пользователей: 21265
предметов: 10469
вопросов: 178036
Конспект-online
зарегистрируйся или войди через vk.com чтобы оставить конспект.
РЕГИСТРАЦИЯ ЭКСКУРСИЯ

статьи для чтения:
» читать
Книги:
» "Политология" Сазонов Н.И.
» апгрейд обезьяны (для чтения)
8 семестр (госы):
» Теория политики
» Сравнительная политология
8 семестр (экзамены):
» Национальная безопасность
» Полит. менеджмент
» Охрана труда
» Государственное управление
» удали
» Європа міграція
8 семестр (зачёты):
» Теория партий и партийных систем
» Постмодерная политика
» Политическое лидерство
7 семестр:
» Кратология
» Терроризм и политика

Конфликт в Сирии

1. Введение

Сирийский конфликт, или как утверждают некоторые обозреватели «сирийская война», предстаёт перед нами как полный набор всевозможных конфликтов: социальных, религиозных, внутриполитического и внешнеполитического характеров. Конфликтную ситуацию дополняет тяжёлая экономическая ситуация в стране, высокий уровень дифференциации населения и, конечно, прошлый опыт «арабской весны».

На довольно унылом фоне разворачивается вооружённое столкновение, что называется, в лучших традициях холодной войны. Как и прежде, сирийский конфликт иллюстрирует розыгрыш геополитической карты. С одной стороны Сирия – это верный и, наверно, единственный союзник на ближнем восходе. С другой – диктаторский режим, нуждающийся в немедленном свержении для формирования «опорной площадки» для будущих кампаний.

Сложность рассматриваемого конфликта также заключена в отсутствии какого-нибудь компромиссного решения для обеих сторон, что, возможно, единственное, с чем согласны все обозреватели, анализирующие конфликт. Насколько правомерно вмешательство иностранных игроков во внутриполитические события государства и как можно оценить использование иностранного вооружения против своих же граждан? Как посадить стороны за стол переговоров? На эти вопросы так и не смогли ответить уполномоченные представители Лиги Арабских Государств и Организации Объединённых Наций.­

В данной работе была сделана попытка проанализировать и представить все возможные точки зрения в отношении Сирийского конфликта, а также выявить основные тенденции для понимания его дальнейшего развития.

 

 

 

 

 

2. Определение и ход конфликта

Гражданская война в Сирии – массовые антиправительственные волнения и беспорядки в разных городах Сирии, направленные против президента страны Башара Асада, а также на прекращение почти пятидесятилетнего правления партии Баас, которые осенью 2011 года переросли в открытое вооружённое противостояние. Так называемый сирийский конфликт является частью более широкой «Арабской весны» – волны социальных потрясений по всему арабскому миру.

Среди субъектов конфликта можно выделить внутриполитические: с одной стороны - Президент Сирии Башар Асад; Вооруженные силы Сирии;  ПАСВ (Партия арабского социологического возрождения), с другой стороны: Национальный совет Сирии (Syrian National Council); Свободная армия Сирии (Free Syrian Army). А также внешнеполитические: КНДР, Иран, Россия, Венесуэла; с другой стороны: США, Великобритания,Франция, Саудовская Аравия, Катар, Ливия.

Правительственные силы состоят из армии и многочисленных спецслужб, так же их поддерживают движение Хезболла и т.н. «шабиха» — полувоенные формирования «помощников», формирующиеся из полууголовных элементов (щегловин новая сирия). Руководящим органом повстанцев является Сирийский национальный совет; крупнейшей боевой организацией, воюющей против правительства, является Свободная армия Сирии. Кроме того, поступают сообщения о том, что на стороне повстанцев воюют боевики Аль-Каиды и других террористических организаций, а так же иностранные наемники.

В январе 2011 г. во многих странах Северной Африки и Ближнего Востока произошли крупные волнения, в результате которых в частности ушли в отставку президент Туниса и президент Египта, а в Ливии конфликт между повстанцами и силами, лояльными Муаммару Каддафи привел в военному вмешательству ООН. На волне событий арабской весны в Сирии начались митинги с требованием отмены чрезвычайного положения и политических реформ.

Уже в марте волнения переросли в столкновения с полицией. Башар Асад отправил в отставку губернатора провинции Дараа. Вскоре было отменено положение в конституции Сирии, которое объявляло партию ПАСВ или «Баас» «руководящей и направляющей в обществе и государственном управлении, также президентом страны была принята отставка правительства Сирии. Позже было отменено чрезвычайное положение в Сирии, действовавшее в стране с 1962 года. Однако, несмотря на данные уступки сирийского руководства, накал событий продолжал расти, в том числе наблюдался рост числа жертв.

В мае 2011г. в качестве одной из первых попыток разрешить конфликт США и ЕС вводят санкции в отношении Сирии (запрет экспорта оружия, заморозка счетов, лишение права на въезд чиновников сирийского правительства). Август 2011г. обозначился внутренними изменениями в политической системе Сирии –  Башаром Асадом был подписан декрет о введении многопартийности.

В сентябре произошла попытка урегулирования конфликта – на совете безопасности ООН был внесен проект резолюции (США, Великобритания, Франция, Португалия). Россия и Китай наложили вето. Причиной было определено отсутствие в резолюции пункта, исключающего вооруженное вторжение в Сирию.

В ноябре было решено приостановить членство Сирии в Лиге арабских государств, против страны также были введены экономические санкции.

Декабрь 2011 г. – новая попытка урегулирования конфликта – Сирия согласилась на сотрудничество с ЛАГ, предложившей мирный план (вывод правительственных войск из городов и освобождение политзаключенных). На территорию страны были допущены наблюдатели, однако вскоре, в связи с ростом насилия ЛАГ свернула миссию наблюдателей.

В феврале 2012 г. осуществилась  еще одна попытка урегулирования конфликта, однако Россия и Китай снова наложили вето на новый проект резолюции совета безопасности ООН по Сирии, предложенный Марокко. Причина: «односторонние выводы об исключительной ответственности сирийского правительства за эскалацию насилия в стране».

Башар Асад одобрил проект конституции, согласно которой страна отказывалась от ранее законодательно закрепленной ведущей роли партии «Баас». Состоялся референдум, по которому документ поддержало 89 % избирателей.

Март 2012 г. – саммит ЕС признал Национальный совет Сирии «легитимным представителем сирийцев»;

В мае состоялись внеочередные парламентские выборы, в которых впервые принимали участие несколько партий, по результатам которых 73 % депутатских мандатов получили сторонники Башара Асада. Оппозиция бойкотировала, как референдум, так и парламентские выборы.

 13 июня 2012 г. заместитель генерального секретаря ООН по миротворческим операциям Эрве Ладсу признал, что в Сирии идёт гражданская война. Фактически через месяц, 14 июля, Международный комитет Красного Креста усилил градацию конфликта в Сирии, назвав его гражданской войной.

На следующий день начались бои в Дамаске. По словам представителей сирийской оппозиции, войска при поддержке БТРов вошли в пригород Мидан в попытке изгнать оттуда повстанцев. К 16 июля столкновения также распространились и на другие районы Дамаска – Тадхамон, Джобар и Кфар Суса.

 16 июля представители ССА объявили, что в 20 часов по местному времени начнётся массовое наступление на регулярные войска и вооружённые отряды (в том числе «Хизбалла» и Стражи Исламской революции) поддерживающие правительство. Повстанцы называют наступление на Дамаск операцией «Дамасский вулкан».

Операция привела к убийству Министра обороны Сирии Дауд Раджиха  в результате теракта, осуществлённого террористом-смертником в здании местной службы безопасности в Дамаске. Ранения получили ещё несколько министров. Хиллари Клинтон призвала мировое сообщество оказать давление на Россию вопросе подписания предложенной странами Запада резолюции по Сирии. Госсекретарь США считает, что Россия должна подписать документ, который предусматривает жёсткие санкции против президента Башара Асада. Москва обещает заблокировать проект. В российском проекте санкции не упоминаются, при этом Москва предлагает продлить на три месяца мандат миссии наблюдателей ООН в Сирии, истекающий 20 июля. Недовольство проектом Клинтон также выразил Китай. Накаленная обстановка привела к единогласному решению Совета Безопасности ООН о продлении миссии наблюдателей ООН в Сирии на 30 дней. В последствии военных столкновений в Дамаске, Лига арабских государств (ЛАГ) призвала президента Сирии Башара Асада покинуть свой пост «ради спасения страны», а оппозицию и Свободную сирийскую армию начать формирование переходного правительства национального единства. 

Следующий этапов противостояния можно выделить битву за Алеппо. Повстанцы объявили о начале кампании по захвату второго по числу жителей города страны, её делового центра –Алеппо. Вооружённые отряды оппозиции вели бои с правительственными войсками в предместьях этого города. На северном направлении им удалось пробиться в пределы городской черты и приступить к штурму местной штаб-квартиры органов госбезопасности. 24 июля Официальный представитель Сирийского национального совета Джордж Сабра заявил, что оппозиция готова согласиться на временную передачу власти в стране одному из соратников президента Башара Асада. 26 июля Повстанческая Свободная армия Сирии заявила, что захватила контроль над половиной города Алеппо. 28 июля Сирийская армия начала контрнаступление на Алеппо.

2 августа Кофи Аннан подал в отставку с поста спецпосланника ООН и Лиги арабских государств (ЛАГ) по Сирии в связи с безрезультатностью предложенного им мирного плана по разрешению сирийского кризиса.

В декабре 2011 возникает новая повод для столкновения –  боевики  заявляют, что в ближайшее время начнут производство химического оружия - нервно-паралитического газа.

6 января 2013 Президент Сирии Башар аль Асад по национальному телевидению обратился к сирийскому народу, призвал сплотиться против боевиков (оппозиционеров), финансируемых Западом. Также он предложил провести в стране новые выборы, по итогам голосования сформировать коалиционное правительство, объявить всеобщую амнистию и т. п.

30 января руководитель Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Сирии шейх Ахмед Муаз аль-Хатиб выразил готовность провести прямые переговоры об урегулировании вооруженного конфликта с представителями президента Башара Асада.

12 февраля число жертв в войне в Сирии (по данным ООН) превысило 70 000 человек. 25 марта ООН сокращает по соображениям безопасности своё присутствие в Сирии. 8 апреля группе экспертов ООН, расследующих факты применения химического оружия, отказано в возможности работать в Сирии.

25 апреля министр обороны США Чак Хейгел заявил что власти Сирии вероятно применяли химическое оружие. По его словам к таким выводам пришла американская разведка.

Если отойти от хронологии конфликта и обратиться к аналитике, то можно выделить три стадии процесса, однако эксперт описывал данные этапы лишь в конце 2012 г.

Первая стадия — начало-середина 2011 года. В этот период на территорию Сирии были отправлены иностранные «миссионеры» с немалыми финансовыми ресурсами, организующие демонстрации протеста, подстрекающие к столкновениям с полицией, налетам на государственные учреждения и полицейские участки. В ходе демонстраций они же устраивали провокации, целью которых было пролитие крови — и именно в этот период количество жертв среди сотрудников полиции в разы превышало количество погибших демонстрантов и гражданских лиц.

Второй этап начался, когда «миссионеры» превратились в «вербовщиков», начав вербовочную работу среди маргинальных групп населения. Стоит отметить, что экономическая ситуация в Сирии в период 2008-2010 годов сложилась крайне тяжелой — жестокая трехлетняя засуха привела к массовой миграции с севера страны, сотни тысяч беженцев-палестинцев, проживающих на территории Сирии и около полумиллиона беженцев-суннитов из Ирака представляли и до сих пор представляют крайне питательную почву для подобного рода вербовки. Второй этап конфликта привел к тому, что численность противостоящих власти людей, готовых и способных на разрушение государства, грабежи, насилие, убийства, резко — буквально на порядок — возросла в течение полугода.

Наконец, третья стадия процесса началась ближе к концу 2011 года. Произошел резкий сдвиг ситуации — завербованные грабители, насильники, уголовники стали сбиваться в группы и группировки, в которые немедленно пошло внедрение опытных руководителей — как из числа иностранцев, так и из числа местных уголовных авторитетов. Произошла структуризация банд подполья, начались поставки оружия и захват его на территории страны. В это же время на территории Ливана и Турции началось создание лагерей подготовки, в которые начали прибывать граждане исламских стран, завербованные для борьбы с кровавым режимом.

 

3. Причины сирийского конфликта

Разобравшись с ходом событий, необходимо разъяснить причины конфликта, а также рассмотреть интересы и участие в нем как внутренних, так и внешних субъектов. Согласно докладу эксперта ООН, причины сирийского конфликта разделяют на внутриэкономические и внешнеэкономические. Эксперт указывает на отсутствие причин внутриэкономических, так как «…по состоянию на конец 2010 г., основные национальные макроэкономические показатели смотрелись весьма неплохо на фоне среднемировых… Сирия, хотя и испытывает серьезные трудности в экономическом отношении, тем не менее, развивается темпами, которые удерживают ее от сваливания в застой и уберегают от кризисных ситуаций национального масштаба».

Что же касается внешнеэкономических, то среди них выделили: строительство газоперерабатывающих заводов и сети нефте- и газопроводов связывающих Египет, Иорданию, Сирию, Иран, Ирак, Азербайджан. В подобных абмициозных проектах участие американских и западноевропейских компаний не предусматривалось. Предпочтение отдавалось российской компании. Таким образом, в данном регионе увеличивалась роль Ирана, Сирии, Турции и России.

Также среди причин эксперт ООН выделяет и религиозные противоречия: конфликт между суннитами и аллавитами.

Однако, совершенно иного мнения о причинах конфликта другие исследователи сирийской проблемы. В основном внимание обращается на две причины: социально-экономическая и религиозная, и именно в их переплетении и заложены основы сирийского кризиса. Первая означает низкий  уровень  жизни и экономической ситуации в стране, не смотря на положительные показатели представителей ООН.

 Что касается религиозной причины – здесь дело обстоит намного сложнее. Конфликт между алавитами и суннитами, если шире – шиитами и суннитами или, еще шире – христиан с мусульманами сводится на нет.

 Конфронтация заложена на ином уровне. Со времен французского влияния и дальнейшего социалистического курса страны часть общества значительно отошла от ислама и сохраняет лишь формальную связь с религией.  Как правило, это представители правящих кругов  и среднего класса,  госаппарата, интеллигенция, люди, получившие европейское образование, коммунисты, атеисты, прозападные либералы и т.д. К ним примыкают религиозные меньшинства – христиане, друзы и алавиты, в среде которых в основном религия так же не играет глобальной роли.  Вся совокупность  может по-разному относится к политике партии БААС, но она едина в одном – светский характер сирийского государства  ни в коем случае не должен быть изменен.  Если в начале сирийских событий часть либералов  и была настроена оппозиционно, то в данный момент они поддерживают действующее правительство,  чему послужили события в Ливии, Египте, Тунисе а так же в самой Сирии.  На скорую руку сбитый оппозиционный Сирийский Национальный Совет  (СНС), который заявляет о приверженности идеям демократии и либерализма,  на события внутри страны не влияет и  Сирийскую Свободную Армию  (ССА) практически не контролирует.  Сам же СНС состоит из эмигрантов и политических беженцев, давно утративших реальную связь с родиной и не пользуется практически никакой популярностью среди сирийцев.

 Как правило, светски настроенные сирийцы проживают в основном в крупных городах, больше всего, что естественно, в Дамаске, Алеппо, Латакии, именно здесь уровень жизни и образованности гораздо выше.  Именно здесь у ССА почти нет социальной базы, в отличие от более мелких городов  и сельской местности, где чаще всего восстания и  возникают. Как раз на периферии недовольство экономической ситуацией, подогреваемое религиозными лозунгами максимально высоко. Что касается стран Персидского залива, то они лишь воспользовалась  данной  социально-религиозной дифференциацией сирийского общества и профинансировали  дальнейшую радикализацию этих слоев населения с целью достижения своих собственных интересов.  Интересы эти отнюдь не связаны с восстановлением исламского  халифата а более прозаичны – к примеру,  налаживание поставок нефти и газа в Европу через территорию Сирии.

Другой взгляд на проблему принадлежит Ю.Щегловину, который оценивает развитие действий в Сирии с точки зрения религиозного противостояния. Он отмечает: «Типичная картина заключается в том, что обычно в черте одного города или населенного пункта центр сопротивления сосредоточен в суннитских кварталах, при этом алавитские или христианские кварталы сохраняют спокойствие. В том же Хомсе вооруженное сопротивление сконцентрировано в восьми суннитских кварталах, между тем как два алавитских войной фактически не затронуты».

Также он замечает и особое положение алавитской общины, которая также начинает оказывать противодействие центру. Ранее лояльная Башару Асаду «алавитская» Латакия также «отметилась» рядом протестных выступлений. В частности, алавитские демонстрации протеста против центральных властей были зафиксированы в пригородах Латакии Мошкита, Демсархо, Бескази. Они были немногочисленны, но что принципиально - в них участвовали алавиты. Это может косвенно указывать на начало расслоения внутри этой общины. Однако действия алавитской общины определены опасениями в отношении перспектив своего физического выживания в случае ухода Асада. И здесь его фигура рассматривается именно в контексте гаранта этой безопасности, какие бы личные симпатии или антипатии к нему те или иные представители алавитской общины не испытывали. По мнению Щегловина, тем же объясняется лояльность режиму в своей основной массе со стороны христиан, армян, черкесов и курдов. В последнем случае имеется еткая линия поведения на соблюдение нейтралитета, которая поддерживается и руководством иракских курдов в лице Масуда Барзани.

 

4. Интересы других государств

Интересы внешнего мира в сирийском конфликте также противоречивы. В целом можно выделить две точки зрения – прозападную либерально-демократическую  и антизападную, на почве которой прекрасно сходятся различные силы, от националистов до коммунистов.

Позиция либеральных сил в целом совпадает с позицией западных стран и сводится к тому, что угнетенный тираном сирийский народ  борется за свободу и демократию с тоталитарным режимом. Данный взгляд априори предполагает порицание любых действий со  стороны властей, даже направленных на стабилизацию ситуации в Сирии, а подавление вооруженных полубандитских формирований становится «борьбой с собственным народом».

Подобную точку зрения можно легко поддавать критике, ведь странам Ближнего Востока чуждо понятие демократии и любая европейская, или же западная идеология столкнется с устоявшимися принципами шариата.  Если даже под внешним давлением и проводятся действительно демократические выборы,  эти выборы становятся последними демократическими, к власти приходят либо исламисты либо военные и непременно устанавливают такой же авторитарный строй.

Антизападная позиция  часто переходит в теорию заговора, согласно которой США стремятся  установить контроль над еще одной страной, кроме этого ликвидировать единственного в регионе союзника Ирана перед будущей с ним войной. Также ее главной целью считают вытеснение с Ближнего Востока России. Данная позиция также может быть оспорена, так как Сирия не интересна для США ни со стратегической, ни с экономической точек зрения. 

Другие представители этой теории считают, что политические и военные акции оппозиции в Сирии происходят в первую очередь по инициативе  и при финансовой, военной поддержке Саудовской Аравии и Катара,  США же  лишь лоббируют их политические  интересы на международной арене.  Несомненно это так, так же как и то, что Россия поддерживает правительство Сирии по всем тем же пунктам ввиду своих интересов.  Свои интересы здесь есть и у Турции, и у Израиля и у Ирана.

Следует отметить,  что без  внутренней поддержки в самой Сирии любая инициатива внешних сил была бы обречена на провал. Не стоит воспринимать сирийскую оппозицию лишь как бандитов, так же как и не стоит воспринимать правительственные войска как миротворцев.

Ни для кого не секрет, что сила сирийской оппозиции – в разнообразной по форме внешней поддержке. «Революция» была бы обречена на поражение без постоянного притока иностранной помощи оппозиционерам (деньги, оружие, боеприпасы) и внешнего вмешательства (постоянный приток «революционеров» из-за рубежа – в основном из арабских стран). Особое значение имеет мощная политическая поддержка США, Великобритании, Франции, стран ССАГПЗ, Турции. Вооруженные формирования непримиримой сирийской оппозиции представлены силами «Сирийской свободной армии» (ССА насчитывает, по разным оценкам, от 3 тыс. до 100 тыс. бойцов; состоит по преимуществу из суннитов, которые дезертировали после начала волнений из армии Сирии; постоянно пополняется джихадистами из Ливана, Ирака, Туниса, что власти этих стран не раз признавали официально), радикальных исламистов из движения «Джабхат ан-Нусра» (около 5 тысяч обученных и хорошо вооруженных бойцов) и отрядами разрозненных джихадистских групп.

А.Федорченко также придерживается мнения о религиозном факторе разжигания событий в Сирии. Он разделяет исламистские движения за  пределами Сирии на три группы: «Братья-мусульмане», салафиты и джихадисты. При всех идейных и организационных различиях среди них в данном случае следует выделить джихадистов – сторонников насилия и противников любых элементов электоральной демократии и плюрализма. Именно они составляют основу «Джабхат ан-Нусра» и более мелких джихадистских групп, противостоящих армейским частям и силам безопасности САР. Растущие по численности джихадистские группировки, состоящие из боевиков, прибывающих в Сирию из других арабских стран, Турции и даже Европы все больше выступают в качестве отдельной, неконтролируемой силы.

Следует признать, что в определенной степени сам сирийский режим способствовал формированию радикальных исламистских течений на территории страны - много лет он предоставлял убежище разного рода экстремистским и террористическим организациям. В обмен на приют исламисты не беспокоили местные власти, действуя за пределами Сирии, в том числе против американских войск в Ираке и антисирийских политиков в Ливане, участвовали в операциях против Израиля. Здесь просматривается прямая аналогия со взаимоотношениями США и радикальных исламистов, тем более что с началом «арабской революции» джихадисты повернули оружие против режима Б. Асада.

Примечательно, что США и НАТО заинтересованы в том, чтобы в процессе достижения силового перевеса повстанцев ввести военную активность оппозиционеров в контролируемое русло, минимизировать влияние исламистских радикалов. Вашингтон опасается исламистской опасности в случае падения вертикали власти в Сирии. Исламистское кольцо может замкнуться в единое целое.

Нарастание внешней поддержки оппозиционных сил нарушит баланс сил в сирийском конфликте и приведет к устранению нынешнего сирийского руководства. Есть основания предположить, что после падения правящего сирийского режима гражданская война продолжится и перекинется на соседние арабские страны. Алавиты, шииты, христиане, курды вполне могут развернуть широкомасштабную партизанскую войну, причем еще более ожесточенную, чем это было в Ираке.

Для США Сирия, очевидно, станет своего рода полигоном, где американцы смогут отрабатывать свою новую стратегическую установку: поддерживать и продвигать к власти на Ближнем Востоке умеренных исламистов, готовых установить союзнические отношения с этой страной.

В настоящее время США и ЕС предоставляют вооруженной оппозиции средства коммуникации, а также продукты питания и медикаменты, но пока не намерены поставлять оружие. Сдержанность стран Запада в этом вопросе возросла после того, как одна из основных действующих в Сирии исламистских вооруженных группировок — «Джабхат ан-Нусра»— в апреле 2013 года заявила о клятве верности главарю международной террористической сети «Аль-Каида».

И все же США и их союзники не отказываются от планов совершить силами объединенной коалиции вооруженную интервенцию с целью установить контроль над складами химического оружия сирийской армии. Для координации совместных действий в этом направлении уже состоялись несколько международных встреч – с участием США, Великобритании, Канады, Франции, Иордании, Чехии, Катара и Израиля.

Вашингтон активизировал свою деятельность по усилению международной блокады Сирии. Иордания фактически отошла от своей и до этого не очень прочной позиции нейтралитета по отношению к сирийскому кризису; под американским давлением Алжир отходит от безусловной поддержки Дамаска. Ужесточаются экономические санкции против Сирии. 19 апреля ЕС ввел эмбарго на поставку нефтепродуктов из Сирии, а американские санкции против сирийских чиновников распространились на крупных бизнесменов из этой страны или имеющих сирийское происхождение.

Позиция Анкары по сирийской проблеме достаточно противоречива. С одной стороны, турецкое руководство видит раздробленность сирийской оппозиции. Даже в случае силового захвата турецкими войсками некоторой части сирийской территории, оппозиция не способна создать там мощный плацдарм для движения на Дамаск.

С другой стороны, турецкое общество, которые ныне расколото на «кемалистов» и исламистов, в своем подавляющем большинстве выступает за укрепление отношений с Российской Федерацией, которые из-за разногласий по сирийскому вопросу переживают период охлаждения. Именно поэтому позиция РФ служит сильнейшим сдерживающим фактором для осуществления Турцией в САР военного сценария по примеру Ирака или Ливии.

Кроме этого, в Анкаре учитывают важность развития торгово-экономического сотрудничества с Ираном. В частности, турки получают значительные финансовые средства от проведения в интересах ИРИ банковских операций, транзита туркменского природного газа, поступающего по иранской территории, а в перспективе – транзита углеводородного сырья. Анкару и Тегеран серьезно сближают курдская проблема, нежелание пускать в регион внешних игроков и антиизраильская риторика. Оба государства активно вовлечены в сирийские дела и стараются избегать прямого столкновения здесь национальных интересов.

Учитывая вышеизложенное, Анкара заинтересована в ограниченном вовлечении Тегерана в разрешение сирийского кризиса на основе создания специальной трехсторонней комиссии в составе Иран, Турция и Россия или Иран, Турция и Египет (существует и еще один формат в составе Турции, Египта и Саудовской Аравии).

Российский исследователь В. Евсеев отмечает, что внутри НАТО сейчас нет стран, которые бы считали необходимым начать военную операцию против САР. Даже Франция пока не видит в этом необходимости. Но это не исключает ее проведение со стороны группы государств-членов НАТО или оказание поддержки, в первую очередь информационной, действиям Турции, если она начнет военную операцию самостоятельно.

Вполне возможно, что негативный пример Ливии стал серьезным уроком для США. И, несмотря на вовлеченность в сирийские дела, в Вашингтоне осознают собственную неготовность к вооруженному вмешательству.

Вновь избранный президент Барак Обама является противником такой военной операции. Как следствие, американская администрация будет воздерживаться от прямого вовлечения в сирийский конфликт.

США до сих пор сохраняют войска в Ираке и готовятся к существенному их сокращению в Афганистане. Эти войска можно было бы использовать в Сирии, но такую необходимость будет крайне трудно обосновать для американцев, особенно в условиях сохраняющейся экономической депрессии.

Сирия не является основным внешнеполитическим противником США. Китай выступает в этом качестве на глобальном уровне, а Иран – на региональном. Именно против них концентрируются основные военные ресурсы. Их отвлечение, например, на затяжную войну с Сирией (скорее всего, она пойдет по иракскому сценарию), не поддержат аравийские монархии. С другой стороны, для США в отношении Сирии существует «красная линия», обусловленная сохранностью имеющихся там запасов химического оружия. В случае кражи его образцов или захвата соответствующего арсенала со стороны радикальной оппозиции американцы будут вынуждены немедленно вмешаться.

 

5.Вывод

Несмотря на попытки определить различные стороны сирийского конфликта, ситуация в Сирии остается неясной. Скорее всего, в ближайшие шесть месяцев президент Башар Асад удержит власть, но не сможет контролировать территорию всей страны. Вооруженная оппозиция будет продолжать попытки объединиться и установить контроль над одним из крупных сирийских городов (в первую очередь на эту роль претендует Алеппо). Если это удастся, то оппозиция сформирует собственные органы исполнительной власти, которые поспешат признать «внешние спонсоры».

Прогноз на вторую половину 2013 года более сложен. По-видимому, этот период станет решающим для президента Башара Асада, а время может начать работать уже на действующую власть. Почти половина населения страны, включая многочисленные национальные и религиозные меньшинства, не видят другой альтернативы действующей власти и боятся «братьев-мусульман» и исламских экстремистов. Все это, учитывая поддержку со стороны России и Ирана, дает президенту Башару Асаду шанс, которым он обязательно воспользуется.

Пока трудно сказать, чем именно закончится война в Сирии — есть признаки постепенного улучшения ситуации — армия продолжает успешно останавливать отряды боевиков, приобрела очень серьезный современный опыт ведения самых сложных боевых действий. Однако есть признаки и дальнейшего ухудшения обстановки — как в плане ведения боевых действий, но главное — резком осложнении условий жизни и деятельности сирийцев. Так или иначе, но Сирия при любом исходе этой войны оказывается отброшенной в своем развитии на десятилетия. Изменения в организационном строении сирийских силовых структур слишком микроскопичны, чтобы как-то существенно улучшить ситуацию. Перевод войны в область конфессионального противостояния — вот, пожалуй, самая главная опасность будущих этапов этой войны. Тогда у Сирии практически не остается шансов на сохранение своей государственности и целостности. Наверняка можно сказать лишь одно – конфликт будет иметь затяжной характер, а его развитие будет принципиально отличаться от ливийского или иракского сценария.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


хиты: 22599
рейтинг:+3
Общественные науки
политология
государственная политика
для добавления комментариев необходимо авторизироваться.
  Copyright © 2013-2016. All Rights Reserved. помощь