пользователей: 21211
предметов: 10450
вопросов: 177346
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

65.Классовая структура общества. Классы в постиндустриальном обществе. Теория социальной стратификации

Теория социальной стратификации. 

Социальная стратификация выражает социальную неоднородность общества, существующее в нем неравенство, неодинаковость социального положения людей и их групп. Под социальной стратификацией понимается процесс и результат дифференциации общества на различные социальные группы (слои, страты), отличающиеся по своему общественному статусу. Критерии подразделения общества на страты могут быть самыми разнообразными, притом как объективными, так и субъективными. Но чаще всего сегодня выделяются профессия, доход, собственность, участие во власти, образование, престиж, самооценка личностью своей социальной позиции (самоидентификация) и др. В эмпирических социологических исследованиях социальной стратификации обычно выделяют три-четыре основных измеряемых признаков - престиж профессии, уровень дохода, отношение к политической власти и уровень образования.[2]

         При всем различии теоретических толкований сути социальной стратификации можно все же выделить общее: это естественное и социальное расслоение общества, имеющее иерархический характер, устойчиво закрепляемое и поддерживаемое различными социальными институтами, постоянно воспроизводимое и модернизируемое. Естественные различия между людьми связаны с физиологическими и психологическими их особенностями и могут служить основой социального неравенства.

         Неравенство людей – социальных общностей является одной из главных характеристик общества на протяжении всей истории его развития. Каковы же причины социального неравенства? В современной западной социологии господствует мнение, что социальная стратификация вырастает из естественной потребности общества в стимулировании деятельности индивидов, мотивируя их деятельность через соответствующие системы наград и поощрений. Однако данное стимулирование в различных научно-методологических школах и направлениях интерпретируются по-разному. В этой связи можно выделить функционализм, статусную, экономическую теории и др.

         Представители функционализма объясняют причину неравенства дифференциацией функций, выполняемых различными группами, слоями, классами. Функционирование общества, по их мнению, возможно только благодаря разделению труда, когда каждая социальная группа, слой, класс осуществляют решение соответствующих жизненно важных для всего социального организма задач: одни занимаются производством материальных благ, другие создают духовные ценности, третьи управляют т т.д. Для нормального функционирования общественного организма необходимо оптимальное сочетание всех видов деятельности, но некоторые из них с позиций этого организма являются более важными, другие менее важными. Так, на основе иерархии социальных функций складывается соответствующая иерархия групп, слоев, классов их выполняющих. На вершину социальной пирамиды ставятся те, кто осуществляет общее руководство и управление, ибо только они могут поддерживать единство государства, создавать необходимые условия для успешного выполнения других функций.

         Подобная иерархия существует не только на уровне государства в целом, но и в каждом социальном институте. Так, по мнению П. Сорокина, на уровне предприятия – основу межпрофессиональной стратификации составляют два параметра: 1) важность занятия (профессии) для выживания и функционирования организма в целом; 2) уровень интеллекта, необходимый для успешного выполнения профессиональных обязанностей. П.А. Сорокин считает, что наиболее социально-значимые профессии это те, которые связаны с функциями организации и контроля. Недобросовестная работа рядового труженика принесет вред предприятию. Но этот вред несравним с тем, который будет нанесен предприятию, если недобросовестно, безответственно будут поступать его высшие должностные лица, руководители. Таким образом, в любом конкретном сообществе более профессиональная работа проявляется в более высоком уровне интеллекта, в функции организации и контроля, в более высоком ранге, который занимают люди этих профессий в межпрофессиональной иерархии. Ясным подтверждением этому положению, по мнению П. Сорокина, служит постоянно действующий универсальный порядок, который состоит в том, что профессиональная группа неквалифицированных рабочих всегда находится внизу профессиональной пирамиды. Люди, принадлежащие к этой профессиональной группе, являются самыми низкооплачиваемыми работниками. У них меньше всего прав и самый низкий уровень жизни, самая низкая функция контроля в обществе.[3]

         Близким по смыслу функционализму является статусное объяснение причин социального неравенства. С точки зрения представителей этой теории, социальное неравенство – это неравенство статусов, вытекающее как из способностей индивидов выполнять ту или иную социальную роль (например, быть компетентным, чтобы управлять, обладать соответствующими знаниями и навыками, чтобы быть профессором, изобретателем, адвокатом и т.д.), так и из возможностей, позволяющих человеку достичь того или иного положения в обществе (происхождение, владение собственностью, принадлежность к влиятельным политическим силам и т.д.).

         Экономический подход при объяснении причин социального неравенства связан с интерпретацией отношений собственности. С точки зрения представителей этого подхода те индивиды и группы, которые обладают собственностью, прежде всего собственностью на средства производства, занимают господствующее положение и в сфере управления, и в сфере распределения и потребления материальных и духовных благ.

Наиболее краткое определение социальной стратификации, часто встречающееся в социологической литературе, отождествляет ее с социальным неравенством как универсальным феноменом человеческой цивилизации. При более тщательном анализе этого явления в нем, как правило, выделяют две главные черты. Первая связана с дифференциацией населения в иерархически оформленные группы, т.е. высшие и низшие слои (классы) общества. Второй момент, характеризующий социальную стратификацию, заключается в неравном распределении в обществе различных социокультурных благ и ценностей, перечень которых весьма широк.

         В социологической теории социальная стратификация анализируется под углом зрения взаимодействия трех фундаментальных уровней общественной жизни: культуры, образующей ценностно-нормативный уровень регуляции поведения людей, социальной системы (системы социального взаимодействия людей, в ходе которого образуются различные формы групповой жизни) и, наконец, уровня поведения самой личности, затрагивающего его мотивационную сферу.

         Если эти общие принципы социологического анализа перенести на сферу социальной стратификации, то следует признать, что конкретные формы ее проявления в том или ином обществе  будут определяться взаимодействием двух основных факторов: социальной системы или, точнее говоря, происходящих в обществе процессов социальной дифференциации с одной стороны, и господствующих в данном обществе социальных ценностей и культурных стандартов, с другой.

Стратификация – результат социального неравенства, обусловленного объективным разделением общества на классы, страты. Стратификация – закономерность экономической формации, общества, основанного на товарно-денежных отношениях. Стратификация – основа социальной структуры современного общества. В демографической, территориальной, национальной, профессиональной и других структурах проявляется стратификация, определяющая социальное взаимодействие. Взаимодействие людей в основе своей определяется тем, к каким классам они относятся.

в основе деления общества на классы лежит разделение труда. Исходя из этого, экономическое определение классов дал В. И. Ленин в работе «Великий почин». Он выделил три признака класса: 
1)  место в системе общественного производства; 
2)  отношение к средствам производства;
3)  роль в организации труда, которые вместе обуславливают способы получения и размеры доходов.

Ряд социологов выделяет более трех классов. Так, американский социолог Л. Уорнер в работе «Город Янки» выделяет шесть классов. 
1.   Класс наиболее высокопоставленных людей, включая самых богатых и имеющих знатное происхождение. 
2.   Менее высокопоставленных, очень богатых людей, но не выходцев из аристократических семей.
3.   Высший слой среднего класса, к которому относится интеллигенция и деловые люди, имеющие высокие доходы.
4.   Низший слой среднего класса, к которым относится остальная часть людей умственного труда, канцелярских работников, «белых воротничков». 
5.   Высший слой низшего класса, т. е. «синие воротнички», квалифицированные рабочие. 
6.   Низший слой низшего класса, к которому относятся самые бедные, люмпены. 

Классы – большие группы людей, различающиеся, во-первых, способами получения и размерами той доли общественного богатства, которой они располагают; во-вторых, по положению в политической системе и степени их участия в осуществлении власти; в-третьих, по их возможностям и особенностям использования духовных благ; в-четвертых, по их роли в организации труда; в-пятых, по сущности их быта.

Что касается теории социальной стратификации, то она базируются на представлении, что страта, социальная группа, представляет собой реальную общность, объединяющую людей на каких-то общих позициях или имеющих общее дело, которое приводит к конструированию данной общности в социальной структуре общества и противопоставлению другим социальным общностям. В основе теории стратификации лежат объединения людей в группы и противопоставление их другим группам по статусным признакам: властным, имущественным, профессиональным, образовательным и т.д. Социологи считают что понятие «класс» должно быть заменено понятием «страта» или понятием социальная группа, а на смену теории социально-классового строения общества должны прийти теории социальной стратификации, это необходимо потому, что понятие класса, годится для анализа социальной структуры прошлых обществ индустриального капиталистического общества, но в современном постиндустриальном обществе оно не работает.

В условиях постиндустриального общества, картина классового противостояния ра­дикально трансформируется. Во-первых, представители "класса интеллектуалов" все более явно исповедуютнематериалистические ценности, в то время как большинство граждан по-прежнему продает свой труд в первую очередь ради получения материаль­ного вознаграждения, руководствуясь вполнематериалистическими по своей природе стимулами. Во-вторых, господствующий класс не тольковладеет теперь средствами производства, либо являющимися невоспроизводимыми (земля), либо созданными тру­дом подавленного класса (капитал), но и самостоятельно создает эти средства произ­водства, обеспечивая в собственных пределах процесс формирования и самовозраста­ния информационных ценностей, в силу чего низший класс становится уже не столь необходимым для обеспечения богатства социальной верхушки. Его претензии на часть национального продукта, которые ранее представлялись более чем обоснован­ными, сегодня гораздо менее аргументированы, чем в значительной мере и объясня­ется нарастающее материальное неравенство представителей высшей и нижней общественных страт.

Таким образом, общество разделяется на две неравные части, одна из которых, присваивая все возрастающую часть общественного богатства и не нарушая при этом принципов справедливого распределения, постоянно сокращает возможности другой части обеспечивать себе достойный уровень материального благосостояния. Данный конфликт отражен в институциональных проблемах постиндустриального общества.

Эта сторона процесса становления "класса интеллектуалов" заслуживает самого пристального внимания. Известно, что в аграрных и индустриальных обществах клас­совый конфликт развивался между людьми, с одной стороны - не обладавшими фак­тически никакой собственностью, кроме собственности на самих себя, с другой -контролировавшими основные материальные богатства общества; как следствие, считалось, что перераспределение собственности может разрешить многие социальные проблемы. Ошибочность такого подхода доказана сегодня отнюдь не только крахом коммунистического эксперимента. В гораздо большей степени она подтверждается тем, что в самих западных обществах на протяжении последних десятилетий переход человека из среднего класса в интеллектуальную и имущественную элиту обуслов­ливается не столько удачной реализацией своих нрав собственности на капитальные активы, сколько эффективным использованием персональных интеллектуальных воз­можностей и находящихся в личной собственности средств производства для создания новых информационных, производственных или социальных технологий. Современный классовый конфликт уже не разворачивается вокруг собственности на средства производства, а формируется как результат неравного распределения самих чело­веческих возможностей, что придает ему напряженность, превосходящую остроту любой предшествующей формы классового противостояния.

В аграрных и индустриальных обществах представители высшего класса извлекали свои основные доходы путем отчуждения прибавочного продукта от его непосред ственных производителей, путем их эксплуатации. Именно поэтому социальные реформаторы стремились к перераспределению общественного богатства, однако и этот подход оказался на практике несостоятельным. Становление "класса интел­лектуалов" как значимой социальной силы продемонстрировало возможность преодо­ления эксплуатации посредством такого изменения системы ценностей человека, когда удовлетворение материальных потребностей перестает быть основным стимулом деятельности и отчуждение в пользу общества определенной части производимого продукта уже не воспринимается работником как эксплуатация. В результате ока­зывается, что классовый конфликт перестает быть неразрывно связанным как с проб­лемой эксплуатации, так и с проблемой распределения собственности.

Первые шаги западных социологов на пути осмысления данной трансформации относятся еще к 60-м годам, однако существенные результаты были получены только в 80-е и 90-е годы, и связаны они прежде всего с изучением субъективной, личностной природы нового социального противостояния.

Если в 60-е годы Г. Маркузе обращал особое внимание на возникающее про­тивостояние больших социальных страт, "допущенных" и "недопущенных" уже не столько к распоряжению основными благами общества, сколько к самому процессу их создания [24], что отражало достаточно высокую степень объективизации конфликта, то позже авторитетные западные социологи стали указывать, что грядущему пост­индустриальному обществу уготовано противостояние представителей нового и ста­рого типовповедения. Это хороню прослеживается, в частности, в рассуждениях О. Тоффлера о противостоянии представителей "второй" и "третьей" волн, "индустриалистов" и "постиндустриалистов" [25]. Аналогичного подхода, используя термины " knowledge workers " и " non - knowledge people ", придерживался и П. Дракер, столь же однозначно указывавший на возникающий между этими социальными группами кон­фликт как на основной в формирующемся постиндустриальном обществе [26]. Следую­щим шагом стал анализ структуры ценностей человека, что еще более подчеркивало "субъективизацию" современного классового разделения. По словам Р. Инглегарта, "коренящееся в различиях индивидуального опыта, обретенного в ходе значительных исторических трансформаций, противостояние материалистов и постматериалистов представляет собой главную ось поляризации западного общества, отражающую про­тивоположность двух абсолютно разных мировоззрений (курсив мой. - В.И.)" [23, р. 161]. и такое разделение становится самым принципиальным из всех, какие знала история.

С возникновением "класса интеллектуалов" движителем социального прогресса становятся нематериалистические цели, и та часть социума (его большинство!), кото­рая не способна их усвоить, объективно теряет свою значимость в общественной жизни более, нежели любой иной класс в аграрном или индустриальном обществах. Интеллектуальное расслоение, достигающее сегодня беспрецедентных масштабов, постепенно становится основой всякого иного социального расслоения, поскольку именно на этом фундаменте практически ненужными для развития производственных процессов оказываются огромные социальные группы, участие которых в обществен­ном производстве было ранее необходимым условием социального прогресса.

Развитие современной экономики, основанной на производстве и использовании зна­ний, предполагает формирование нового принципа социальной стратификации, гораздо более жесткой по сравнению со всеми, известными истории. В аграрных обществах власть феодалу над крестьянами давало право рождения, в обществе индустриальном могущество капиталиста основывалось на праве собственности, а влияние государ­ственного служащего определялось его местом в политической системе; все эти статусные факторы не были обусловлены естественными и неустранимыми качествами людей - любой член общества, оказавшись на месте представителей господствующего класса, мог бы с большим или меньшим успехом выполнять соответствующие социальные функции. Именно поэтому я прежние эпохи классовая борьба могла да­вать представителям угнетенных общественных групп желаемые результаты.

В современных же условиях не социальный статус служит условием принадлежности человека к элите постиндустриального общества; напротив, сам он формирует в себе качества, делающие его представителем высшей социальной страты. Широко распро­странено мнение о том, что информация естьнаиболее демократичный источник власти, ибо все имеют к ней доступ, а монополия на нее невозможна; однако важно и то, что информация является и наименее демократичным фактором производства, так как доступ к ней отнюдь не означает обладания ею. В отличие от всех прочих ресурсов информация не характеризуется ни конечностью, ни истощимостью, ни потребляемостью в их традиционном понимании, однако ей присуща избиратель­ность, что, в конечном счете, и наделяет ее владельца властью в постиндустриальном обществе. Специфические качества самого человека, его мироощущение, психологиче­ские характеристики, способность к обобщениям, наконец, память и тому подобное -все то, что называют интеллектом (а он и представляет собой форму существования информации и знаний), служит главным фактором, лимитирующим возможности приоб­щения к этим ресурсам. Поэтому значимые знания сосредоточены в относительно узком круге людей, социальная роль которых не может быть в современных условиях оспорена ни при каких обстоятельствах. Впервые а истории условием принадлежности к господствующему классу становится не право распоряжаться благом, а способ­ность им воспользоваться, и последствия этой перемены с каждым годом выглядят все более очевидными.


хиты: 2695
рейтинг:+1
Гуманитарные науки
философия
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь