пользователей: 21211
предметов: 10450
вопросов: 177346
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

Концепции копинга

Концепции и свойства копинга.

В концепциях копинга делается по­пытка осмыслить процесс, который начинается с переработки ин­формации и посредством стрессовых эмоций приводит к адаптивным реакциям индивида. «Копинг» означает здесь совладание, адаптив­ное поведение в целях восстановления равновесия.

Этому процессу впервые было уделено внимание в психоанализе, где, как известно, было введено понятие защитных механизмов, опи­саны их различные формы, которые служат защите от тревоги и стра­ха. По представлению 3. Фрейда, «Я» под влияние м требований «Сверх-Я» пытается отвергнуть требования инстинктов. В ходе раз­вития человек вырабатывает защитные механизмы для того, чтобы защищаться от внутренних раздражителей, то есть не допускать уг­рожающие раздражители до сознания.

Психологический смысл наиболее часто встречающихся защит­ ных механизмов может быть представлен следующим образом.

  1. Вытеснение: мысли, образы или воспоминания, вызывающие страх, вытесняются в бессознательное, или ставится препятствиедля их репрезентации в сознании.
  2. Идентификация : решение конфликта происходит посредством принятия ценностей, мировоззрений и т. д. какого-то другого лица.
  3. Отрицание: потенциально травматическая реальность не вос­принимается как таковая.
  4. Проекция: желания или чувства, вызывающие страх, экстернализируются и приписываются другим.
  5. Рационализация: для проблем, связанных со страхом, ищется разумное объяснение, чтобы избавить их от угрожающего со­ держания.
  6. Реактивное образование: неприемлемые, угрожающие импуль­сы нейтрализуются, трансформируясь в свою противополож­ность (например, агрессия — в заботливость).
  7. Регрессия: переход какой-то формы психической организации на более раннюю ступень, характеризующуюся более простыми структурами.
  8. Сублимация: приемлемая для данной культуры трансформация сексуальных инстинктов в какую-либо несексуальную, обще­принятую сферу (художественную, интеллектуальную, соци­альную, политическую), где они могли бы раскрыться.

Представления А. Фрейд явились следующим шагом в эволюции и популяризаци и психоаналитически х идей о концепт е защиты (Parker J. D. A., EndlerN . S., 1996). Наряду с суммированием защит­ных механизмов, описанных ее отцом, А. Фрейд представила несколь­ко новых механизмов (идентификация с агрессором, интеллектуали­зация и др.). Хотя другие теоретики психоанализа идентифицирова­ли дополнительные защиты, последующие исследователи концептазащиты фокусировались преимущественно на перечне ядерных ме­ханизмов, представленных А. Фрейд. Ее заслуга состоит также в опи­сании наблюдений, согласно которым люди имеют склонность вы­борочно использовать немногие защитные механизмы, несмотря на их более широкий потенциал. Идея о том, что человек имеет при­вычные стратегии для преодоления стрессовых ситуаций, позднее заинтересовала многих исследователей копинга.

В специальной литературе длительное время существовало мнение о том, что особые защитные стили могут быть связаны со специфиче­ скими психологическими проблемами. Как писал R. S. Lazarus (1993), «психоаналитический концепт, оказавший большое влияние на пси­хологию личности и клиническую психологию, заключался в следую­щем. Каждая форма психопатологии ассоциировалась с особым сти­лем защиты. Например, истерический невроз был связан с подавле­нием, обсессивно-компульсивный невроз — с интеллектуализацией и уничтожением (undoing), паранойя — с проекцией». Это представле­ние не выдержало строгой эмпирической верификации, но оно про­должает вызывать интерес у исследователей и клиницистов.

Еще одна влиятельная идея А. Фрейд заключалась в том, что некото­рые защитные механизмы следует концептуализировать как потенци­ально более патологические по сравнению с другими. Ее последователи предлагали модели различий между адаптивными и неадаптивными за­щитами. Другие авторы описали модели защиты, организованные по иерархии психопатологии. Из последних наибольшее влияние на пред­ ставления о защитах оказал G. Е. Vaillant (1971, 1977). Им предложена иерархическая модель континуума от «незрелых» до «зрелых» защит.

Зрелые защиты определяются как виды активности (деятельности), по­ добные сублимации, юмору или подавлению-утаиванию (suppression).

Незрелые защиты оцениваются как виды активности, подобные проек­ции, ипохондризации и пассивной агрессии. Был предложен и проме­ жуточный тип защит (невротические защиты), который включал следу­ ющие разновидности активности: интеллектуализация, подавление (repression), формирование реакции. Данная позиция предполагает, что лица, использующие зрелые защиты, имеют лучшее психическое здо­ровье и более удовлетворяющие взаимоотношения по сравнению с ис­пользующими незрелые защитные механизмы.

Психоаналитические, прежде всего эго-психологические, представ­ления о защитных механизмах определяют копинг как стиль личности обычно в виде дихотомий защитных стратегий, например, таких, как вытеснение — сенсибилизация. Проблема, с точки зрения Р. Лацаруса (Lazarus R. S., 1992), состоит в том, что большинство людей относится к центру подобной системы измерения, не являясь склонными ни к чрезмерному вытеснению, ни к сенсибилизации. В связи с этим вы­бор психоаналитиком стиля защиты будет равнозначным определению лиш ь высокоригидных и патологических видов копинга.

Стили совладания представлялись, как уже говорилось, в виде иерархии от здоровых форм (определялись как копинг) до прогрес­сивно менее здоровых или дисфункциональных (назывались защи­тами), например невротических или психотических. При этом опре­деленные формы (например, отрицание) автоматически рассматри­вались как патологические и патогенные, а другие — как здоровые или близкие к здоровым (например, сублимация). Поскольку зара­нее было оговорено, какие формы совладания являются здоровыми, а какие патологическими, процесс копинга в психоанализе не оце­нивался в зависимости от исхода адаптации к проблеме. Поэтому не было возможностей оценить функциональный или дисфункциональ­ный исход процесса, а также определить условия, при которых ко­пинг или защита могли оказывать позитивное или негативное адап­тационное влияние на человека.

Наиболее серьезным недостатком ранних теорий психологической защиты-копинга было то, что они не давали возможности изучить и детально описать то, как посредством мыслей и действий человек пре­одолевает специфические стрессы, такие как болезнь, личная утра­та, другие интер- и интрапсихические угрозы, возникающие в опре­деленных жизненны х условиях. Клиницисты нуждаются в знании того, как пациенты справляются со специфическими стрессами, раз­личающимися по своей природе или контексту окружения, учиты­вая их общие стабильные стили, с помощью которых отношения с миром становятся понятыми и управляемыми. Даже если мы знаем, что человек эффективен в совладании со стрессом и в личностном» функционировании , что он имеет преимущество в позитивных ре­сурсах копинга, таких как интеллект, мастерство, поддержка семьи и социального окружения, деньги и здоровье, это не помогает нам ус­пешн о обучить другого человека, чья способность к копингу бедна.

Но и для последнего будет существовать такая возможность, если мы узнаем специфику того, как обе личности действуют и думают во вре­мя совладания со стрессом. Для того чтобы понять, как обучать эф­фективному копингу, нам нужно точно знать, что действенно и что недейственно в зависимости от типа личности, стресса, контекста жизненного окружения. Это означает, что современные теории ко­пинга и исследования в данной области должны становиться все бо­лее конкретными и описательными.

1.4. Адаптация к стрессовым ситуациям

В 1960-х годах начался новый этап исследований копинга, кото­рые ранее связывался с защитными механизмами. До этого периода слово «копинг» (совладание) неформально использовалось в меди­цинской и социальной литературе. В 1960-х годах концепт «копинг» начал приобретать для некоторых исследователей техническое зна­чение. Некоторые авторы начали обозначать определенные «адаптив­ные» защитные механизмы (например, сублимацию и юмор) как копинговую деятельность (активность). n o N . Наап (1965): «Копинговое поведение отличается от защитного поведения тем, что последнее по определению является ригидным, вынужденным, искажающим реальность и недифференцированным; тогда как первое представля­ ется гибким, целенаправленным, ориентированным на реальность и дифференцированным».

Для ряда исследователей 1960-х — начала 1970-х годов иницииру­ ющие работы по адаптивным защитам превратились в самостоятель­ный интерес по изучению сознательных стратегий, которые исполь­зует человек, сталкивающийся со стрессовыми ситуациями. В этой литературе сознательные стратегии по реагированию на стрессовые ситуации были концептуализированы как копинговые ответы. Этот тип исследований быстро превратился в самостоятельную область, отличающуюся от старой, связанной с защитными механизмами. Од­нако более поздние исследователи показали, что копинг включает не только сознательные, но и автоматизированные, неосознаваемые виды совладающей активности.

Несмотря на то что в частной стрессовой ситуации индивиду тео­ ретически доступно неограниченное число копинговых стратегий, первая генерация исследователей копинга стремилась идентифици­ровать и изучить ограниченное число базовых (основных) копин­говых ответов. Кроме того, ранни е исследователи копинга почти ис­ключительно фокусировали внимание на изучении копинговых ре­акций на угрожающие жизн и или травматические события. Еще одной особенностью начального периода изучения копинга было следующее. В психоаналитической литературе по защитны м меха­низмам личностные переменные имели первостепенное значение.

Однако первые исследователи копинга не без оснований полагали, что личностные переменные служат слабыми предикторами специ­фической копинговой активности. Хотя индивид может иметь при­вычные предпочтения в копинге, экстремальные ситуации обычно реализуют только узкий круг возможных копинговых ответов. Не­ удивительно, что с 1970-х годов все большее число ученых прихо­дило к заключению, что способы копинга не являются существенно предопределенными личностным и факторами . Они начали под­ черкивать важность изучения ситуационного контекста, в котором реализуется копинг.

История исследования копинга отражает события, происходив­шие в психологии личности. В 1960-х годах ситуационизм бросил се­рьезный вызов гегемонии подхода, опиравшегося на изучение черт (особенностей) в исследовании личности. Объединяя гетерогенных теоретиков и исследователей, ситуационизм подчеркивал, что фак­торы внешнего окружения служат главными детерминантами лично­сти. Однако предсказания об ожидавшейся несостоятельности иссле­довани й индивидуальны х различи й оказалис ь некорректными.

С 1980-х годов вновь расцвели исследования черт личности. Это кос­нулось и области изучения копинга. В. N. Carpenter (1992), как и мно­гие другие, указывал: «История показала, что попытки понять копингтолько как атрибут личности или как стиль не были успешными».

Современные концепции стресса опираются прежде всего на ког­нитивно-феноменологически й подход Р. Лацаруса, который, если рассматривать и физиологические аспекты стресса (Selye Н., 1986), представляется как общий адаптационный синдром. Этот подход от­ личается в макроперспективе от исследований критических жизнен­ных событий, в рамках которых понимание стрессового пережива­ния искали, главным образом, исходя из объективных признаков зна­чимых событий. В данном подходе (Lazarus R. S., LaunierR., 1981) стрессовую реакци ю рассматривают как результат определенных отношений между характеристиками выдвинутого требования и име­ ющимися в распоряжении человека ресурсами. Качество этих отно­шений опосредуется через когнитивные процессы оценки . Стрес­сорами могут оказаться не только внешние, но и внутренние требо­вания — цели, ценности, оценки . Если они игнорируются или' нереализуются, то это может иметь для человека негативные послед­ствия. Благодаря так называемой первичной оценке (primary appraisal) организм, когда он бодрствует, постоянно настороже в отношении того, не происходят ли какие-либо изменения, к которым надо адап­ тироваться, чтобы сохранить благополучие. Если событие сочтено не­ значительным, то оно не приводит ни к каким другим процессам, кроме ориентировочной реакции. Другой тип событий, также не вы­зывающий адаптивных процессов, — приятные ситуации, преодоле­вать которые не нужно (например, удачный исход дела). Третий тип характеризуется потребностью в адаптации.

Итог оценки представляет собой результат взаимодействия меж­ду первичной и вторичной оценками ситуации. Последняя может про­исходить одновременно с первичной и заключается в том, что чело­век оценивает имеющиеся в его распоряжении ресурсы для решения проблемы (рис. 4 и 5). К внутренним ресурсам относятся индивиду­альные переменные: способность к сопротивлению, эмоциональная стабильность, атрибутивные тенденции и т. д. К ресурсам окружаю­щего мира принадлежат, например, свойства социальной сети. Если соотношение между требованиями и способностями кажется чело­веку уравновешенным, то ситуация оценивается как вызов, что соот­ветствует определению эустресса. Когда стрессор оценивается как вы­зывающий ущерб или потерю, то нарушается чувство собственной ценности и появляются такие эмоции , как печаль или, возможно, гнев. Если же ситуация оценивается как опасная, то следствием бу­дет страх. Стрессовые эмоции направленно мобилизуют человека, изменяя его готовность к действию (Frijda N. Н., 1986), для опреде­ленных адаптивных (копинговых) реакций.

Копинговые реакции инструментально нацелены на то, чтобы по­влиять либо на окружающий мир, либо на самого себя (или на то и другое). Это можно охарактеризовать понятием «способ приспособления» и выделением соответственно двух видов реакций: внешней по отношени ю к системе — ассимиляции и внутрисистемной — ак­комодации . В определенно й мере этому соответствуют способы совладания более высокого порядка (Lazarus R. S., 1966): копинг, ори­ентированный на проблему (problem focused), и копинг, ориентиро­ванный на эмоции (emotion focused). В качестве специальных спосо­бов копинга отдельно рассматриваются: поиск информации и вытес­нение информации, прямое действие и торможение действия, а также интрапсихические формы преодоления — управление вниманием, успокоение и т.д. (Lazarus R. S., Launier R., 1981). Результаты, воз­никающ и е вследствие адаптивных реакций , подвергаются новой оценке (reappraisal), а затем — в зависимости от ее результата — мо­гут последовать дальнейшие копинговые действия. С. J. Holahan, R. Н. Moos, J. A. Schaefer (1996) сводят различные классы адаптив­ных реакций в две главные категории: приближение (approach) и из­бегание (avoidance). Для обеих категорий авторы выделяют когнитив­ные и поведенческие варианты. R. Schwarzer(1993) расширил модель Р. Лацаруса за счет включения в нее концепции контроля и Я-концепции.

Некоторые авторы противопоставляют защиту (ориентированную на переживание) и преодоление (ориентированное на поведение).

N. Наап (1977) характеризует процессы копинга как целенаправ­ленные, гибкие и адекватные реальности адаптивные действия, а за­щитны е процесс ы понимае т ка к навязанные , ригидны е и иска­жающи е реальность. Дл я патологических фор м приспособлени я N. Наап использует понятие «фрагментарные процессы» (fragmentary processes). На основе систематики (Lazarus R. S., Launier R., 1978), позволяющей выделить наиболее важные типы копинга в соответ­ствии с их функциям и и временной перспективой стрессора (про­ шлое, настоящее, будущее), была создана (Perrez М., Reicherts М., 1992) теоретически-ориентированная систематика, включающая наи­более важные способы копинга как поведенческой категории, име­ющей функци ю предсказания. Независимо от того, располагаются ситуационные элементы внутри или вне личности, копинговые ре­акции могут направляться, во-первых, на изменение компонентой стрессовой ситуации. Во-вторых, они могут иметь целью изменение когнитивных репрезентаций стрессора и, в-третьих, изменение во­левой ориентации или оценки. Общей функцией копингового отве­та является облегчение субъективного дискомфорта и восстановле­ние гомеостаза. Но в случае повышения вероятности достижения от­даленной цели субъект может выбрать и выраженный дискомфорт.

При первом поведенческом типе усилие направлено на прямое из­менение внутреннего или внешнего стрессора. Прием транквилиза­тора или выполнение релаксирующего упражнения (что приводит к снижению интенсивности мыслей угрожающего содержания) служат примерами совладающего поведения в отношении внутреннего стрес­сора. Совладающим поведением при внешнем стрессоре может быть, например, попытка успокоить рассердившегося во время конфликта партнера.

Второй поведенческий тип приводит к изменению когнитивной репрезентации ситуации или стрессора путем подавления или поис­ка информации о ситуации (стрессоре). Поис к может осуществлять­ся путем опроса или нахождения информации в окружении, а также обращением к своей памяти. Например, человек имеет возможность позвонить другу и спросить, действительно ли тот критиковал его в кругу знакомых. Ответ может изменить когнитивную репрезентацию инициального стрессового элемента ситуации. Мы также можем по­пытаться решить сложную частную проблему посредством воспоми­ нания того, как мы вышли из похожей ситуации ранее. Третий пове­денческий тип имеет волевую или оценочную ориентацию. Мы мо­жем изменить наши цели и намерения, что будет важно в ситуации с низкой контролируемостью и изменчивостью. В другом случае мы можем изменить наши оценки стрессового события, меняя отноше­ния или стандарты.

Данная классификация акцентирует внимание на различных уров­нях когнитивной и поведенческой регуляции, присущей процессам копинга. Эти категории представляют собой различные функциональ­ные типы поведения, которые могут делиться и далее. Например, ре­презентативно-ориентированные ответы могут быть направлены на поиск информации внутри личности в противовес поиску информа­ции вне личности. Копинговые действия подразделяются в соответ­ствии с их отношением к ситуационным компонентам на следующие типы: активный (влияние на стрессовый компонент), уклоняющийся (избегание, уход) и пассивный (пропуск ответных действий, колеба­ние, ожидание). При этом стрессовые ситуации могут относиться к компонентам окружения (например, требовательный начальник) или личности (например, негативные мысли, эмоциональный спад).

Репрезентативно-ориентированные копинговые действия направ­лены на изменение когнитивной репрезентации ситуации. Они мо­гут представлять собой поиск информации, забывание или подавле­ние. Волевые и оценочно-ориентированные копинговые действия на­ правлены на структуру цели или субъективное значение ситуации.

Они реализуются пересмотром актуальных адаптивных намерений или изменением долговременных целей и стандартов. При этом про­ исходит переоценка ситуационных компонентов.

Таким образом, копинговые действия могут быть:

  • ситуационно-ориентированными (активное влияние на ситуацию; уклонение/уход;
  • пассивность);
  • репрезентативно-ориентированными (поиск информа­ции;
  • «подавление» информации);
  • оценочно-ориентированными (из­менение намерений/целей; переоценка ситуации).

Еще раз возвращаясь к этой сложной теме, можно уточнить, что М. Perrez и М. Reicherts (1992) продолжили разработку отдельных ас­пектов психологической концепции стресса Р. Лацаруса на основе функциональной концепции. В частности, была расширена когни­ тивно-феноменологическая перспектива. В описании когнитивных процессов ранее делался акцент на переживании (угроза, вызов и т. д.).

К этому был добавлен способ рассмотрения, более обязанный теоре­тическим концепциям : теориям контроля, оценке эмоций и атрибу­ции. Оценочные признаки считаются теоретически релевантными в том случае, если они позволяют предсказать эмоции и предполагать их функциональную связь со способностью к адаптации. Система­тика копинга, предложенная указанными авторами, упорядочивает действия и реакции преодоления стресса по их ориентации на: ситу­ ацию (стрессор), репрезентацию и оценку (см. табл. 1). Реакции, от­ носящиеся к репрезентации, изменяют когнитивную репрезентацию стрессора путем поиска или подавления информации ; а реакции, от­ носящиеся к оценке, изменяют установку по отношению к стрессо­ру, придавая смысл, приводя к переоценке или изменению цели.

Таблица 1. Систематика копинговых реакций и /действий Копинг, ориентированный на ситуацию активное влияние

  • бегство/уход
  • пассивность
  • Копинг, ориентированный на репрезентацию поиск информации
  • вытеснение информации
  • Копинг, ориентированный на оценку переоценка/придание смысла 
  • изменение цели

На основании этой систематики можно выдвигать гипотезы и пре­ образовывать их в правила поведения (технологические правила), диктующие, как действовать, чтобы достичь определенных целей при некоторых исходных.условиях. Вот примеры такого рода рекоменда­ций: если ситуация контролируема, малоизменчива (то есть малове­ роятно, что она по собственной динамике преобразуется к лучшему)

1.4. Адаптация к стрессовым ситуациям

и имеет отчетливую негативную значимость, то действенной реак­цией будет какое-то активное влияние на стрессор для его устране­ния и тем самым для восстановления гомеостаза. И наоборот, в ситу­ациях с высокой степенью переменчивости действенной является пассивность. Бегство (например, смена невыносимой работы) посту­лируется какдейственное, если стрессор не является ни контролиру­емым, ни переменчивым, если он обладает высокой негативной зна­чимостью и если бегство (увольнение с работы) возможно.

Критерии адаптации. Адаптация — это последовательность психо­ логических реакций на объективную ситуацию, отражающих пове­дение , необходимо е для совладани я со специфическо й задачей (Perrez М., Reicherts М., 1992). Существует три основных уровня адап­ тации в зависимости от характера стресса.

1. Филогенетический — адаптация к изменениям среды (стресс вида).

2. Социокультурный — социальная адаптация к загрязнениям сре­ды, экономическим переменам и др. (социальный, или культур­ный, стресс).

3. Онтогенетический:

а) адаптация к задачам развития, эндогенно или социально обус­ловленным (стресс развития);

б) адаптация к нормативным или ненормативным критическим жизненным событиям (жизненный стресс);

в) адаптация к хроническим стрессорам (хронический стресс);

г) адаптация к нарушениям гомеостаза повседневной жизни (по­вседневные сложности).

Реакция адаптации начинается с субъективного восприятия/оцен­ки ситуационных характеристик и продолжается как реакция на вос­приятие, что обычно проявляется в виде попытки совладания с ситу­ацией, когда привычный или автоматический ответ на нее невоз'можен (M ona t A., Ave rill J. R., Lazarus R. S., 1972). Такая попытк а называется копингом. Ответный копинг имеет более или менее эф­фективное влияние на первичный стрессор. Адаптация человека к ситуации может быть оценена не только на основе субъективного вос­приятия, но также и с опорой на объективные критерии. Аналогию следует искать в общей экспериментальной психологии, где адекват­ность ответа при проведении теста не может основываться лиш ь на субъективной оценке исполнения. Критерии для адекватной оценки определяются тем, в какой мере субъект выполнил требования, при­сущие данному тесту.


20.02.2016; 13:31
хиты: 39
рейтинг:0
Общественные науки
психология
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь