалась. ,,

Субсистемы семьи (холоны)

Субсистемы семьи - это некие подгруппы внутри семьи, объединенные вокруг какой-либо внутрисемейной или вне-семейной задачи и соответствующей ей деятельности. При­ставка «суб...» (от лат. sub - под) обозначает здесь включен­ность некоей системы в более широкую систему - семью. В рамках структурного подхода и семья сама по себе рас­сматривается как часть более широкой социальной систе­мы - сообщества.

Даже один какой-нибудь член семьи может рассматри­ваться как субсистема внутри семейной системы. Но наибо­лее часто говорят о следующих субсистемах: субсистема суп­ружеской пары, субсистема родителей и субсистема детей (сиблингов - братьев и сестер). При этом один и тот же член семьи в разное время может входить в разные субсистемы семьи.

Субсистема супружеской пары начинает особенно актив­но формироваться с заключением брака. Через некоторое время после заключения брака супруги начинают замечать, что их ожидания друг относительно друга не всегда совпада­ют. Одни видят в этом повод для разрыва, другие выбирают идти путем согласования ожиданий и приспособления друг к другу. Последний путь в рамках структурной модели кон­сультирования семьи представляется более предпочтитель­ным, ибо трудно найти людей, которые с самого начала пол­ностью бы подходили друг к другу. Представление о сущест­вовании подобного рода ситуаций - скорее миф, чем реаль­ность.

Предварительная установка на согласование и приспособ­ление и способность это осуществлять связываются с опы­том, приобретенным в родительской семье. Представляется полезным, если будущие супруги в детстве имели возможность наблюдать конструктивные образцы согласования и приспособ­ления в отношениях между родителями. Если они были лише­ны подобного опыта, то определенную пользу могут оказать навыки согласования и приспособления, выработанные в дружбе, в совместном проживании во время учебы или в летних лагерях. В конце концов, эти навыки могут форми­роваться и непосредственно в супружеском взаимодействии, если супруги имеют сильные установки на сохранение брач­ной жизни и высоко оценивают значение себя для другого и другого для себя.

Итак, основной деятельностью, объединяющей супругов в супружескую субсистему на начальных этапах брака, явля­ется аккомодация (приспособление) супругов друг к другу. Происходит согласование ожиданий относительно близости-удаленности, распределения домашних обязанностей, уров­ня и рода допустимых контактов. Так формируются правила поведения супругов в семье, которые закрепляются в виде ти­пичных форм поведения супругов друг по отношению к другу в рамках основных функций семьи - семейных ролях, кото­рые, как правило, должны носить комплиментарный харак­тер. Таким образом, выстраивается структура семьи. В про­цессе этого, в частности, супруги все более приобретают и обогащают свой опыт согласования и приспособления, все более формируются правила и набор ролевых позиций отно­сительно того, как это делать.

Неконструктивные способы воздействия на другого в пе­риод согласования и приспособления (уход, угроза развода, причинение вреда имуществу другого или совместному иму­ществу, попытки суицида, демонстративный алкоголизм и другие деструктивные способы воздействия на другого) не позволяют семье чутко реагировать на те изменения, кото­рые происходят внутри нее и вне ее, требующие изменения ее структуры, нового согласования, пересмотра устоявшихся ролей. В таком случае в семье может надолго сохраниться структура, ущемляющая потребности одного или многих членов семьи, приводящая к неэффективному функциониро­ванию семьи. Переход к новой структуре, связанной с новым этапом жизни семьи, происходит в таком случае не плавно, а в результате кризиса (резкого, крутого перелома, связанно­го с тяжелыми последствиями для членов семьи). Этому предшествует доведение одной из сторон до крайней степени терпения.

Субсистема родителей начинает складываться в семье с момента осознанного решения о появлении в ней ребенка. Понятия супругов об отцовстве и материнстве могут быть различными, в интересах ребенка требуется их согласовать. Для того, чтобы этот процесс прошел успешно, требуется позитивный опыт согласования и приспособления, приобре­тенный в субсистеме супружеской пары. Требуется согласо­вать цели воспитательного процесса и способы (средства) воспитания, установить в семье четкую систему правил, ориентируясь на которые, ребенок мог бы развивать непро­тиворечивую, полезную для его личностного развития мо­дель поведения.

В семье должна быть создана на основе авторитета роди­телей семейная иерархия, в которой дети не являются рав­ными с родителями. В рамках этой иерархии через субсисте­му родителей дети приобретают умение чувствовать автори­тет и учатся сотрудничать в ситуации неравных авторите­тов.

Важно, чтобы субсистема родителей постоянно изменялась в соответствии с потребностями постоянного взросления ребен­ка. Например, дошкольника родительская субсистема должна опекать, а у подростка воспитывать самостоятельность и ответ­ственность. Кроме того, правила в семье должны изменяться таким образом, чтобы учитывать потребности всех растущих в семье детей. Если у родителей не выработалась способность к согласованию и приспособлению, то структура семьи меняет­ся с трудом, напряжение между родителями и детьми периоди­чески нарастает, проявляясь в конфликтах различной степени д еструктивности.

Субсистема детей (сиблингов). Ее назначение - предоста­вить ребенку возможность самостоятельно изучать отношения сверстников, на опыте непосредственного участия воспитывать способность к согласованию и приспособлению, учиться само­стоятельно делать выборы в различных ситуациях, ставить пе­ред собой цели и развиваться самостоятельно. Это социальная лаборатория, где можно экспериментально общаться без ответ­ственности перед взрослыми и их компетенции, стесняющей самостоятельность.

Границы между семейными субсистемами

Структуру семьи характеризует и понятие границ. Понятие «граница» помечает правила, которые определяют уровень и род допускаемых контактов между субсистемами, регулируют отношения между субсистемами, а вместе с тем и внутри них. Выделяют следующие виды границ: ригидные, диффуз­ные и четкие.

О ригидных границах говорят, когда правила семейной жизни чересчур изолируют членов семьи друг от друга и от общества. Проявляется это в агрессивных взаимоотношени­ях между членами семьи. Они живут как бы поодиночке и в борьбе друг с другом. Выражением ригидных границ явля­ются фразы: «У меня свои заботы», «Займись своими дела­ми». Члены семьи автономны, однако семье трудно функцио­нировать, так как не происходит согласование и приспособ­ление. Дети, растущие в такой семье, приобретают навыки борьбы за себя, но не вырабатывают навыков согласования и приспособления. Общение между субсистемами скудное. Лишь интенсивные кризисы, экстремальный стресс сплачи­вают семью, чтобы помочь какому-либо ее члену. Члены се­мьи с ригидными границами чаще всего ищут помощи за пределами своей семьи.

Относительно диффузных границ можно выделить, по край­ней мере, два варианта:

1. Каждый член семьи постоянно заботится о каждом, постоянно пытается помогать и оказывать помощь. Слишком много согласования и приспособления, поэтому утрачивается автономия, а вместе с тем и возможность экспериментиро­вать. Дети в такой семье могут быть уверены в родителях, но не уверены в себе. Дети лишаются ориентиров в области чувств, не знают, какие чувства их собственные, а какие - от­звук родительских. Им трудно устанавливать отношения за пределами семьи, нелегко создавать новую семью, особенно если они не получают более интенсивной поддержки, чем была в родительской семье. Не ясны функции субсистем. Очень часто одна субсистема растворяется в другой (субсисте­ма пары в родительской субсистеме, родительская субсистема в субсистеме пары и т. д.).

2. Возникновение семейных треугольников, т. е. таких взаимоотношений, когда один человек (например, ребенок) во­влекается в отношения двух других членов семьи (например, родителей) с целью их оптимизации. Частным случаем может служить ситуация, когда информация, адресованная одной стороне (от жены к мужу) передается третьей стороне (не мужу, а сыну). Таким образом, сын может стать для матери заменой мужа - супружеская субсистема поглощает родительскую. Треугольники возникают потому, что трудно бывает порой людям концентрировать все внимание друг на друге, сохра­нять отношения один на один. Обычный сценарий предполага­ет объединение двух близких членов треугольника против « внешнего »(третьего) и обсуждение различий двоих по сравне­нию с третьим. Жизни другого при этом уделяется больше вни­мания, чем своей собственной жизни.

Другой вид треугольника - мать по мере взросления ребенка видит в нем негативные черты отца, с которым она находится в молчаливом конфликте. Она все более проецирует на ребенка отрицательные черты его отца, вступает с ним в конфликт, как будто со своим мужем, что дает выход ее эмоциям и до поры со­храняет семью (detoured - как бы «заворачивает» в ребенка). Это может приводить к девиантному поведению ребенка - он оправ­дывает ожидания матери.

До определенного момента существования семьи тре­угольники выполняют в ней полезную функцию - они под­держивают баланс между близостью и отдаленностью, помо­гают отрицательным эмоциям у кого-либо из членов семьи не превышать «критической массы», способной разрушить семью. По мере того как треугольники становятся препятст­вием для развития личности кого-либо из членов семьи (как правило, этоидентифицированный пациент - тот, по пово­ду которого семья обратилась за помощью), треугольники нуждаются в ликвидации (детриангуляции). Проблема идентифицированного пациента (который может совершить преступление, заболеть или может иметь место ранняя бере­менность) - это проблема модификации устаревшей струк­туры семьи. Потому что если идентифицированный пациент перестанет совершать подобные поступки, то старая струк­тура семьи оказывается под угрозой (например, если субсис­тема пары поглощена родительской субсистемой, то взрос­ление ребенка приведет к тому, что родителям нечего будет вместе делать).

Четкие границы между субсистемами - наиболее жела­тельный их вариант, нечто среднее между ригидными и диффузными. Они символизируют равновесие свободы и контроля, помогают членам семьи чувствовать взаимозависимость, но не мешают проявлению их индивидуальностей.

Цели психологической помощи семье в рамках структурной модели

Коротко их можно определить как воссоздание семейной структуры и иерархии. Раскроем это более подробно:

1. Создание эффективной иерархической структуры в семье, в которой родители являются авторитетом для детей.

2. Создание эффективной родительской коалиции, в кото­рой родители поддерживают друг друга при предъявлении тре­бований детям.

3. Расширение субсистемы детей в субсистему сверстников, побуждение к общению вне семьи.

4. Создание отвечающих возрасту детей условий, для экспе­риментирования с автономией и независимостью.

5. Обособление субсистемы пары от субсистемы родите­лей.

6. Коммуникация в семье должна строиться по определен­ным правилам.

7. Отец должен играть главенствующую роль в семье.

8. Доминирующий аффект, связанный с проверкой прочно­сти линий власти в семье, агрессией, соперничеством должен смениться на чувства, связанные с заботой друг о друге.

Далее мы подробнее рассмотрим сущность этих целей.

Работа психолога с семьей

1. Психолог включается в семью и занимает в ней позицию лидера, признавая ценности семьи и приспосабливаясь к ее стилю жизни.

2. Изучение структуры семьи, особенностей коммуникации в семье, аффективной системы.

179

3. Трансформация структуры семьи через: а) демонстра­цию иного стиля общения; б) интерпретацию семье ее структу­ры; в) рекомендацию изменить действие и сразу же это повто­рить и т. д.

Ниже мы подробнее рассмотрим те нарушения структуры семьи, которые являются объектом заботы в рамках структур­ной модели, и конкретные способы работы с ними.

Типичные нарушения жизнедеятельности семьи, которые выделили Сальвадор Минухин с коллегами в семьях трущоб Нью-Йорка (1967)

I. Базовой особенностью семейного и околосемейного окру­жения является его непостоянство и непредсказуемость во всех сферах семейной и околосемейной жизни. В результате растущие дети испытывают огромные трудности в определении для себя значений различных событий и явлений окружающе­го мира и самоопределении (выработке своих четких позиций по отношению к окружающему миру). Они живут в мире, объ­екты и события которого имеют скоротечные (преходящие) ка­чества:

1. География дома и его обстановка (композиция) препят­ствуют развитию у ребенка чувства, что «я имею свое место в мире» (например, часто меняется место, где ребенок спит).

2. Еда не имеет определенного времени, порядка и мес­та, нет четко установленного режима дня, один день не похож на другой.

3. Межличностные контакты имеют неустойчивые и не­постоянные качества:

  • Члены семьи не умеют слушать друг друга. Говоря что-ли­бо, члены семьи не ожидают быть услышанными. Они не ожидают, что их коммуникативное поведение (например, монолог о трудностях в школе) будет иметь какой-либо эф­фект на остальных членов семьи, побудит их к ответу. Другие члены семьи не проявляют признаков вовлеченно­сти, желания дать ответ («это ее трудности»).
  • Если кто-либо в семье отвечает, то это не обязательно в русле предшествующей коммуникации. Любой не имеющий отношения к запросу ответ может быть грядущим и приемлемым. Существуют ответы, регулирующие ие­рархические отношения между членом, который гово­рил, и тем, который слушал. Пример: «Ты всегда болтаешь».
  • Тема обсуждения редко бывает приведена к какому-либо заключению - небольшое количество взаимодействий во­круг одной темы обычно прерывается интервенцией дру­гой темы, не имеющей отношения к обсуждаемой. Так, в процессе одного разговора может смениться несколько тем и не быть принято ни одного решения.
  • Два (или более) члена семьи могут участвовать в парал­лельном разговоре, по спирали возвышая интенсивность звука в попытках перекричать один другого.
  • Много различных типов кинестетической активности мо­жет сопровождать коммуникацию. Все это приводит к на­растанию шума в семье, часто никто не ждет, пока другой кончит говорить. Шум повышает беспорядочность и неэффективность взаимодействия. Это приводит к тому, что часть членов семьи выбывает из коммуникации (надвига­ет шляпу на глаза, закрывается демонстративно курткой, отвечает односложно, агрессивно реагирует на попытки вовлечь его в коммуникацию, засыпает на время, пока вновь не будет пробужден к активности).

П. Особенности личности родителей. На всех предшествую­щих стадиях развития этих родителей видно множество неза­конченных попыток добиться определенности в плане своей идентичности. Эти люди шли по пути формирования своей идентичности как социальной. Они пытались спрятаться от пе­реживаний, связанных с неопределенной, диффузной идентич­ностью, за счет сверхвключенности сначала в роль супруга (супруги), а затем в роль сверхвоспитывающегородителя. При этом цель у них - не стать по-настоящему компетентным суп­ругом или родителем (они в большинстве случаев просто не по­нимают этой задачи), а усвоить определенные внешние, наибо­лее часто отмечаемые атрибуты социальных ролей. Роль супруга и/или родителя привлекает подобных людей тем, что помогает организовать напряженный межличностный контакт с другим через вовлеченность, в которой снижается их тревож­ность. Это ярко проявляется в том, что в процессе общения для них весьма характерен сдвиг с содержания темы на выяснение межличностных отношений в ущерб результату обсуждения. Таким образом, вместо результатов, которые могли бы улуч­шить жизнь семьи, можно наблюдать бесконечные, не приво­дящие ни к какому результату (кроме ухудшения отношений между супругами) кружения вокруг вопросов распределения власти в семье и выражения взаимных симпатий и антипатий. С появлением в семье детей они начинают выполнять функцию средства для напряженных межличностных контактов родите­лей с ними и между собой (дети и их проблемы начинают слу­жить «мостиком» для общения родителей). Субсистема пары почти полностью поглощается родительской субсистемой, так как конфликты внутри этой субсистемы менее деструктивны для отношений между родителями, чем конфликты внутри субсистемы пары.

III. Особенности воспитания детей в этих семьях. Вместо того, чтобы установить для ребенка определенные правила и следить за их исполнением, для родителей (в первую оче­редь, матери) характерно вовлекаться в интенсивные взаимо­действия с ребенком, контролируя каждый его шаг. Это при­водит к напряженности во взаимоотношениях между родите­лями и детьми. Все это в конце концов утомляет родителей, и они склонны частично или полностью (психологически или реально) покидать семью. Периоды сверхконтроля сменяются периодами полной заброшенности. Система наказаний и по­ощрений зависит не от поведения детей, а от эмоционального состояния родителей. То, за что в одних условиях могут нака­зать, в других условиях остается без внимания или же вызы­вает поощрение, улыбку, смех. Кроме того, в этих семьях на­блюдается феномен «множественной заботы», когда фигура­ми, оказывающими воспитательное воздействие, являются слишком много людей с разными мнениями, оценками, кото­рые часто находятся в конфликтах друг с другом. Все это приводит к тому, что ребенок с детства приучается к следую­щей точки зрения: нет и не бывает таких правил и норм, кото­рые осторожно, при определенных условиях или тайно нельзя было бы нарушать, ориентируясь на какое-либо свое желание.

Кроме того, ребенок приучается к ощущению, что в случае эмоциональной напряженности можно и приемлемо избав­ляться от нее, разряжаясь на первом попавшемся беззащит­ном существе. Порой это можно мотивировать несоблюдением каких-либо правил. Все это формирует личность будущего правонарушителя.

Вследствие того что родители часто выбывают из семьи, их роль может брать на себя какой-нибудь старший ребенок (« роди­тельский ребенок»). Такой ребенок вследствие своей «родитель­ской» позиции недополучает опыта общения со сверстниками «на равных». У него может возникнуть склонность к чрезмерно­му морализированию, также узкий круг интересов, связанный с успешным функционированием семьи.

У детей формируется внешний локус контроля (чувство, что мир стимулирует, а я только пассивный восприниматель сти­мулов), крайне узкий спектр словесного ответа, опыт агрессии без способности настроиться на нюансы своего эмоционального опыта, неспособность сфокусироваться на событии, в котором выходом может быть отложение реакции, возвращение к чему-либо или восстановление опыта.

Воспитание очень часто строится по принципу «чего не надо делать», а не по принципу «что делать надо». Родители делают акцент на контроле и торможении в ущерб руководству. Грани­цы поведения устанавливаются в опоре на родительское на­строение.

IV. Особенности доминирующих в семье аффектов (сильных эмоций). Центрация на отношениях власти и контроля в ущерб поиску внимания, любви, заботы, справедливости.

V. Особенности тем общения. Все яркое, необычное, привле­кающее к себе внимание, динамичное. В условиях большого го­рода это, как правило, криминальная хроника.

Работа по преобразованию коммуникативной системы при работе с неблагополучными семьями в рамках структурной модели

I. Инактивное формулирование. Членам неблагополучных семей бывает трудно воспринимать информацию, выражаемую вербально. Поэтому диалог с ними зачастую превращается в псевдо-диалог, когда психолог и члены семьи говорят в парал­лельных монологах, в то время как подразумевается, что они об­мениваются информацией. Некоторые психологи склонны рас­ценивать это как сопротивление, хотя имеет место непонима­ние. Для того, чтобы его преодолеть, рекомендуется репрезента­ция информации через соответствующую моторную активность, а не через описание образов (иконическая репрезентация) или оперирование абстрактными понятиями (символическая репре­зентация). Например, испытывая массивную атаку со стороны членов семьи, психолог меняет свое место и садится среди членов семьи. Он говорит: «Очень трудно находиться здесь, будучи ата­куемым вами. Я чувствовал, что выпадаю из вашей среды». Язык движения привлекает каждого, а слово может остаться не­замеченным. Другой способ инактивного формулирования -помещение одного из членов семьи за зеркало одностороннего видения. Например, немолодая женщина, которая жаловалась на неспособность своей взрослой дочери управляться с малень­кими детьми, была помещена за зеркало одностороннего виде­ния, откуда должна была наблюдать за тем, как ее дочь управля­ется с детьми. Выяснилось, что при отсутствии материнской ги­перопеки дочь довольно скоро научилась с ними управляться. Женщина поняла, что она сама своей неуемной активностью мешает формированию адекватной родительской позиции у дочери.

II. Побуждение членов семьи к инактивному формулирова­нию. Члены неблагополучных семей часто проявляют нена­правленную активность, целью которой зачастую является грубое облегчение напряжения. Психолог начинает стимули­ровать моторную активность, направленную на достижение других целей, чтобы показать одним членам семьи, как их по­ведение может влиять на других. Например, вместо того чтобы спросить у детей: «Как получилось, что ваша мама не говорит с вами?», психолог ставит перед детьми задачу: «Могли бы вы сделать так, чтобы ваша мама говорила с вами?» Вот другие примеры побуждения к инактивному формулированию: «Мог­ли бы вы сделать так, чтобы ваши отношения с дочерью не ухудшались?», «Что вы можете сделать, чтобы улучшились ваши отношения с дочерью?»

184

III. Редуцирование шума, фиксирование на правилах разго­вора, высвобождение содержания из посланий, касающихся взаимоотношений.

1. Каждому члену семьи предлагается отбирать себе че­ловека, которому он говорит, ориентировать его на себя и тре­бовать, чтобы этот человек отвечал.

2. Психолог берет на себя роль переводчика в этих разго­ворах, становится «расшифровывающим центром» для комму­никации, при этом он центрирован на коммуникации, а не на личностном содержании послания (просто помогает понять од­ному человеку то, что говорил другой, не критикует, не ком­ментирует, не внушает).

3. Психолог следит, чтобы содержательные послания и послания, касающиеся отношений, были более отличимы друг от друга, акцентуирует внимание на содержании. Примером того, как акцент на отношениях может уводить в сторону от со­держания послания, может служить следующая фраза, прозву­чавшая на одной из сессий работы с семьей: « Я не могу слышать тебя, потому что ты всегда кричишь на меня, и в результате я перестаю слушать».

4. Психолог останавливает прерывания, которые разре­зают коммуникацию между членами семьи. Указывает на не­обходимость ждать, пока другой член семьи закончит свои мысли и получит на них ответ.

5. Он фокусируется на диалоге вокруг одной темы и по­могает довести ее до некоторого уровня законченности.

6. Психолог побуждает к вербальной коммуникации тех, кто привык выражать свою коммуникацию через разруши­тельную активность.

7. Из содержания послания психолог выделяет то, что по­лезно для говорящего и слушающего, и делает акцент на этом. Например, из монолога матери, касающегося плохой учебы ре­бенка, психолог для ребенка делает акцент на заботе матери о нем, а для матери подчеркивает ее интерес к учебным делам сына. Это позволяет участникам ситуации расширить понима­ние реальности и искать более эффективные приспособления для овладения трудными ситуациями.

8. Смена доминирующих, интерпретирующих тем в <&-мье на более близкие к эффективному функционированию. Например, тема воровства сменяется темой заботы.

9. Психолог помогает делать узкие наборы категорий бо­лее дифференцированными. Например, термин «восстающие на родителей дети» можно конкретизировать как «не умею­щие себя контролировать дети». Ярлык «контролирующая мама» можно сменить на «сверхобремененная и беспомощная мама». Это может направить мысль членов семьи на то, что мама по сути не хочет контролировать своих детей, она хочет получить от них помощь в принятии ими контроля над своим поведением.

Вмешательства, которые меняют границы и иерархию

внутри неблагополучных семей

I. Физическое отделение супругов от детей, поочередное сти­мулирование супругов сначала играть роль супругов, а потом ро­дителей. Это делается для того, чтобы установить четкие грани­цы между супружеской и родительской субсистемами.

II. Демонстрация возможности различных ролевых позиций взрослого в качестве родителя (контроль) и в качестве благоже­лательного старшего сиблинга, что делает границы между роди­тельской и детской субсистемами более проницаемыми. Перехо­дя из одной субсистемы в другую, психолог меняет роли, чем демонстрирует гибкость ролевого поведения.

III. Модификация традиционных для семьи путей взаимо­действия:

1. Психолог может обратиться к молчащему члену семьи и тем самым возвысить его во внутрисемейной иерархии.

2. Психолог может активно прервать способ взаимодейст­вия, говоря, например, супруге, чтобы она перестала главенст­вовать. Этим он бросает вызов традиционным для данной семьи путям взаимодействия.

3. Психолог может вызвать к жизни диалог между отцом и сыном для того, чтобы обойти регулирующую деятельность ма­тери. Это относится к ситуации, когда мать чувствует, что если отец и сын разовьют язык кооперативной коммуникации, то она окажется изолированной и покинутой. В ситуации же разделен-ности отца и сына, конфликтных отношений между ними она ощущает себя нужной, полезной, желанной и для одного, и для другого. Диалог между отцом и сыном в данной ситуации:

1) «осаживает» материнское функционирование и возрож­дает генетическую систему поддержания семейной струк­туры;

2) способствует возрождению эффективной коммуникации между отцом и сыном;

3) способствует возрождению коммуникации жены с мужем именно как с мужем, а не как с опекаемым.

4. Психолог делает более тесными позиции двоих, между которыми ранее была вражда вследствие «треугольных» от­ношений.

5. Психолог делает слабого (семейного «козла отпущения») еще слабее и просит другого оказать ему помощь.

Работа с доминирующими аффектами в неблагополучных семьях

I. Встраивание в доминирующий аффект семьи и преуве­личение его.Например, психолог копирует доминантное, аг­рессивное поведение матери и расширяет эту модель поведения настолько, что женщина начинает сама критиковать подобного рода поведение.

II. Психолог бросает вызов аффекту. Психолог говорит чле­нам семьи о недопустимости подобного рода поведения и побу­ждает их к другому. При этом он показывает отрицательную роль данного аффекта для семьи.

III. Психолог сокращает одни аффекты и усиливает другие. Например, сокращает проявления агрессии и усиливает вни­мание к проявлениям любви:

1. Членам семьи, вовлеченным в постоянные соревнова­тельные взаимодействия, ставится задача провести 5 мин, видя только позитивное друг в друге, и затем указать трудности, которые они переживали, выполняя это простое упражнение. Это должно служить цели осознания ими узости их традицион­ного аффективного взаимодействия и повысить их потребность изменить его.

2. Психолог удаляет некоторых членов семьи из группы, в которой ведется работа, так как роли, которые они выполня­ют, мешают появлению новых настроений или аффективных взаимодействий.

3. Психолог может ввести в подгруппу, с которой он ра­ботает, новых членов семьи или внесемейные фигуры, чьи роли могут быть решающими для развития в семье других на­строений.

4. Переформулирование туманно выраженного аффек­та в ином ключе. Например, фразу « Я желаю тебе научиться да­вать сдачи, так как я не всегда боюсь избить тебя до такой сте­пени, что это будет иметь серьезные последствия» психолог мо­жет обозначить как заботу. Он может сделать ее центральным моментом для дальнейшего анализа - направить сиблингов на поиск других случаев, когда девушка, произнесшая эту фразу, проявляла заботу о своей сестре. То, что в прошлом казалось просто хорошо знакомыми инцидентами силовых взаимодей­ствий, благодаря постановке во главу угла аффективного кла­стера опыта «заботы» создает новые, отличные от прошлого способы оценки и восприятия событий. Таким образом, психо­лог расширяет аффективный ряд.

5. Психолог становится моделью, демонстрирующей же­лаемый аффект. Например:

1) замедляет темп своей речи;

2) делает тон своего голоса более мягким;

3) демонстрирует мимикой, жестами, например, подавлен­ность, что помогает удерживать членов семьи от проник­новения других стереотипных последовательностей каса­тельно силовых операций.

IV. Психолог вмешивается и перестраивает структуру аф­фективной насыщенности тех или иных событий (организу­ет аффективные приоритеты). Например, родители, легко обходясь со случаем детского хронического воровства, способны прийти в величайшее расстройство из-за того, что ре­бенок не подвинулся, когда его попросили. Это ситуация, когда аффективные приоритеты родителей не соответствуют происходящему. Бывают ситуации, когда аффективные приоритеты в семье вообще отсутствуют. Например, сломан водопроводный кран или рука ребенка - у родителей одна реакция.

V. Психолог внимателен по отношению к любым проявле­ниям в направлении роста семьи в плане конструктивных образцов аффективного поведения. Например, однажды де­вушка, на которую в семье все нападали, в очередной раз опо­здала на сессию. На этот раз ее опоздание было встречено ти­шиной. Психолог придал этой тишине статус перемены. Не­обходимо проявлять внимание к возможным изменениям аффекта на протяжении длительного времени, так как аф­фекты быстро не меняются.

 


хиты: 181
рейтинг:0
Общественные науки
психология
прикладная психология
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2018. All Rights Reserved. помощь